Актер Николай Бенцлер: стеклянный потолок для русских - это миф ({{commentsTotal}})

Признанный лучшим театральным актером второго плана таллиннец Николай Бенцлер не верит в то, что в Эстонии для русских существует стеклянный потолок, не готов к возвращению в Русский театр и считает, что пост его художественного руководителя должен занимать местный, а не российский деятель.

Получивший 27 марта премию Эстонского союза театральных деятелей за "Лучшую мужскую роль" второго плана таллиннский артист Николай Бенцлер дал большое интервью программе "АК+". В телеэфир ETV+ вошла лишь малая его честь, но портал rus.err.ee публикует интервью почти целиком.

- В раннем детстве, насколько я знаю, о профессии актера вы не мечтали?

- Да. В детском садике я хотел стать дантистом. Мечтал о том, чтобы врач, который лечил мне зубы, оказался бы в стоматологическом кресле передо мной. Но на одном из утренников я прочел стихотворение про маленького мальчика, который к 8 марта решил вышить маме платок и уколол палец. Собравшихся родителей это так тронуло, что многие плакали. И именно тогда я понял, насколько это здорово - задевать человеческие души. Тогда мне было лет 5-6.

- А когда поняли, что действительно хотите стать профессиональным актером?

- После школы я хотел пойти по стопам отцам. Он у меня дальнобойщик, а я сам подумывал изучать логистику. Но еще во время учебы в гимназии я участвовал в съемках фильма "Лилия навсегда". После этого меня заметили и позвали на конкурс в школу-студию МХАТ. Я его успешно прошел и меня приняли сразу на второй курс. Тогда и я понял, что хочу быть актером. Этим я сильно порадовал свою маму. Она сама очень хотела стать актрисой, но по ряду причин не сложилось.

- На съемки скандинавского фильма "Лилия навсегда" вы попали, не имея даже азов актерского мастерства. По сути, были человеком с улицы. Как так получилось?

- Я учился в десятом классе. У нас был обычный школьный урок. Ничто не предвещало беды.Вдруг в дверь вошел Андрес Пустусмаа. На тот момент я его еще не знал. Думал, что это человек из полиции, поскольку он очень долго смотрел на меня. Я сразу стал думать, какие такие грехи совершил. В то время же все подростки хулиганили. И вот Пустусмаа отозвал несколько человек, среди которых был я. А когда мы вышли из класса, он сказал, что проводит кастинг на фильм. Оказалось, что он отвечал за кастинг в Эстонии. Я отнесся к этому не слишком серьезно. Посмеялся, покривлялся, но в итоге меня взяли на роль. То есть по сути в мир сначала кино, а потом и театра я попал совершенно случайно.

- Парню из Таллинна в Москве было тяжело?

- Все эти трудности, с которыми доводилось сталкиваться в Москве, по сути таковыми не являлись. Это было самое прекрасное время, которое случилось со мной в моей жизни. Лучше не случится уже ничего. Быть студентом театрального вуза в Москве - это то, по чему я скучаю каждый день. Там я испытывал настоящее счастье. Конечно, я не говорю, что мне сейчас плохо, но то время было самым беззаботным. Можно было ни о чем не думать. Деньги на еду присылали родители. Огромное им за это спасибо. Хотя теперь могу признаться, что на продукты тратил далеко не все деньги.

Первые две недели я боялся Москву. Она оказалась настолько огромной и быстрой, что у меня кружилась голова. Но потом мне стало проще.

- В 2006 году вы и еще 11 актеров вернулись из Москвы в Таллинн, поступив на службу в Русский театр. Могли бы не возвращаться?

- При желании можно было найти какие-то лазейки для этого. Но я оставаться в Москве не планировал ни на секунду. Как только ты получаешь диплом и просыпаешься на утро после выпускного, ты перестаешь быть студентом. Ты становишься одним из 75 000 безработных или имеющих очень низкую занятость актеров, которые пытаются устроиться в одном из 300 театров Москвы. На данный момент, насколько мне известно, на одну Москву приходится около 120 тысяч артистов, а театров с каждым днем становится все меньше. Поэтому у меня был такой холодный расчет. Благодаря родителям я знаю языки и всегда хотел работать в Эстонии, откуда проще попасть в Европу.

Вторая причина - я большой заложник моря. Жить без него не могу. Каждый год, возвращаясь на каникулы в Таллинн, первым делом я шел на набережную, садился и целый день смотрел на море.

- То есть больше всего в Москве не хватало именно моря?

- Да. Моря и нашего чистого эстонского воздуха.

- Некоторые из актеров, которые начинали вместе с вами в Русском театре, сейчас востребованы в Москве. Понимаете, как им удалось пробиться?

- Павел Ворожцов и Дмитрий Пчела стали в России настоящими звездами. Дима снимается в основном в популярных сериалах, а Паша - в полнометражном кино, в фильмах, которые гремят на все постсоветское пространство. Помимо этого Ворожцов на хорошем счету во МХАТе. Но он мог бы и не учиться в театральном. Паша - актер от Бога.

По условиям контракта, мы все были должны отработать в Эстонии два года, а затем сами могли решать, что делать дальше. Тот же Дима Пчела уехал в Москву. Но к своей цели он шел тяжело. Я знаю, что он жил на заброшенных дачах, поскольку у него не было денег. Ел чуть ли не раз в три дня. Но все же выбился. Я за него очень рад.

- В Русском театре вы служили восемь лет. Понимаете, почему ушли?

- Нет. За несколько дней до моего ухода у меня состоялась интересная беседа с художественным руководителем Маратом Гацаловым, он говорил о радужных перспективах. А спустя пару дней мне сказали, что меня увольняют. Так что мои отношения с Русским театром завершились внезапно и неожиданно.

- Если бы сейчас вы встретили Гацалова, пожали бы ему руку?

- Нет, потому что за время работы в театре видел его всего несколько раз. Не уверен, что вообще вспомнил бы, как он выглядит.

- Обида на него осталась?

- Спасибо ему сказать не хочу, но после ухода из Русского театра я, пережив депрессию, понял, что надо жить дальше. Я сам отвесил себе волшебный пендель и начал заниматься делами, которые стали приносить мне удовлетворение и доход.

- Как долго продолжалась депрессия?

- Если говорить начистоту, а об этом я не рассказывал ни своей семье, ни друзьям, то около полугода. Конечно, в это время я продолжал что-то делать, но на душе было очень тяжело. Расставаться с местом в театре было трудно.

- Творческие люди порой ищут выход в алкоголе или наркотиках. Вам это знакомо?

- Нет. Я очень долго занимался спортом и у меня таких пристрастий нет. Наркотики я никогда не принимал. Да и понять, что такое запой, я не могу.

- За восемь лет в Русском театре было больше хорошего или плохого?

- Моменты были разные, но без доброй улыбки вспомнить Русский театр я не могу.

- Вас удивляет, что Русскому театру постоянно не хватает стабильности?

- Если говорить о Русском театре, то это не в последнюю очередь проблема местного русскоязычного информационного поля. Наши СМИ хватаются за всю грязь, которая происходит в театре, но при этом мало освещают сами роли и работы, на которое артисты тратят огромное количество своего времени. Я знаю, что это такое. Из-за занятости в театре я в свое время потерял свою любимую на тот момент девушку. Просто потому, что был занят на репетициях и почти не появлялся дома. Но это все ради зрителя. Вот о таком самопожертвовании стоит писать в первую очередь. А смена худруков - она будет продолжаться до тех пор, пока на эту должность не возьмут местного человека, а не бывшего командующего ТЮЗом из Урюпинска. На пост художественного руководителя следует назначить человека из Эстонии, которые знаком с местными реалиями. Мы слишком много говорим о Москве и Петербурге. А стоило бы посмотреть себе под нос.

- Себя в роли художественного руководителя Русского театра вы видите?

- Я пока не готов к тому, чтобы что-то делать на уровне руководства. Для этого мне как минимум нужно получить еще одно высшее образование.

- Как актер готовы вернуться в Русский театр, если поступит такое предложение?

- Нет. Имея жену и престарелых родителей, я не могу ограничивать себя во времени, которое трачу на зарабатывание денег. Говорят, что художник или актер должен быть голодным. Но это полная чушь.

- То есть прожить только на одну зарплату актеру невозможно?

- В Эстонии это очень сложно. Хотя, конечно, люди привыкают ко всему. Но я себе сейчас уже не могу представить, чтобы я жил только на зарплату из театра.

- Сегодня вы не только актер, но и радиоведущий, тамада, преподаватель сценической речи. Какой процент вашего времени занимает сцена?

- С апреля 2016 года, думаю, половину моего времени. Хотя до этого три года я с театром вообще никак не соприкасался.

- Сейчас вы востребованы в первую очередь эстонским театром и кинематографом. Означает ли это, что и русский может сделать в Эстонии карьеру? Стеклянный потолок, о котором так много говорят, он есть или его нет?

- Мне кажется, что это навязанные комплексы. Я сам себе обычно говорю фразу: "Довольствуйся тем, что имеешь. А в том, чего нет, не будет нужды". Но при этом не стоит опускать руки. Необходимо всегда что-то делать.

- Бывает такое, что из-за занятости вынуждены отказывать на предложения режиссеров?

- За всю свою карьеру не припомню ни одного такого случая.

- Лучшим театральным актером по итогам 2016 года стал Мярт Аванди. Заслуженно?

- Я бы ему эту премию давал каждый год. Он замечательный актер.

- Когда аналогичную премию получит Николай Бенцлер?

- Довольствуйся тем, что имеешь, и в том, чего нет, не будет нужды.

- Но реально ли русскому актеру получит такую награду?

- Поживем - увидим. Я лично буду стараться.

- В спектакле Vabalava "Я скорее станцую с тобой" вы задаете вопросы публике. Сами готовы ответить на несколько вопросов из этого спектакля?

- Давайте.

- Назовите три главных качества настоящего эстонца?

- Сдержанность, работоспособность и любовь к родине.

- Что будет, если подерутся Владимир Путин и Барак Обама?

- Обама больше не президент. Думаю, что он будет побит.

- А на кого похож типичный эстонский русский?

- На русского, который говорит "кяйбемакс" вместо "подоходный налог" и все свои счета оплачивает в интернете.

- Следует ли сохранять русские школы в Эстонии?

- Я не вижу проблемы в том, если родители будут хранить родной язык в семье, а дети будут учиться в эстонских школах.

- В фильме "Декабрьская жара" офицер во время обороны военного училища в Тонди спрашивает у вашего героя, показывая за окно, сколько там русских? На это вы отвечаете: "Это я русский, а там - коммунисты". Сильно она помогла вашей популярности?

- О да, эта фраза действительно стала легендарной. Прошло десять лет, а ко мне до сих пор подходят на улице эстонцы, благодарят. Говорят, что этой фразой я им объяснил больше, чем кто-либо другой.

- В одном из ваших интервью вы сказали, что больше себя считаете эстонцем, чем русским. Так ли это?

- Русские живут в России, а мы живем в Эстонии. У меня эстонский паспорт. И меня бесит, что на наших новых паспортах сначала написано "Евросоюз" и только потом "Эстония". Я бы очень хотел вернуть свой синий эстонский паспорт, потому что я - эстонец.

- Вы популярны как среди эстонцев, так и среди русских. На носу муниципальные выборы. В политику вас не зовут?

- Один раз меня звали. Лет пять назад. Но участвовать в этом цирке я не захотел. К тому же я не знаю, что говорить людям с трибуны. Быть политическим бройлером я не хочу, а для того, чтобы управлять экономикой страны, мне не хватает знаний. Каждый должен заниматься своим делом.

Редактор: Сергей Михайлов



Иллюстративная фотография

Представитель компании Gemalto: ведомства знали о рисках безопасности ID-карт уже летом

Представитель производителя ID-карт для Эстонии компании Gemalto, руководитель TRÜB Baltics AB Андреас Лехманн утверждает, что проинформировал эстонские государственные учреждения о риске безопасности ID-карт уже этим летом. По словам генерального директора RIA, Лехманн лжет.

Эйден Рэй.

Полуфиналист Eesti Laul Эйден Рэй пишет гимн Филиппин и исполняет "Черного ворона"

Музыкант и певец Эйден Рэй провел последние годы на Филиппинах. Вернувшись в Эстонию, Рэй, несмотря на дисквалификацию в 2010 году, снова отправил песню на конкурс Eesti Laul, где ему удалось пробиться в полуфинал.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: