Предметы на эстонском преподают молодые русские учителя ({{commentsTotal}})

Последнее слово за учителем.
Последнее слово за учителем. Автор: Фото: PM/Scanpix

Проблема обучения эстонскому языку и преподавания части предметов на эстонском языке в русских школах может быть решена выпускниками этих школ.

Со многими русскими молодыми педагогами можно познакомиться на проходящей в Таллинне 26-27 октября конференции, посвященной 10-летию программы погружения в эстонский язык в детских садах и школах. А встреча с двумя парнями-учителями эстонского языка среди подавляющего женского педагогического представительства, еще более подчеркивает этот своеобразный ида-вирумааский языковый феномен, авторами которого становятся выпускники нарвских, кохтла-ярвеских, силламяэских школ.

Языковое прозрение и погружение молодых

Пессимисты говорят об исчезновении образования на русском языке с школьной карты Эстонии. Питательная среда для подобных рассуждений есть, если вспомнить о требованиях знания языка всеми преподавателями и отсутствию этих знаний у значительного количества педагогов. Особенно в Ида-Вирумаа, русском северо-востоке, как его называют.

Но именно там и появился языковой феномен. Выпускники местных школ поступают в Нарвский колледж Тартуского университета, другие вузы и получают дипломы учителей эстонского языка, других предметов. И приходят работать в русские детские сады и школы Ида-Вирумаа.

Роман Трейал и Андрей Акимов окончили магистратуру Нарвского колледжа Тартуского университета. Оба работают в маленькой Синимяэской основной школе в волости Вайвара, где под одной крышей дети учатся в классах с преподаванием на эстонском и русском языках. Оба преподают в начальных классах по программе погружения в эстонский язык. Напомним, что в такие классы родители отдают детей по собственному желанию, и программа погружения действует уже в каждой второй русской школе страны.

Роман, родом из Йыхви, учился сначала в этой же Синимяэской школе, а потом перешел в гимназию Силламяэ. Андрей закончил нарвскую гимназию Юхкентали. У обоих домашним языком был русский.

Роман рассказал, что эстонским языком стал интересоваться уже в гимназических классах.

«Я в школу пошел в 1987 году. В 12 классе решил, что буду учиться на преподавателя младших классов. Тогда и языком занялся серьезно. А потом после окончания Нарвского колледжа стал работать в основной школе Синимяэ. Там и предложили четыре года назад начать программу погружения с первого класса. Для этого закончил специальные курсы в Таллинне, потом еще занимался дополнительно в Таллиннском университете. Сейчас уже учу своих детей в четвертом классе. Преподаю на эстонском языке не только язык, но и математику, природоведение, человековедение, физкультуру», - поведал свою историю молодой педагог.

Андрей на два года моложе. В погружении он еще новичок и только в этом учебном году принял первый класс, своеобразную эстафету от сокурсника по магистратуре. Курсы погружения проходил в Нарве.

«У нас в школе всего 60 учеников с 1-го по 9-й класс. А в моем первом четыре человека. С одной стороны, в маленькой группе можно больше внимания уделять каждому ученику, но с другой ― только один из них дома может заниматься с помощью родителей. В основном же во всех классах детям не с кем общаться на эстонском языке в семьях. Это пока проблема для всего Ида-Вирумаа. Поэтому и мотивация изучать эстонский язык появляется не сразу», - говорит Андрей, основываясь на собственном двухмесячном опыте и трехлетнем опыте Романа.

Роман подтверждает, что к нему в первый класс тоже тогда пришли «нулевые» дети. Проще, если в детском саду их чему-то учили.

«Изначально у детей никакой мотивации не было. Они просто спрашивали, а зачем нам это надо. Потребовалось три года, чтобы они сами смогли ответить на этот вопрос. В четвертом классе уже видно, что мотивация есть, что и родители уже по-другому смотрят на это. Но все равно остается много проблем, из-за того, что мало возможностей практиковаться в языке вне стен школы. В какой-то мере это скрашивает общение с эстонским ребятами из этой же школы. Летом ездили в Паламузе, где у нас налажены контакты с эстонской школой. Но это все эпизоды», - сетует Роман на слишком скромные возможности его учеников заручиться помощью родителей и расширить круг практического применения разговорного языка.

Нередко и родители, которые сами не знают языка, настраивают своих детей в 7-8 классах против изучения эстонского, предлагая им активнее изучать английский. Тому сейчас способствует и экономическая ситуация. Не секрет, что очень много молодежи из Ида-Вирумаа уезжает за границу.

«Среди нашего поколения 30-летних в Ида-Вирумаа очень маленький процент знает эстонский язык. Поэтому и их детям в школе будет еще трудно без поддержки дома. Но все-таки заметно и стремление учить эстонский язык. Даже из Нарвы, пусть и единицы, приезжают в нашу школу, потому что пошел слух, что здесь хорошо преподают эстонский язык, а сама школа двуязычная», - верит в хорошую перспективу Роман, работающий в этой школе уже седьмой год. С ним согласен и Андрей, преподающий пятый год.

Чему не учат в школе

С таким опытом уже можно говорить и о проблемах чисто педагогических, мешающих преподаванию на эстонском языке. Оба сошлись во мнении, что предлагаемые учебники в основном не годятся для такой программы. Нужна и более квалифицированная подготовка учителей для системы погружения в язык. Андрей предлагает создать специальный институт, чтобы занятия для учителей продолжались не меньше года.

Учебные пособия, по мнению этих молодых ида-вирумааских педагогов, слишком сложны для младших классов, где учатся по программе погружения. Например, учебник эстонского языка «якобы» адаптирован для русскоязычных учеников, а в 4-м классе детям уже приходится заниматься по учебнику без всякой адаптации. Если учебники и переиздаются, то меняется только переплет и внешний вид, а содержание остается старым. В качестве положительного примера они привели учебники математики с 1-го по 4-й класс.

Пособий выпускается достаточно, признают Роман и Андрей, но они все-таки больше рассчитаны на детей, для кого эстонский язык является родным. Возможно, эти замечания посчитают спорными. Но внимания они, очевидно, заслуживают.

А у самих молодых учителей нет желания поработать над новыми учебниками и пособиями? На этот вопрос Роман и Андрей ответили утвердительно:

«Есть пожелание и стремление, чтобы в разработке новых пособий для преподавания на эстонском языке участвовали русскоязычные педагоги».

Школу спасут только свои кадры

Но если эту программу-минимум выполнить на «отлично», то все равно остается самая большая проблема: кто будет преподавать в русской школе предметы на эстонском языке, да и на русском тоже через несколько лет?

Могут ли с этой задачей справиться сами выпускники ида-вирумааских русских школ, таллиннских, тартуских и других? Как это уже делают наши собеседники и их многочисленные молодые коллеги в детских садах и школах. Или все же лучше, чтобы этим занимались эстонцы, носители языка?

«Даже очень хороший предметник, не владеющий в достаточной мере русским языком, не будет состоятельным, не сможет по этой причине донести до русских учеников и тонкости эстонской грамматики», - считает Роман Трейал, внук эстонца (по матери), которого судьба забросила в Ярославль, а семья приехала в Эстонию в 1960-е, где и родился внук, воспитанный в русскоязычной семье и ставший учителем эстонского языка.

Эту подробность из биографии парня из Йыхви приводим, чтобы отметить в его высказываниях и приобретенный им самим жизненный опыт ― генетический и со школьной скамьи.

Именно работа по программе языкового погружения и ее развитие за 10 лет существования в Эстонии, убеждает Романа и Андрея в том, что русская школа способна обеспечить себя в основном собственными кадрами с помощью продуманной государственной программы.

«Посмотрите, какое уже огромное количество учителей работает по программе погружения. И большинство из них ― русскоязычные. Погружение ― это колоссальный труд для учителя. Куда проще преподавать эстонский язык в обычных классах. Нужна специальная программа для Ида-Вирумаа по подготовке учителей из местной молодежи. И в эстонской школе в Нарве не хватает преподавателей», - отмечает имеющиеся педагогический капитал и потенциал среди абитуриентов Роман.

На конференцию в Таллинн приехал и директор школы, где работают Роман и Андрей, Эвальд Теэтлок (Teetlok). Как он смотрит на такую идею «воспроизводства» педагогов в регионе?

«Побольше бы таких молодых людей, - прежде всего похвалил он своих коллег. - В Ида-Вирумаа не очень хотят ехать. И у нас в эстонском отделении школы тоже проблемы с кадрами. Сейчас в эстонских классах преподает английский язык русская девушка, окончившая Нарвский колледж Тартуского университета. Поэтому могут быть всякие варианты. Главное, чтобы сам молодой человек хотел работать в школе», - считает директор Синимяэской основной школы.

Погружение в эстонский язык помогает и определить истинную глубину педагогических проблем и в русской, и в эстонской школах. А чем яснее проблемы, тем проще их решать. Но для этого нужно и погрузиться в них с головой.

* * *
В специальном юбилейном альбоме «Десять лет в программе языкового погружения» отмечается, что многие учителя обычных школ регулярно участвуют в курсах переобучения, которые проводятся в рамках программы языкового погружения. После курсов они внедряют основные принципы методики этой программы и используют учебные материалы в своей повседневной работе.

Проводят эти курсы вместе с координаторами программы сами учителя языкового погружения. А многие разработки вошли в государственную программу обучения для детских садов и основных школ.

И это лишь малая часть опыта, накопленного за 10 лет. Который должен пригодиться и для решения еще остающихся острых проблем в школе. 

Редактор: Владимир Фридлянд



ЭСТОНИЯ
Министры иностранных дел Египта и Эстонии Самех Шукри (слева) и Свен Миксер.Министры иностранных дел Египта и Эстонии Самех Шукри (слева) и Свен Миксер.
Миксер назвал Египет ключевым партнером ЕС для решения многих кризисов

Европейский союз и Египет должны совместно найти решение проблемам незаконной миграции, экстремизма и терроризма.

Мнение / Интервью
Рейн Вейдеманн.Рейн Вейдеманн.
Рейн Вейдеманн: грубое предложение Тийта Маде не добавит патриотизма серопаспортникам

В годовщину восстановления независимости Эстонии один из членов "Клуба 20 августа" Тийт Маде в своем выступлении предложил радикальное решение вопроса "серопаспортников" (жители Эстонии, не имеющие гражданства какой-либо страны). Он предложил дать им год, чтобы сделать выбор между гражданством Эстонии или любой другой страны. Другой член "Клуба 20 августа" Рейн Вейдеманн указал на то, что это личное мнение Маде, а не позиция клуба. Вейдеманн считает его заявление провокативным и предлагает решать проблему безгражданства постепенно.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.