Директор Maxima: правительство могло бы изменить политику в области алкоголя и рабочей силы ({{commentsTotal}})

Из-за нехватки рабочей силы и изменений потребительских привычек Maxima откажется от кулинарных прилавков в своих маленьких магазинах и уменьшит алкогольные отделы, так как продажи алкоголя падают. Правительству пора пересмотреть политику в трудовой сфере и алкогольную политику, считает генеральный директор Maxima Eesti, литовец, Вигинтас Шапокас, который занимает эту должность уже практически два года.

Будучи литовцем, Вы хорошо осведомлены о ситуации на рынке в Эстонии, Латвии и Литве. Сильно ли отличается рынок Эстонии от южных соседей по предпочтениям потребителей или конкуренции?

Я бы не сказал, что сильно отличается. Прибалтийские страны довольно схожи: наша история и становление после восстановления независимости похожи. Однако, конечно, в каждой стране есть свои особенности.

Например, в Эстонии очень высокая конкуренция на рынке. На 1,4 млн жителей приходится слишком много торговых сетей, так же и торговых площадей на душу населения в Эстонии больше всего. Это главное отличие Эстонии.

В Латвии работают только две крупные сети розничной торговли: Rimi и Maxima.

В Литве, самом крупном из трех государств, успешно функционирует четыре-пять торговых сетей, а также в конце прошлого года начал работу на рынке Lidl.

Как Вам кажется, почему ситуация с конкуренцией так сильно разнится по странам? Почему все упомянутые торговые сети сосредоточились в Эстонии и в меньшей мере в Латвии? Ведь уровень жизни в Латвии не уступает так сильно Эстонии?

Уровень жизни в Эстонии, как известно, самый высокий в странах Балтии. Буквально пару месяцев назад я провел сравнение и отметил, что средние зарплаты в Эстонии примерно на 30% выше латвийских. В то же время и уровень цен в Эстонии несколько выше, чем в Латвии и Литве.

Если сравнить стоимость покупательской корзины, сколько процентов составит разница в ценах?

Покупательская корзина эстонской Maxima на 20% выше, чем в Латвии и Литве. С одной стороны это вызвано и тем, что у людей более высокие доходы и они тратят больше, с другой стороны - разницей в ценах между странами.

Недавно к нам приезжали бизнес-консультанты и были очень удивлены тем, что в Эстонии на одном рынке удается успешно работать магазинам с очень разным уровнем цен. Например, есть магазины, где килограмм бананов стоит 1,18-1,20 евро, и есть магазины, где за него просят 1,40 евро, при этом клиентов хватает на всех!

В Западной Европе конкуренция в плане цен гораздо жестче: стоимость товаров примерно равная, предоставляют гарантии лучшей цены и т.д. В Эстонии торгует каждый сам по себе - и все счастливы. Это особенность страны, но я думаю, что со временем это явление изживет себя.

Можно ли выделить какие-то любимые продукты питания, которые у нас покупают охотнее, чем в соседнем государстве? Например, можно ли утверждать, что эстонцы особые любители бананов?

Я бы не сказал, что есть очень серьезные отличия в пристрастиях, жители трех стран покупают примерно те же продукты. Бананы – это самый популярный товар во всех странах, например, в Эстонии в день мы продаем 13 тонн этого заморского фрукта.

Какая-то своя специфика все-таки имеется, и мы узнаем своих местных клиентов все лучше. Например, эстонцы покупают в первую очередь товары высокого качества. Поскольку зарплаты эстоноземельцев несколько выше, то это способствует выбору в пользу более полезных для здоровья продуктов. Эстонцы много двигаются, бегают, занимаются ходьбой, – это их отличие. В Литве люди не занимаются спортом так много, как в Таллинне, по крайней мере. Это находит отражение и в торговле.

Вторая особенность Эстонии в том, что здешним жителям не сильно нравится общаться с обслуживающим персоналом, например, при покупке еды в кулинарном отделе. Поэтому в магазинах Maxima формата Х, где продается еда на развес, мы отказываемся от кулинарных прилавков.

Эстонцы предпочитают брать товар уже упакованным – быстро взял салат с напитком и пошел. В восьми наших магазинах мы опробовали в качестве пилотного проекта концепцию Food To Go и осенью откроем витрины с концепцией самообслуживания во всех магазинах формата Х. На самом деле это очень распространенный подход в Западной Европе. Обязательно будем предлагать упакованные обеды, салаты, напитки, которые можно легко захватить с собой.

В Эстонии вы все больше отдаете предпочтение товару местных производителей. Это ваша продолжительная стратегия и обусловлено ли это давлением рынка?

В нашем ассортименте всегда было много местных товаров. Поскольку на квадратный метр у нас приходится больше всего товаров, то мы не можем уместить абсолютный выбор местных производителей, но все основные группы товаров включают в себя продукты эстонского производства и всегда включали, просто теперь мы стали об этом говорить.

Если местные производители предлагают ползующиеся спросом товары, то они должны быть доступны и у нас. Теперь, когда у нас есть больше крупных магазинов, мы стали внимательнее присматриваться к маленьким производителям. Например, свежая или копченая мясная продукция с местных хуторов представлена в наших крупнейших магазинах. Я также заметил, что в Эстонии очень популярны лимонады малых местных производителей, например, со вкусом рабарбара. Мне он тоже нравится, и я просил добавить его в ассортимент крупных магазинов. Мы должны поддерживать продажи товаров местного производства - ведь люди с удовольствием покупают.

Мы всегда предлагали местные товары, но раньше мы ставили больший акцент на импортную продукцию. В то же время потребители предпочитают именно нас, потому что выбор товаров у нас отличается от остальных сетей, где ассортимент более-менее одинаковый. Наша логистика позволяет привозить лучшие товары со всей Европы, где у нас есть партнеры. Но раз уж мы работаем в Эстонии, то мы должны предлагать и товары местного производства.

Боитесь ли вы прихода на эстонский рынок Lidl?

Нет, мы не боимся. Мы уважаем Lidl, как и всех конкурентов. Я видел их приход на рынки Болгарии и Литвы: они умеют заходить на рынок и преподнести себя так, чтобы люди пришли посмотреть из любопытства. В течение какого-то времени они продают товары по крайне низким ценам, но со временем цены корректируются и местные сети вновь находят в себе силы и продолжают успешно соперничать с Lidl.

Вы занимаете с Lidl одну нишу, соревнуясь за самые низкие цены. Не боитесь ли вы, что конкуренция будет особенно жесткой именно между вами двоими?

Все думают, что это именно наша с Lidl борьба, так как мы предлагаем лучшие цены, однако в Литве и Болгарии было видно, что самому большому влиянию подверглись магазины с высокими ценами.

Даже сегодня в нашем магазине банан стоит 1,20, в какой-то другой сети 1,40. Кого приход Lidl коснётся больше всего, покажет время.

Может ли какая-то из сетей в Эстонии быть вынуждена уйти в рынка после появления Lidl?

Как было сказано ранее, в Эстонии слишком много торговых сетей, поэтому такая возможность есть. Необязательно кто-то должен будет совсем покинуть рынок, но могут произойти сокращения. У Maxima Eesti сильная позиция на рынке, мы очень конкурентоспособны, поэтому мы не исключаем, что будем объединяться с более маленькими сетями - делать им предложения и становиться больше.

Все сети зарабатывают в Эстонии прибыль, но нельзя исключать, что кто-то из активных участников рынка устал от местной работы и ищет новые направления.

Как дела с новыми магазинами? Ныне открываете их с меньшим оптимизмом?

Конкуренты открывают все новые магазины, и мы не можем просто стоять в стороне. Открытие новых магазинов больше не приносит такой прибыли, как ранее, а поэтому мы более сдержаны – мы не хотим содержать музеи, которые красивы и полны товаров, но что отсутствует, так это клиенты! Так что мы семь раз отмерим, прежде чем отрежем. В результате, мы открываем только успешные магазины.

Даже вы уже испытываете сложности с поиском работников, привозите их из Латвии и нанимаете на лето школьников. Что же будет, когда на рынке появится Lidl, откуда они будут брать рабочую силу?

Мы все ищем работников в одних местах и делаем все возможное, чтобы их находить. Сейчас мы готовимся к открытию новых магазинов, и в перспективе мы могли бы открыть еще три магазина, только если бы у нас были работники!

Мы привозим их из Ида-Вирумаа, конкуренты пошли по нашим стопам. Каждый день на работу в Таллинн ездит 150 человек из Ида-Вирумаа.

Теперь мы стали работать с молодежью. Этим летом мы начали очень успешный проект, когда в наших магазинах работает 300 школьников и в ближайшее время их количество вырастет до 500. Вчера я проехал все таллиннские магазины, чтобы проверить готовность к лету, и увидел много молодых людей, загружающих полки товарами.

Помимо того мы приглашаем на работу людей с ограниченными возможностями. У нас есть подходящие для них рабочие места.

Также мы привозим людей из Латвии и заинтересованы в работниках с Украины. Мы уже ведем переговоры с предприятиями, которые планируют приглашать оттуда работников.

Чего мне не хватает и на что надеюсь, так это какие-то решения правительства. Не все в Эстонии могут быть специалистами в сфере инфотехнологий. Я общаюсь с коллегами из сферы обслуживания (отели, кафе, рестораны и т.д.), и у всех одна проблема – не хватает работников. Это уже становится препятствием для развития бизнеса. Надеюсь, что правительство придет к тому, чтобы принимать какие-то решения, поскольку государство очень нуждается в свежей рабочей силе. В то же время необходимо, чтобы на рынке труда сохранялась и конкуренция.

Нужно было бы смягчить условия для приезжих из других стран, больше позволить призжать по краткосрочным контрактам и сделать условия более гибкими, например, разрешить трёх- или шестимесячные рабочие визы без дополнительных требований.

Это особенно злободневный вопрос для таких небольших государств, как Эстония, откуда на заработки за границу уехало 100 000 человек. В Латвии и Литве существует аналогичная проблема, хотя в Литве положение гораздо лучше. Однако и из Литвы многие направились на работу за рубеж.

Может ли борьба за рабочую силу привести к росту зарплат и в вашем секторе?

Мы повышали минимальную зарплату два года подряд. Бытует мнение, что если не найти людей, то нужно поднять зарплату и они придут. Но в экономике все не так просто: если мы поднимаем зарплату, то и конкуренты ее поднимают, в итоге мы получаем чуть боле высокий уровень зарплат с тем же количеством работников. Поэтому мы должны в первую очередь находить решения для повышения эффективности и качества, упрощать процессы, чтобы нуждаться в меньшем количестве рабочих рук.

Но ведь повышение зарплат привлекло бы работников из других секторов?

В экономике все взаимосвязано. Если повысить зарплату кассира, то на какое-то время это действительно может привлечь людей из других сфер. Сферы, откуда происходит отток рабочей силы, рано или поздно должны будут повысить зарплаты из-за нехватки людей - и вот снова нам нехватка кассиров.

Боюсь, что мы снова стоим на пороге высокой инфляции. С одной стороны поднимаем зарплаты, а с другой - повышаем налоги, в итоге мы будем иметь более высокие зарплаты, но люди не станут богаче, потому что и цены вырастут, а следовательно останется возможность покупать такое же количество товаров, как и прежде.

Из исследования Евростата следует, что в странах Балтии самый высокий уровень инфляции, поэтому ощутимое давление на зарплаты повышает не только их, но и цены на товары, однако не повышает производительности. Если бы мы могли привозить работников из-за границы, что снизило бы давление на размер зарплат, то смогли бы остановить инфляционный цикл. В итоге производители смогли бы инвестировать вместо зарплат в оборудование, повышая производительность, и тем самым догнать в конце концов страны Скандинавии.

Существует миф о том, что зарплаты в Maxima самые низкие в секторе. Это соответствует действительности?

Если бы мы платили самые низкие зарплаты, то проблема нехватки рабочей силы касалась бы только нас, ведь люди смогли бы спокойно уйти в другие сети и мы боролись бы с проблемой в одиночку. Мы предлагаем конкурентоспособную зарплату и пристально следим за ситуацией на рынке. Поэтому мы никак не можем плестись в самом хвосте средней зарплаты на рынке. Например, кассир-продавец в Харьюмаа получает на руки 500-710 евро.

Насколько сильно повлияла на вас разница акциза на алкоголь в Эстонии Латвии? Ощущаете ли вы по своим магазинам на юге страны, что люди предпочитают делать покупки в Латвии?

Мы ощущаем это не только в Южной Эстонии, но и по всей стране. Например, половина наших офисных работников посещала алкогольные магазины в Латвии.

Люди не меняют свои привычки так быстро. Если государство поднимает акциз на алкоголь за очень короткий временной промежуток и говорит людям не пить больше так много, то люди не поменяют свои питейные привычки так же быстро. Вместо этого они нашли более выгодные цены в Латвии и покупают свои напитки там.

В наших магазинах рядом с границей продажи алкоголя упали более чем на 50 процентов. Спад продаж мы наблюдаем по всей Эстонии, поэтому и планируем уменьшить размеры наших алкогольных отделов. Мы – продавцы, мы не хранители музеев, и если продажи не идут, а покупки совершаются в Латвии, то для нас нет большого смысла сохранять полки с алкоголем в том же объеме.

Но проблема не в приграничной торговле - это уже результат. В ситуации, когда цель - снизить потребления алкоголя, на самом деле потребление не уменьшилось и акцизные налоги идут мимо эстонской казны, так как люди просто покупают необходимое количество алкоголя в Латвии. Поэтому нужно найти альтернативные способы борьбы с употреблением алкоголя.

Второй метод борьбы государства с потреблением алкоголя – это требование ограждать алкогольный отдел непрозрачными стенами или скрывать его каким-либо другим образом. При этом рассчитывают на меньшее потребление. Я сомневаюсь в эффективности этих методов.

Еще одна проблема, которую я вижу в Эстонии, - это пьяные водители. За каждую неделю полиция ловит 20-30 пьяных водителей, а заехав на заправку за топливом, можно легко купить пиво, вино, водку... В политике государства отсутствует последовательность!

Maxima по-прежнему готова сотрудничать с государством, делиться своими знаниями о том, как уменьшить потребление алкоголя, но только более эффективными способами, занимаясь в первую очередь семьями, школами, молодежью, показывая им, что жизнь прекрасна и без алкоголя. Я верю, что государство найдёт более эффективные методы.

Литва тоже ужесточает законы, но строительства перегородок перед алкогольным отделом не требует. В Литве совершенно запрещена реклама алкоголя, уменьшили время продаж, особенно по воскресеньям. Мы ждем чего-то аналогичного от Эстонии.

Недавно Coop закрыл в Южной Эстонии три магазина, которые на протяжении уже долгого времени работали с убытком. Грозит ли подобная участь магазинам вашей сети?

Нет, все наши эстонские магазины работают прибыльно, и из-за налоговой политики мы ни одного магазина закрывать не станем. В то же время, мы уменьшим площадь для продажи алкоголя и используем освободившуюся для других товаров.

И, в завершение, что происходит в Виймси, где, по сути, на одном перекрестке располагаются Rimi, Selver, принадлежащий Comarket Delice и Maxima? Почему все открывают магазины именно там? И приносят ли они прибыль?

Это хорошая иллюстрация экономического цикла. Сначала все открыли магазины, а теперь на подходе время их закрывать. Вот увидите!

Какие магазины выживут в Виймси?

По моей оценке, останется 2 магазина – с ценами более низкого и более высокого уровня.

Какие именно?

Поживем – увидим.

 

Факты:

  • Оборот Maxima Eesti в 2016 году составил 445,2 миллионов евро, что на 1,1% больше, чем годом ранее. Чистый убыток предприятия составил 11,7 миллионов евро ввиду того, что были переоценена недвижимость и перерасчитана амортизация.
  • Кассами самообслуживания в магазинах Maxima формата X пользуется, как минимум, четверть покупателей; в более крупных магазинах - половина.
  • Ежедневно магазины Maxima посещает примерно 170 000 человек.
  • Интернет-магазин становится все популярнее и постоянно растет, ежедневно выполняется в среднем 200 заказов. Все же годовой оборот магазина еще сопоставим только с магазином Maxima X.

Редактор: Екатерина Таклая



Сергей Маковецкий

Сергей Маковецкий о "Зеленых котах": картина должна дойти до россиян

Исполнитель одной из главных ролей в фильме Андреса Пуустусмаа "Зеленые коты", премьера которого состоялась сегодня в Таллинне в рамках кинофестиваля PÖFF, российский актер Сергей Маковецкий отказался прогнозировать перспективу проката картины в России, хотя сам убежден, что она должна дойти до россиян.

Мнение / Интервью
Лидер соцдемов Евгений Осиновский надеется, что его партия как минимум не утратит былых позиций.

Осиновский: политика гражданства полностью провалилась

Председатель Социал-демократической партии Эстонии Евгений Осиновский заявил на Международной конференции по теме интеграции в Таллинне, что политика гражданства Эстонии полностью провалилась.

Арне Микк

Арне Микк поставил в Москве оперу об отношениях Троцкого с семьей мексиканских художников

В Москве на сцене Камерного музыкального театра прошла премьера необычной оперы под названием "Диего и Фрида". Сюжет построен вокруг взаимоотношений мексиканских художников Диего Риверы и Фриды Кало со Львом Троцким и его женой Натальей Седовой. Постановщиком выступил известный эстонский режиссер Арне Микк.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: