Генерал-майор ФСБ в запасе про борьбу с терроризмом: закручивание гаек ничего не дает ({{commentsTotal}})

Взрыв в метро Санкт-Петербурга стал первым столь кровавым терактом в городе на Неве за последние годы. И всего в 150 километрах от Эстонии. Город приходит в себя после страшной трагедии. "Актуальная камера" выясняла, какие шаги предпримет Россия, чтобы свести к минимуму возможность терактов в будущем?

Цветы и свечи стали появляться около станций петербургского метро уже через несколько часов после трагедии. Теракт стал настоящим шоком для петербуржцев, но чем дальше в прошлое уходит злополучный понедельник этой недели, тем больше у людей накапливается вопросов: как вообще стал возможным такой теракт в метро второго города страны?

"Метрополитены строились и продолжают строиться, естественно, без расчета на тотальный досмотр. Если бы метрополитены строились с этим расчетом, то входные группы должны были бы быть в десятки раз больше, и там скапливались бы очереди, которые тоже были бы очень хорошими мишенями для террористов", - говорит председатель Союза пассажиров России Кирилл Янков.

Согласно основной версии, теракт совершил 21-летний выходец из Киргизии, этнический узбек Акбарджон Джалилов. С 2011 года он проживал в Петербурге и являлся гражданином России. Родственники и знакомые характеризовали его как тихого и ранимого мальчика. Особенно набожным его также никто не считал. Впрочем, в последние дни появилась информация о том, что террорист не просто симпатизировал идеям "Исламского государства" (ИГ), но и сам побывал в Сирии. Правда, официально Россия отрицает связь между трагедией в метро и своей военной операцией в Сирии.

"Дискуссии и переговоры в некоторых СМИ о том, что террористический акт - это месть за политику России в Сирии, циничны, я не буду пытаться описывать это дальше", - отмечает министр иностранных дел России Сергей Лавров.

ИГ меняет тактику

Но то, что ИГ распространяет свое влияние далеко за пределы контролируемой исламистами территории, сомнений не вызывает.

"Один из элементов изменения тактики ИГ - это официализация своих ячеек. Мы сейчас видим, и в России в том числе, бурный рост официально зарегистрированных мусульманских организаций, правозащитных центров, просто религиозных организаций, муфтиятов, которых у нас уже почти сто", - говорит президент информационно-аналитического центра "Религия и общество" Алексей Гришин.

Сколько таких "спящих" ячеек ИГ существует в России, сказать трудно. Но очевидно, что поставить всех российских мусульман под тотальный контроль - задача вряд ли выполнимая. Однако законодатели уже размышляют над тем, какие дополнительные полномочия следует предоставить спецслужбам для борьбы с терроризмом. Профессионалы призывают с этим не торопиться.

"Нам иногда не хватает не законов, а мозгов. И когда мы иногда говорим, что нормативной базы нет. У нас есть все! У нас прекрасные оперативно-розыскные законы, у нас прекрасно отработана вся система контроля. Вопрос заключается в том, что все, что сегодня есть, должно работать. А оно не работает. А не работает оно потому, что квалификации не хватает у людей", - считает генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов.

Ветеран группы "Альфа": невозможно закрыть все зоны ответственности

Да, любой теракт - это провал спецслужб. Правоохранителям можно предъявить немало претензий, но все ли они обоснованы?

"Около четырех десятков терактов было предотвращено, один, к несчастью, состоялся. Как это оценивать? Позитивно или негативно? Это реальная работа, со своими плюсами и минусами", - рассуждает директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

"Это можно рассмотреть как "своеобразный" вызов нашим спецслужбам. В городе должны быть повышенные меры безопасности, но невозможно абсолютно закрыть все участки и зоны ответственности. Просто не хватит ни сил, ни средств, ни оперативного состава, ни агентуры - ничего не хватит", - подчеркивает ветеран группы антитеррора "Альфа" Игорь Шевчук.

В течение нескольких дней после трагедии полиция задержала восемь человек, подозреваемых в причастности к подготовке теракта: шестерых в Петербурге, еще двоих - в Москве. Сам теракт в петербургской подземке оказался далеко не самым массовым по количеству жертв в новейшей российской истории. Но если деятельность террористов не ограничится одним взрывом в петербургском метро, то имидж российских властей и лично президента Путина может серьезно пострадать, а ведь в следующем году в России должны пройти президентские выборы.

Помогают ли журналисты террористам?

"Теракты должны показать российскому обществу, что власть не может защитить своих граждан. И вот эта тактика "мелкого фола" создает такую иллюзию. Если много и по чуть-чуть, то создается общее впечатление, что ФСБ не работает, власть не может защитить граждан. И накануне выборов это весьма и весьма печально для любой власти", - размышляет Гришин.

Однако пока ситуация прямо противоположная. Прошедшие по всей России траурные митинги были призваны продемонстрировать сплоченность общества и его лояльность действующей власти.

По мнению экспертов, многое зависит и от журналистов, которые, подробно освещая теракты, оказывают террористам невольную услугу.

"Как организовать работу СМИ, чтобы они понимали, что они в этой ситуации - слуги двух господ? Террористы на них рассчитывают, вне зависимости от убеждений журналиста. Они знают, что чем лучше они будут показывать картинки, тем полезнее для террористов. А с другой стороны, журналисты - наши постпреды, которые должны снизить напряжение и последствия", - говорит руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАН Сергей Ениколопов.

Критики российских властей, кстати, уже предположили, что теракт - прекрасный повод для закручивания всевозможных гаек - например, для очередного ограничения свободы в интернете под видом борьбы с экстремизмом и терроризмом.

"Закручивание гаек ничего не дает, это сжатие пружины, - отмечает Михайлов. - Не надо никогда заниматься катастрофизмом, не надо сразу чесаться - у нас сразу чесотка образуется, педикулез".

Пока что наиболее вероятной реакцией на произошедшее со стороны государства выглядит увеличение финансирования полиции, Росгвардии и спецслужб.

Редактор: Виктор Сольц



ЭСТОНИЯ
Министры иностранных дел Египта и Эстонии Самех Шукри (слева) и Свен Миксер.Министры иностранных дел Египта и Эстонии Самех Шукри (слева) и Свен Миксер.
Миксер назвал Египет ключевым партнером ЕС для решения многих кризисов

Европейский союз и Египет должны совместно найти решение проблемам незаконной миграции, экстремизма и терроризма.

Мнение / Интервью
Рейн Вейдеманн.Рейн Вейдеманн.
Рейн Вейдеманн: грубое предложение Тийта Маде не добавит патриотизма серопаспортникам

В годовщину восстановления независимости Эстонии один из членов "Клуба 20 августа" Тийт Маде в своем выступлении предложил радикальное решение вопроса "серопаспортников" (жители Эстонии, не имеющие гражданства какой-либо страны). Он предложил дать им год, чтобы сделать выбор между гражданством Эстонии или любой другой страны. Другой член "Клуба 20 августа" Рейн Вейдеманн указал на то, что это личное мнение Маде, а не позиция клуба. Вейдеманн считает его заявление провокативным и предлагает решать проблему безгражданства постепенно.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.