Закулисье председательства: домашние блинчики на завтрак и слишком высокая трибуна для Меркель ({{commentsTotal}})

Медиасоветники председательства: Пирет Сеэман и Ольга Корнейчик.
Медиасоветники председательства: Пирет Сеэман и Ольга Корнейчик. Автор: Сийм Лыви/ ERR

Председательство – хорошая возможность познакомить с нашей страной всю Европу и изменить сформировавшиеся стереотипы. В то же время председательство дает хорошее представление о закулисье европейской политики самого высокого уровня. Команда по работе с прессой председательства Эстонии вспоминает, как на саммите в Таллинне советники по связям с общественностью Эммануэля Макрона и Ангелы Меркель не стали полагаться на волю случая даже в том, что касалось цвета пиджака и высоты трибуны.

"Эстония в международном плане довольно долго оставалась страной одной темы – это наш большой сосед со своей тенью, в основном: 50 shades of is Narva next? Мы боимся Россию или дискриминируем русских – весь образ строился вокруг этого", – описывает ситуацию советник по зарубежным СМИ Марис Хеллранд, которая в качестве журналиста-фрилансера в течение ряда лет рассказывала об Эстонии в зарубежных СМИ.

"Надеюсь, мы будем способны в какой-то момент измерить это эмпирически, но если посмотреть получившие наибольший резонанс моменты – открытие, сентябрьские мероприятия – то очень важную роль сыграли активное использование цифровых услуг в стране", – говорит она о понемногу меняющемся образе Эстонии, чему председательство в немалой мере способствовало.

Темы, связанные с цифровой сферой, находятся в центре внимания в течение всего председательства Эстонии. Члены команды по работе с прессой рассказывают, что было сложно рассказывать о принятых решениях местной прессе, поскольку для жителей Эстонии многое из того, что обсуждалось во время председательства, является уже обыденностью.

"Как-то один журналист спросил меня - в чем здесь выигрыш Эстонии? Я думаю, здесь вступает в игру как раз то, что мы - очень маленькая страна, и интересно, как далеко мы можем в одиночку заплыть со своими цифровыми делами,– говорит советник по прессе Пирет Сеэман. - Чем больше общий рынок, на котором действуют аналогичные решения, тем больше у нас возможностей пробиться".

В команде по работе с прессой признают, что журналистов поначалу больше всего интересовали практические аспекты, которые проще всего увидеть или пощупать рукой, например, пробки и самоуправляемый автобус, курсировавший летом по центру города. Сеэман вспоминает, что из крупнейших мероприятий широкое освещение получил Цифровой саммит и экспо саммита, на которой были представлены новейшие технологии, которые в будущем изменят нашу жизнь.

Русскоязычные СМИ активнее

По мнению советника, отвечающего за связи со СМИ на русском языке, Ольги Корнейчик, что освещение председательства Эстонии в местных СМИ на русском языке не сильно отличалось от новостей на эстонском языке: интерес вызывали те же темы, которые ближе всего людям. Чуть больше внимания уделялось вопросам социальной сферы: зарплаты, пособия, возможности обучения.

 

Корнейчик рассказывает, что, когда в марте она вступила в должность, отношения с русскоязычными СМИ надо было выстраивать с нуля, то есть с "Азбуки председательства" - каковы цели и приоритеты. В эстонских СМИ к тому времени обсуждались уже более содержательные темы. В то же время, советник по прессе довольна, что, как следует из результатов сентябрьского мониторинга, "Радио 4" дало в эфир больше материалов в связи с председательством, чем Vikerraadio, Delfi на русском языке опередило в этом отношении эстоноязычную версию портала, как и русскоязычная версия Postimees – эстоноязычную. При этом Raadio 4 по количеству новостей о председательстве вообще заняло второе место после радио Kuku.

"Разумеется, если взять общее количество новостей, то на эстонском языке их было больше, потому что газет и каналов на эстонском языке тоже больше. Однако это показывает, что если стратегически работать с русскими каналами, то это даст очень хороший результат, – говорит Корнейчик. Это свидетельствует о том, что вопреки распространенному стереотипу, русскую общину политика интересует не меньше, чем эстонскую - надо лишь направить информацию в нужный канал".

Работать по-другому

Своеобразный вызов состоял и в том, чтобы познакомить эстонских журналистов с новыми форматами работы в ходе председательства, с которыми многие прежде никогда не сталкивались. Например, короткие заявления министров до начала совещания или doorstep. Во второй половине председательства все больше стало использоваться также exit doorstep - интервью, которое министры дают, выходя из зала совещаний. Как правило, эстонские журналисты не особенно склонны задавать вопросы даже на пресс-конференции.

"В Эстонии мы, разумеется, привыкли к тому, что отправляешься куда-нибудь поесть, и там же ест какой-нибудь министр, или президент Республики, или кто угодно еще, но в остальном мире это не так", – признает Сеэман.

 

В течение нескольких месяцев эстонские журналисты имели возможность задавать вопросы ведущим европейским политикам.

"Иначе у тебя просто не было бы возможности задать вопрос, например, Борису Джонсону или Федерике Могерини – уполномоченному или министру столь высокого ранга из любой страны Европы, – говорит Сеэман. - Он проходит мимо тебя во время doorstep, и тебе надо всего лишь протянуть руку с микрофоном или использовать еще более изощренные атрибуты, чтобы задать свой вопрос".

Для советников по прессе стало неожиданностью количество прямых включений иностранных журналистов. Например, итальянские журналисты особенно преуспели в освещении первой крупной встречи министров в ходе председательства, на которой министры внутренних дел и юстиции обсудили миграционный кризис.

"Работая с эстонскими СМИ, ты даже не представляешь, что такое возможно: на место приходят работники какого-либо телеканала и в течение двух дней выдают в эфир live-интервью в общей сложности в течении 20 часов", – говорит Сеэман.

Советники по прессе рассказывают, что, согласно системе аккредитации, во время каждой встречи министров Эстонию посещали журналисты, работающие в конкретных областях, например, специализирующиеся на сельскохозяйственной или оборонной тематике. В Эстонии таких специализированных изданий нет, так что местным журналистам сложнее постоянно переключаться с одной темы на другую.

Как для журналистов, так и для самих советников по прессе это стало своеобразным вызовом - приходилось глубоко вникать в содержание каждой встречи, чтобы направить журналистов к нужному представителю. Сеэман рассказывает, что каждый вечер по окончании рабочего дня ей приходилось заниматься "самоподготовкой". Этим приходилось заниматься, несмотря на то, что частенько рабочий день начинался в семь утра, а заканчивался уже ближе к ночи.

Пропаганда против свободы СМИ

Нельзя сказать, что за время председательства Эстония вызвала в свой адрес много отрицательных оценок. Один такой случай произошел летом, когда аккредитацию не получили журналисты каналов RT, "Россия сегодня" и "Спутник".

В числе других решение Эстонии подверг критике генеральный секретарь Европейской федерации журналистов Рикардо Гутьеррес, который счел это ограничением свободы журналистики, и в прессе разразился скандал.

Хеллранд признает, что это был один из самых сложных моментов за все время председательства. Однако после этого случая ей довелось побывать в Праге на конференции по стратегической коммуникации:

"Там нас многие похлопывали по плечу за то, что у нас хватило смелости так поступить", - отметила она.

Она поясняет, что в Европе нет единодушия в том, как относиться к редакциям RT и "Спутник". В центральных кругах стратегической коммуникации журналистов этих редакций, по словам Хеллранд, считают иностранными агентами, тогда как пресс-корпус в Брюсселе видит ситуацию по-иному и дает им аккредитацию.

Она добавляет, что эстонские государственные учреждения всегда исходили из принципа, что эти каналы нельзя рассматривать в качестве независимых СМИ, поэтому им и не давали аккредитации, не приглашали на пресс-конференции и интервью.

"Однако до сих пор не возникало необходимости прямо обосновывать это, – признает советник по прессе. - Как будто воздух стал прозрачнее после того, что это было, наконец, сформулировано. Конечно, всегда можно сказать, что, мол, аккредитация закончилась, к сожалению, нет места, нет времени и т.п. – в общем, найти какие-то отговорки".

 

"Возможно, RT и "Спутник" в своей успешной работе все-таки опираются на некую аудиторию, которая считает их легитимными и верит в то, что правда где-то посередине. Что правда находится где-то между европейской демократией, нашим пониманием и их пониманием русских, однако на самом деле это не так", – заявляет Хеллранд.

Слишком высокая трибуна

Из всех мероприятий председательства наибольший интерес у эстонских журналистов вызвал Цифровой саммит. Сеэман упоминает, что в самый напряженный день у нее с восьми утра до десяти вечера состоялось 78 телефонных разговоров.

Саммит был увлекательным и для самих советников по прессе, поскольку позволил подсмотреть за кулисами продуманную до тонкостей работу пресс-служб влиятельных государств. Так, к примеру, руководители пресс-служб федерального канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эммануэля Макрона прибыли уже за два дня до начала мероприятия, чтобы осмотреть помещения.

"Степень освещенности, высота каждой трибуны, цвета на заднем плане, что кто наденет – все это было очень тщательно продумано, и наблюдать за этим со стороны было крайне увлекательно", – вспоминает Хеллранд.

Пресс-служба Меркель сочла, к примеру, что трибуна слишком высокая: велели сделать на 15 сантиметров пониже, чтобы была видна жестикуляция.

"Наблюдая за пресс-конференцией Меркель, никогда не подумаешь, что она использует язык жестов, однако видимо и очевидно было бы замечено его отсутствие, будь трибуна повыше", – признает советник по прессе.

Даже жакет Меркель не был выбран случайно.

"Они сфотографировали, на каком фоне [в зале для пресс-конференций] предстоит выступать – естественно, она не выйдет на синий фон в синем жакете. Так же рассматриваешь групповую фотографию: кто тот единственный человек, которого ты на ней узнаешь?" – указывает Хеллранд.

Организацию пресс-конференций осложнило то, что эстонских журналистов допускали не ко всем. Меркель, например, решила давать пресс-конференцию только немецким СМИ. Пресс-конференция Макрона проходила в маленьком помещении, куда пустили только горстку журналистов, причем эстонским СМИ суровый пресс-секретарь Макрона разрешил задать только один вопрос, который надо было согласовать перед пресс-конференцией и из-за которого эстонские журналисты едва не перессорились между собой.

Кошмар для телевидения

Саммит стал серьезным вызовом и для Эстонского национального телерадиовещания, которому выпало быть host broadcaster председательства. Это означало, что ERR вело трансляцию со всех проходивших в Эстонии встреч министров и большей части конференций для широкой общественности.

ERR вместе с организаторами уже довольно прочно обосновалось в "Котле культуры", поскольку именно там нужно было снимать и записывать все встречи с разных аспектов: прибытие министров и интервью, их рукопожатия, встречи за столом заседаний, совместное фотографирование и пресс-конференции.

 

Особая сложность саммита как мероприятия заключалась уже в том, что команде предстояло построить с нуля весь технический центр, поскольку мероприятие просто не вмещалось в стены "Котла культуры". Пришлось задействовать больше камер, в течение одного дня проходило исключительно много событий, и программа постоянно претерпевала изменения.

Если еще во время председательства Литвы в 2013 году доля интернет-передач была довольно мала, то в ходе председательства Эстонии появились такие передачи, которые транслировались только в интернете, а не по телерадиовещанию, 70 дней. На саммите передач было особенно много, так как помимо обычной общей пресс-конференции министров на сей раз отдельные пресс-конференции давали также многие главы государств и правительств.

"В конце концов таки осуществился кошмар для телевидения, когда пресс-конференция началась раньше назначенного времени, – вспоминает руководитель проекта ERR на председательстве Андрес Кууск, как с "опережением" началась пресс-конференция Юри Ратаса, Жан-Клода Юнкера и Дональда Туска. - Все было готово к тому, что мероприятие может затянуться на полчаса, может затянутся на час, может на два, но ничто не должно было начаться раньше! Но вот однажды такое все же случилось!"

Кууск признается, что пришлось изрядно попотеть, но передача была сделана.

Похитители шоу

Он признает, что страх перед возможными ошибками и оплошностями был на самом деле еще больше. Так, к примеру, боялись, что не удастся одновременно снять все интервью при входе политиков в зал. На достаточно длинном участке, предназначенный для записи интервью, все свободное пространство было занято журналистами с разных каналов. Каждый хотел "поймать" политика в объектив камеры. Host broadcaster должен обеспечить официальными кадрами целую Европу.

"В каком бы месте ни остановилась Меркель, ты должен успеть записать ее заявление. Такого варианта, что это не получится, просто не рассматривалось", – поясняет Кууск. Чтобы исключить подобный вариант, во время doorstep было установлено несколько камер ERR, в том числе оператор Мустафа Челик передвигался по всему периметру.

"Мустафа несколько раз спасал положение, внезапно появляясь в нужный момент в нужном месте, он снимал то, что нужно. Времени на обсуждения в такой ситуации нет – это должно быть снято", – ухмыляется Кууск.

Президент Франции Макрон давал интервью на пороге десятку журналистов. На заднем плане с камерой оператор ERR Мустафа Челик. Автор: Рауль Меэ/EU2017EE

"Другой кошмар, связанный с этим элементом doorstep: Меркель идет, останавливается и начинает говорить – но это фикция, потому что в этот момент она не дает интервью, просто привожу это в качестве примера. В это же время приходит Макрон и тоже начинает говорить. Тут же подходит кто-то третий и тоже начинает говорить. Как поступить в этой ситуации: прервать какую-то запись или довести ее до конца?" – Кууск описывает проблему, заключающуюся в том, что в прямой трансляции можно давать интервью только одного министра.

Отрадно, что с премьер-министрами подобной дилеммы не возникало, но на одной из встреч министров один австрийский министр решил "похитить шоу" и говорил 20 минут подряд, лишив остальных министров возможности высказаться в прямой трансляции.

За десять минут на телевидение

Другим сложным в организационном плане мероприятием был концерт в честь начала председательства. Для Хеллранд этот день стал самым трудным рабочим днем за всю жизнь, потому что одновременно она должна была руководить пресс-туром 70 брюссельских журналистов, трансляцией с концерта в честь открытия из "Котла культуры" и трансляцией концерта на площади Свободы.

Пресс-тур для брюссельских журналистов Хеллранд готовила полгода, и он должен был оставить об Эстонии как можно более яркие воспоминания.

"Это главнейшая привилегия в мире, что есть время и деньги, чтобы сделать безукоризненным все, вплоть до мельчайших деталей, - говорит она. - Если у тебя есть время подготовиться и ты знаешь, что люди, которые придут, - самые что ни на есть top notch (высшего уровня, ред.), то ты можешь сделать так, что каждая встреча, каждое дело с их участием тоже должны быть проведены безукоризненно. Ибо о любой организации говорит не только высший руководитель, который должен быть безукоризнен во всех смыслах, но также и все остальное: вся логистика мероприятия, виды, еда – все должно составлять единый комплекс".

По словам Корнейчик, на иностранных журналистов глубокое впечатление произвело то, что на концерте в честь начала председательства в Котле культуры выступала группа Metsatöll. Журналисты говорили, что обычно они, приезжая на мероприятия по случаю начала председательства, посещают первую пресс-конференцию, а на концерт, как правило, не остаются, потому что все эти концерты всегда одинаковы: скрипки и классическая музыка.

"А здесь им было так интересно! Им было интересно наблюдать за тем, как наши министры и другие ответственные лица слушают этот концерт, как они реагируют", – говорит она.

Что согрело сердце Юнкера

Запомнилось Корнейчик из событий начала председательства еще и то, как появилась почтовая марка в честь председательства Эстонии и встал вопрос о том, кому отправить письмо с первой почтовой маркой.

Юри Ратас отправил открытку президенту Европейской комиссии Жан-Клоду Юнкеру, который, в свою очередь, направил премьер-министру ответную открытку. Текст был следующий:

"Дорогой Юри, я думал, что в Эстонии бумага уже вышла из употребления, но, похоже, что я ошибался. Твоя открытка стала приятным сюрпризом, большое спасибо! Наконец-то, нашелся человек, который знает, как согреть сердце человека, у которого нет смартфона. Жду встречи с тобой в июне! С любовью, Жан-Клод Юнкер".

У Сеэман самые теплые воспоминания остались от проходившей в сентябре ECOFIN, или встречи министров финансов и экономики. В первый день встречи телохранитель французского министра попросил свежий номер "Financial Times", чтобы отнести его своему патрону.

"Однако в Эстонии в тот самый день "Financial Times" не оказалось. Выясняли в аэропорту, выясняли у всех коллег, но, к сожалению, достать не было никакой возможности", – вспоминает Сеэман.

Вместе с руководителем по связям с общественностью министерства финансов Лийси Полл они стали искать, какая конкретно статья могла заинтересовать министра.

"В конце концов, спросили у находившегося здесь журналиста "Financial Times", что могло бы быть интересно французскому министру и нашли два подходящих материала: интервью с ним самим и статья, в которой он упоминался. Мы распечатали эти статьи, и телохранитель смог отнести их министру. Но на это у нас ушел час с лихвой: вчетвером искали, время от времени телохранитель отправлял министру сообщения, а министр что-то отвечал ему", – смеется Сеэман.

В субботу встреча министров началась в восемь часов утра. Поскольку это, в свою очередь, означало, что журналисты в "Котле культуры" должны приступить к работе уже в семь утра, наша коллега, занимавшаяся организацией кейтеринга, решила предложить на завтрак настоящие домашние блинчики.

Советник по прессе вспоминает: "Даже спустя месяц, когда я увидела в Брюсселе одного немецкого журналиста, он подошел ко мне и сказал: ох уж эти блины!" В то самое время, когда журналисты подкреплялись блинами, в соседнем здании музея современного искусства еще продолжалась тусовка с техно-музыкой.

"Придя на работу, некоторые еще успели сделать пару фотографий с "Бэтменом" и "Суперменом", которые уходили с праздника часов в восемь-девять утра, – улыбается Сеэман. - Оттуда слышался легкий грохот, не стихавший и во время doorstep'а министров.

Политики иностранным СМИ

Кууск подтверждает, что Эстония заслужила много похвал за визуальное решение: "Не хочу ни на кого показывать пальцем, но на Мальте групповую фотографию делали на белом фоне, на котором было несколько логотипов. Наш объект сам по себе был внушительным, художники проделали исключительно хорошую работу, а наши операторы вместе с режиссером и продюсером отлично поставили свет – все было сделано со вкусом, все было очень красиво".

"Я думаю, что председательство дало нам спокойную уверенность в том, что мы действительно, без ложной скромности говоря, можем проводить мероприятия на мировом уровне, – считает Кууск. Мне довелось видеть, как организовывались мероприятия в разных странах, и могу сказать, что мы "взяли планку" с большим запасом: это касается как организационной стороны, логистики, визуального решения, так и того, какая еда предлагалась гостям".

За всем гламуром и стремлением произвести впечатление на журналистов кроется более значительная цель: чтобы голос Эстонии звучал в Европе и после председательства.

"Думаю, прежде об этом знали меньше, теперь, если меня заинтересует какая-то конкретная сфера политики Европейского союза, то я знаю, что в Эстонии есть очень хороший эксперт, который прекрасно справится с задачей", – утверждает Хеллранд.

Она подтверждает, что до сего времени эстонские политики были не слишком склонны к общению с иностранными СМИ: "Политикам всегда гораздо важнее быть заметными в СМИ своей страны, потому что они обслуживают их избирателей. Политики не слишком много выигрывают, когда выступают и упражняются в международных СМИ. Надеюсь, что за эти полгода выработались привычка и навык общения и с международными СМИ, потому что это тоже часть того, как сделать Эстонию заметной, как сделать, чтобы помнили о нашем существовании".

Советники по прессе считают, что за время председательства выросли как уровень эстонской журналистики и знаний о Европейском союзе, так и способность Эстонии участвовать в обсуждении важнейших тем в Европейском союзе.

"Если во время председательства мы выступали, так сказать, в роли модератора или руководителя и должны были сохранять нейтралитет, то по завершении председательства мы сможем отстаивать свои интересы более эффективно, так как у нас есть этот опыт", – говорит Корнейчик. 

Редактор: Дина Малова



AirBaltic

Обучение пилотов по сжатой программе: Nordica не планирует идти по пути AirBaltic

Латвийский авиаперевозчик AirBaltic начал прием заявок на поступление в их академию пилотов. Обучение будет длится полтора года, а по окончании всех выпускников гарантировано ждет работа в компании. В эстонской Nordica к такой идее отнеслись с осторожностью.

Улица Вильде в Мустамяэ.

Приговоренных к 14 годам тюрьмы за жестокое убийство в Мустамяэ надеются на Госсуд

Приговоренные к 14 годам лишения свободы за жесткое убийство в столичном районе Мустамяэ Владимир Гоголев и Леонид Шестаков настаивают на оправдании или на смягчении наказания в Государственном суде.

ида-вирумаа
Улица Тулевику в Нарве

Подозреваемого в поножовщине в Нарве 17-летнего подростка взяли под арест

Прокуратура получила разрешения на арест 17-летнего юноши, который в ходе ссоры, произошедший на улице Тулевику в Нарве, нанес ножевые ранения трем своим сверстникам: двум 18-летним и одному 16-летнему парням.

Мнение / Интервью
Андрей Крашевский

Крашевский: признавая Иерусалим столицей Израиля, Трамп идет наперекор изначальному плану США

Решение Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля и переносе туда посольства США было принято в штыки не только арабским миром, но и европейскими странами. По словам политолога Андрея Крашевского, тренд на то, что США в конфликте между Израилем и палестинцами встанет на израильскую сторону, прослеживался уже давно. Такому решению также поспособствовало примирение Трампа с одним из крупнейших спонсоров Республиканской партии и тесная связь с произраильским лобби.

ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: