Родион Денисов: Константин Пятс – как символ примирения ({{commentsTotal}})

Любому государству для обоснования права на существование нужны собственные исторические символы, на которые можно ссылаться при принятии судьбоносных решений. Для США – это покорение Дикого Запада, война между Югом и Севером и культ отцов-основателей. Для России таковыми стали Киевская Русь, князь Владимир-Креститель, победы над Наполеоном и гитлеровской Германией. История независимой Эстонии не имеет столь давних корней, а потому создание символических основ для государства происходит до сих пор. Часто методом проб и ошибок.

Перечень исторических символов Эстонского государства до сих пор базировался на Эпохе национального пробуждения конца XIX века и Освободительной войне 1918-1920 годов. В первые годы восстановленной в 1991 году независимости предпринимались также попытки создать символы из совсем древних символов вроде Восстания Юрьевой ночи 1343 года, однако народ воспринял это скорее как красивую легенду, не вызывающую особых патриотических чувств. Примерно так же как рассказ о том, как 5000 лет назад предки современных эстонцев пришли на эту землю.

Из современной истории в нынешних школьных учебниках упор делается на Поющую революцию и Народный фронт, однако поскольку еще немало тех, кто лично помнит это время и продолжает пользоваться им в собственных политических интересах, то символизация данных исторических фактов идет с переменным успехом.

Несколько лет назад сплотить общество попытались вокруг воздвигнутого на главной площади страны Монумента Победы в Освободительной войне (Креста Свободы), однако архитектурное решение оказалось настолько неудачно-политизированным, а сам процесс строительства настолько дорогим и связанным со скандалами, что вместо символического почитания он вызывает у многих лишь недоумение.

Кто станет нашим Черчиллем?

И все-таки настоящих объединяющих народ символов в Эстонии остро не хватает. Нет и исторических фигур, являющихся неоспоримыми авторитетами. Особенно это чувствуется в преддверии 100-летнего юбилея республики. Если в Великобритании почти любое изречение Черчилля можно привести в качестве неоспоримой истины, то в Эстонии каждый из исторических государственных деятелей до сих пор подвергается яростной критике, не дающей возможности для его символизации.

Можно с упоением читать патриотические стихи Лидии Койдулы, сопереживать героям "Правды и справедливости" А.-Х. Таммсааре или же изучать бытовую крестьянскую историю по "Танцу вокруг парового котла" Матса Траата, но не писатели были главными при основании собственного государства. Конкретные решения принимались государственными деятелями – Яаном Тыниссоном, Яаном Поска и Константином Пятсом. И к каждой из этих фигур у нынешних политиков и историков имеется список претензий! Особенно к последнему.

Синоним независимости

С одной стороны, имя Константина Пятса и понятие "Первая Эстонская Республика" – почти синонимичны. С другой стороны, нынешние общественные деятели оценивают деятельность первого президента Эстонии с позиций современного мира, т.е. не признают права Пятса на те решения, которые он принимал в условиях миропорядка 1920-1940-х годов. Сейчас роспуск парламента, гонения на вапсов, установление единоличного правления и отказ от применения военной силы против СССР воспринимаются как что-то такое, в чем можно однозначно обвинить Пятса. Но являлось ли это таким на самом деле с позиции того времени? И был ли у первого президента иной выбор? Может быть стоило бы принять исторические события того времени как данность и просто оценивать Пятса как главное для Эстонии символическое лицо той эпохи?

Уверен, что именно Константин Пятс мог бы стать для Эстонии одним из символов, скрепляющих государство. Ведь именно этот человек сделал все для того, чтобы Эстонская Республика появилась как таковая и имела определенный вес на международной арене. Конечно, и Пятс делал ошибки, но разве их не делали американские президенты или тот же Черчилль? Но они не сделали их менее значимыми символическими фигурами для народов их стран.

Константин Яковлевич

Кстати, Константин Пятс вполне мог бы стать историческим символом не только эстонцев, одним из создателей и основным руководителем первого национального государства которых он был, но и для местных русских. Напомню, что мать Константина Пятса – русская по национальности Ольга Туманова. Сам Пятс был православным и немало сделал для русской общины довоенной Эстонии.
По воспоминаниям моей бабушки, учившейся во времена Первой республики в Печорской гимназии, которой довелось присутствовать на одной из встреч с Пятсом, жители Петсеримаа (Печорского края) с большим почтением относились к Константину Яковлевичу (так его звали в русской общине) за то, что он неоднократно лично материально помогал имевшим небольшой достаток русским жителям Печорского края, чтил русские народные праздники и готов был общаться с людьми без посредников, в т.ч. на русском языке, на котором он говорил без акцента.

Шаг навстречу

Кто-то скажет, что вопрос формирования национальной символики Эстонии не столь уж важен. Особенно на фоне бытовых проблем и существующих в стране межнациональных противоречий. Однако именно через осознание общих основ люди разных национальностей и могли бы начать движение навстречу друг другу. Именно поэтому я очень надеюсь, что к 100-летию Эстонской Республики в Таллинне все-таки будет установлен памятник Константину Пятсу – как символ примирения и общей истории.



Интерактивная карта ремонта дорог: отрезки Силламяэ-Нарва и Йыхви-Силламяэ станут безопаснее

Для повышения безопасности движения Департамент шоссейных дорог перестроит в этом году ряд отрезков дорог по типу 2+1, обработает 1200 км покрытия разрушающихся дорог. Будут отремонтированы 29 мостов.

Мнение / Интервью
Николай Бенцлер: театральная премия стала для меня полной неожиданностью

27 марта Союз театральных деятелей Эстонии вручал театральные премии, и русский актер Николай Бенцлер был признан лучшим актером второго плана. По словам лауреата престижной премии, для него это была полная неожиданность, а одна из отмеченных его работ — роль вандала в спектакле "Изгнание, или хроника одного яблока" — далеко не сразу стала для него родной и органичной.

ЭСТОНИЯ
Миксер на встрече с Тиллерсоном: терроризм - общий вызов для всех нас

Министр иностранных дел Эстонии Свен Миксер на состоявшейся во вторник встрече с госсекретарем США Рексом Тиллерсоном заявил о важности международной координации и активизации сотрудничества в борьбе с терроризмом.