Каарель Таранд: у партий еще есть надежда остаться в живых ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Каарель Таранд.
Каарель Таранд. Автор: Romi Hasa

В прошлом году чистые активы эстонских партий составляли минус два миллиона евро. Тем, у кого денег много, это дает возможность покупать у партий законы и прочие преимущества. Выделяемое из госбюджета пособие в размере 5,4 млн евро можно было бы удвоить, считает Каарель Таранд.

В течение многих лет эстонское общество к 10-му числу по окончании квартала получает напоминание о том, что внутри одной страны есть другая Эстония, чье экономическое и финансовое поведение несравнимо с поведением государства, самоуправлений, предпринимателей и некоммерческих объединений. Этот особенный сектор представляют партии, которые по закону каждые три месяца должны обнародовать свои отчеты о расходах и доходах.

В минувший год выборов партии в плохом смысле слова установили несколько десятков рекордов. В 2019 году партии потратили на необходимую для ведения политической деятельности рабочую силу и хозяйство 11 млн евро. Доход на покрытие этих расходов поступил в размере всего девять миллионов. Обе цифры крупнейшие за последнее десятилетие. В 2015 году, когда также прошли выборы в парламент, соответствующие показатели составили 8,5 и 7,9 млн евро, то есть невозмещенными были объявлены лишь 600 000 евро. В прошлом же году – два миллиона. Суммарно чистые активы партий имеют знак минуса, и только благодаря исключительной доброжелательности поставщиков услуг партиям до сих пор удавалось избежать судов и банкротства.

Но тенденция спада продолжительная, и если позволить ситуации развиваться в том же духе, то к концу 2023 года, когда состоятся очередные выборы в парламент, можно предсказать, что минус увеличится вдвое, а выплата долгов продлится столько же, сколько и избирательный цикл.

Чтобы понять, в чем исключительность ситуации, давайте представим обычное эстонское домохозяйство или получателя средней зарплаты, который тратит лишь то, что имеет. Что если бы получатель зарплаты, в распоряжении которого есть примерно 14 000 евро в год, покупал себе ежегодно товары и услуги на сумму 17 000 евро?

На короткий срок можно задолжать за отопление, воду, электричество и связь, но тот, кто имеет такой опыт, прекрасно знает, как быстро предприятия начинают требовать оплаты долгов или же отключают услугу. В качестве экстренной помощи можно воспользоваться кредитной карточкой или взять быстрый заем, но это единовременное удовольствие, за которым весьма быстро следует расплата. В любом случае жизнь в долг – осуждаемое обществом рисковое поведение.

Следовательно, экономическая система Эстонии относится к партиям благосклоннее, чем к другим субъектам, в результате чего партии получили возможность не напрягаться ради изменения ситуации. Но, как уже было сказано, тенденция упадка длительная, и нельзя до бесконечности отодвигать поиск решения проблемы. Дело ухудшается тем, что партии – организации с крупнейшими в государстве полномочиями власти и их рисковое финансовое поведение напрямую связано с риском коррупции.

Откровенно говоря, беды партий дают тем, у кого есть деньги, возможность купить у партий то единственное, что они могут продать – законы и привилегии. При желании это можно назвать и заказом политики.

Именно это все более нескрываемо происходит в последние годы. В конце 2016 года восемь влиятельных граждан пожертвовали четырем партиям 800 000 евро в благодарность за изменение закона о детских пособиях. Тогда последовательность была четкой: сначала закон, потом деньги. Благородный прецедент начал постепенно, так сказать, нормализовать аморальную суть торговли такого рода, и платеж в рассрочку отдельных крупных спонсоров партий в некоторых случаях превратился в предоплаты для партий, которые все труднее не связывать с конкретным законопроектом, будь то, например, аптечная или пенсионная реформа.

Да, формально все как будто в порядке, но у меня, например, как гражданина, не желающего разрушения второй пенсионной ступени, нет желания и негде взять 150 000 евро, чтобы аннулировать заказ Парвела Пруунсильда. И если бы было, то оплата бы не состоялась, потому что я считаю любые проявления клиентелизма неподобающими для общества.

К счастью, проблема безденежья партий не является неразрешимой и их несколько. Во-первых, партии могут взять себя в руки и более эффективно использовать свои разрешенные источники дохода. Всем известно, что партии являются самими дешевыми объединениями для своих членов, так как уплаты прописанных в уставе членских взносов никто не требует. В 2019 году в кассы партий поступило рекордно мало членских взносов – 109 000 евро. Год назад это сумма составляла 154 000 евро. Это крайне мало, если учесть, что в действующих партиях у нас свыше 50 000 членов. В лучшем случае членский взнос платит каждый десятый, а в среднем вклад члена партии на благо объединения составляет около двух евро. Одним словам, не уважают члены свои партии и нет оснований считать, что ситуация резко изменится.

Пожертвования партиям в прошлом году составили около трех миллионов, но два миллиона поступили от сотни крупнейших спонсоров, которые, как уже было упомянуто, обладают большей, чем рядовые граждане, рыночной властью и силой влияния, и они не могут положительно сказаться на здоровье общества.

Самая крупная сумма партиям поступает из государственного бюджета, но она не изменилась вместе с ростом состоятельности общества – это все те же 5,4 млн евро, как и десять лет назад. Если бы парламент удвоил эту сумму на следующий год, пришлось бы пережить пару недель общественного осуждения, после чего воцарился бы покой, а партии удержались бы на плаву.

Можно также вновь разрешить пожертвования от юридических лиц, которые под запретом уже в течение 15 лет. Такой шаг, понятное дело, породил бы те же проблемы покупки законов, которые сейчас реализуются через выступающих в качестве частных лиц предпринимателей. Но в то же время это может привести к очередному витку гонки пожертвований.

Экономическое спасение партий, в первую очередь, дело самих партий, но с изменением закона о партиях на Тоомпеа стоит поспешить, так как эвтаназия и самоубийство юридических лиц в Эстонии запрещены.

Редактор: Евгения Зыбина

Источник: Vikerraadio

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: