Генерал-майор Неэме Вяли: увы, не все понимают внутреннюю логику работы НАТО ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Пришло время посмотреть в зеркало и спросить, насколько убедительна наша первичная самостоятельная оборонная способность, пишет генерал-майор в запасе Неэме Вяли.

"Утром погода была исключительно скверной: моросил дождь, лужи за ночь затянуло тонким слоем льда, а ветер швырял потрепанные, скукожившиеся листья".

Так Андрус Кивиряхк описывает в "Гуменщике" День поминовения душ усопших. Кивиряхк не напрасно заслужил себе место по правую руку от Ванемуйне наряду с Антоном Хансеном Таммсааре и Оскаром Лутсом.

Однажды я выглянул утром в окно, и картинка была в точности такой же: серой и туманной. Выходить на улицу смысла не было, в комнате было уютно, а на стене усыпляюще тикали часы. Мои глаза начали закрываться.

Вспомнился один полковник из Восточной Европы, товарищ по учебе по прозвищу Восходящее Солнце. В результате участия в ликвидации последствий ядерной катастрофы он полностью облысел. У него была исключительная черта: он засыпал в течение первых пяти минут лекции. Челюсть падала на грудь, а лысая голова словно прожектор отражала свет потолочных ламп.

Я в ужасе вздрогнул и подозрительно осмотрелся, нет ли поблизости злодеев с камерой, которые при попустительстве международных медиа превратят невинную дрему в обвинительный кадр. Не прав был Панталоне, всегда можно прославиться в десять раз больше, даже если The Guardian идентифицирует тебя на фотографии как the gentleman on the left ("джентльмен слева").

Открывать глаза было ошибкой. Если погоду можно игнорировать задергиванием штор, то экран компьютера все равно таращится на тебя, словно око Саурона, доставляя на дом все беды мира.

Порой из этих бед складывается пирамида паники, которая все накручивается и накручивается. Кажется, будто по сей день в почете советская модель поведения – сами поставим себе временные трудности и объявим их преодоление героическим поступком. Точно такая же история с нашими планами обороны.

Сумятица

Снежный ком покатился 7 ноября, когда президент Франции Эмманюэль Макрон заявил в издании The Economist о смерти головного мозга НАТО. Примечательно, кстати, то, что статья была о будущем Европейского союза, а не НАТО.

Вместо того, чтобы порадоваться возможным поминкам, по мужчине открыли штурмовой огонь. Генсек НАТО поспешил в Париж, чтобы узнать, что точно имел в виду президент. Премьер-министр Польши заявил, что такие замечания опасны, а министры обороны Северных стран осудили критику в адрес Макрона.

Говорят, канцлер ФРГ Ангела Меркель во время ужина как-то сказала Макрону, что устала улаживать хаосы, которые он провоцирует. Даже Дональд Трамп сказал, что вместе с остальными членами альянса очень обиделся на заявление президента Франции. Одним словом, НАТО, который должен был находиться в коме, внезапно встал на дыбы.

Это был лишь первый удар. Настоящая свистопляска началась 19 ноября, когда в газете Iltalehti вышло интервью министра внутренних дел Эстонии Марта Хельме, которое в тот же день подхватили местные СМИ.

Наш министр якобы заявил, что Эстонии нужен план "Б" на случай, если НАТО перестанет функционировать, и этот план составляется в сотрудничестве с Латвией и Литвой. Для руководителя отдела по оборонительной политике Министерства обороны Финляндии Янне Куусела такое заявление стало неожиданностью, а министр обороны Латвии 20 ноября сообщил, что никакой информации о плане "Б" у них нет.

Премьер-министр Эстонии Юри Ратас в свою очередь заявил, что НАТО функционирует хорошо, а членство в альянсе и есть планы "А", "Б" и "В". Примерно такую же точку зрения озвучили и министры иностранных дел и обороны. День спустя министр внутренних дел объявил, что его неправильно поняли и относительно так называемого плана "Б" переговоров с Финляндией, Латвией и Литвой не было.

Затем история стала еще более сумбурной. 25 ноября газета Eesti Päevaleht написала, что Март Хельме раскритиковал министра обороны Юри Луйка, якобы тот и слышать ничего не хочет о поиске плана "Б" для НАТО.

Настоящий хаос. Впоследствии очень трудно доказать, кто что и когда сказал, не говоря о том, что конкретно имелось в виду.

Все это напоминает национальное блюдо советских времен, которое подавали в столовой Аравете. Так как весной картошка заканчивалась, то с мульгикапсад подавали макароны. Гурманам не советую, а если о таком прознали бы итальянцы, сожгли бы поваров на костре, как еретиков.

Еще сумбурнее

Мёрфи прав, говоря о том, что когда хуже быть не может, то на самом деле может.

При посредничестве пожелавших остаться инкогнито чиновников на сцену вышли турки. 26 ноября из новостей Reuters стало известно, что Турция отказывается поддерживать план НАТО по защите Балтийских стран и Польши. К счастью, по части решения этой проблемы среди государственных мужей царило единодушие, ставку сделали на начавшийся в Лондоне саммит, во время которого понадеялись объясниться с турками начистоту.

И в этот раз не обошлось без паники. 2 декабря в газете Eesti Päevaleht появилась статья "Ежегодная встреча НАТО из опасения распрей будет короткой", а 4 декабря можно было прочитать, что "Руководители НАТО отпускали колкости и в Лондоне". Delfi также констатировал 3 декабря, что "Собравшиеся в Лондоне лидеры НАТО боятся "фейерверка" Трампа, а Postimees в этот же день написал, что "на юбилей собрались в кислом настроении".

Лондонская встреча позади, как и бойкот Турции обновления планов обороны Балтийского региона. Все прошло так, как и предсказывали эксперты с опытом работы в штаб-квартире. Может ли это история нас чему-то научить?

Основы эстонской политики безопасности

В первую очередь, поменьше паники. А то у нас от каждого поста в Twitter лыжи разъезжаются. Прежде чем вестись на то, что кто-то о ком-то плохо сказал, можно было бы сфокусироваться на сути проблемы и попытаться ее понять. Эксперты с опытом работы в штаб-квартире НАТО и наши люди в Брюсселе при необходимости помогут.

У членов альянса хоть и есть значительная общая часть, каждое государство в первую очередь защищает свои национальные интересы. Ни Турция, ни Эстония в этом смысле не исключение.

Мне доводилось пить чай с турецкими делегатами. Не потому, что чай у них очень хорош, а чтобы обговорить компромиссы, которые помогут продвинуть остановленные процессы.

Как правило, сложные вопросы до консультаций не задаются. Четвертая статья Североатлантического договора в неформальном смысле применяется ежедневно.

У переговоров есть свои особенности, которые нужно знать. Подростковое упрямство в основном заканчивается тем, что тебя держат за ребенка. Поэтому следует доверять членам эстонской делегации в Брюсселе, которые лучше всего осведомлены о происходящем в штаб-квартире. Мнение, что в столице знают лучше, как правило, не соответствует действительности.

Плюрализм, конечно, приветствуется. Но, увы, не все понимают внутреннюю логику работы НАТО и не все знакомы со сформулированными Хантингтоном принципами гражданского контроля в демократическом обществе.

Отмена принятия решений на основе консенсуса в НАТО, конечно, вредит Эстонии и другим малым государствам-членам альянса. Предложения выкинуть Турцию и на стратегическом уровне усадить рядом с каждым военным советника по политическим вопросам лишь демонстрируют невежество.

При рассмотрении оборонных планов не следует думать, что речь идет о пылящихся где-то на полках мифических кипах документов. Планирование операций, или действий НАТО – многослойная система, которая охватывает как штаб-квартиру, так и всю военную структуру управления.

Чем детальнее план, тем быстрее он устаревает. Рутинный пересмотр планов – четко отрегулированный процесс. На большинство процессов распространяется государственная тайна, и все, как правило, проходит без внимания общественности.

Во-первых, Эстония исходит из широкой трактовки государственной обороны. Так что нет разницы, речь идет о плане "А", "Б" или "В", прибудут союзники или нет. В любом случае план по обороне государства должен включать все ресурсы общества. Это геополитическая азбучная истина, нравится нам это или нет.

Во-вторых, военная защита Эстонии основывается на самостоятельно разрабатываемых военных методах и коллективной защите. Так что эти компоненты, то есть самостоятельная военная оборона не менее важны.

К сожалению, документ в первую очередь связывает убедительность устрашения с коллективной защитой. С одной стороны, это логично, а с другой, создает возможность для маневра. Пришло время посмотреть в зеркало и спросить, насколько убедительна наша собственная первичная самостоятельная оборонная способность.

Кстати, вводная часть основ политики безопасности гласит, что премьер-министр каждые два года по крайней мере дважды знакомит Рийгикогу с достижением поставленных целей. Может, пора?

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: