Тоомас Сильдам: нам не нужен политический суд и политические судьи ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Тоомас Сильдам.
Тоомас Сильдам. Автор: Priit Mürk/ERR

Понятно и симпатично государство, в котором правосудие вершит суд, а не политика, и в котором посол может честно сообщить пришедшим к нему в гости депутатам парламента, какой выглядит политика государства из-за границы, не опасаясь отзыва со своего поста.

Президент решила, что закон о реформе обязательной накопительной пенсии противоречит Конституции и вернула его в парламент. Она привела как юридические, так и мировоззренческие аргументы. Последние дали оппонентам возможность заявить, что глава государства воспользовалось правом политического вето.

Конечно, президент могла бы ограничиться только юридическими обоснованиями, сухо и без эмоций. Хотя, к примеру, одна из авторов Конституции 1992 года Лийа Хянни подходит к вопросу шире, отмечая, что при принятии закона должна обеспечиваться не только буква, но и дух Конституции.

По мнению Хянни, в Государственном суде состоятся очень принципиальные дебаты, где на одной чаше весов будет политическая воля нынешней правительственной коалиции, а на второй - смысл эстонского государства. Она формулирует этот смысл, опираясь на преамбулу к Конституции, которая возлагает на эстонское государство обязанность укреплять и развивать государство, "что является залогом общественного успеха и общей пользы нынешних и будущих поколений".

Именно такой была до последнего времени цель второй пенсионной ступени - копить средства для будущих пенсионеров, разъясняет Хянни.

Что теперь произойдет в Госсуде? Партия Isamaa не внесет в отклоненный президентом закон, который был ее главным предвыборным обещанием, такие существенные поправки, на которых настаивает глава государства. Так же поступит и перешедшая в лагерь сторонников реформы партия EKRE, которая рассчитывает на будущую поддержку тех, кто воспользуется возможностью забрать свои пенсионные накопления. А поскольку Центристская партия хочет сохранить единство правительственной коалиции, то противоречивый закон непременно попадет в Госсуд.

Некоторые утверждают, что поскольку вето президента было политическим, это повлечет за собой ситуацию, в которой и Госсуд начнет заниматься политикой. Словами министра финансов и зампреда EKRE Мартина Хельме: если политика начнет заниматься судами, встанет вопрос о судебной реформе.

Сейчас члены Государственного суда назначаются пожизненно парламентом по предложению председателя Госсуда. До настоящего времени выбор судей не был политическим, и кандидатов оценивали только с точки зрения профессионализма.

Однако Мартина Хельме интересует, как измеряется мировоззрение судей. По его мнению, у избирателей (очевидно, посредством Рийгикогу) должно быть право отзывать судей. Это означало бы вовлечение судей в партийную политику.

Но ведь мы не хотим политический суд и политических судей, потому что сегодняшняя партия в правительстве завтра может оказаться в оппозиции, и наоборот. На правосудие это никак не должно влиять. Наверное, и не начнет влиять, потому что сложно представить, что с судебной реформой EKRE согласились бы ее партнеры по коалиции - Isamaa и Центристская партия, не говоря уже об оппозиционных Партии реформ и Социал-демократической партии.

Точно так же следует поставить заслон разговорам и мыслям о политизации внешнеполитической службы Эстонии. Даже если дипломаты задают политикам неудобные вопросы или высказывают нелицеприятные мнения.

Возможно, и дипломатам иной раз сложно понять, какая в точности внешняя политика Эстонии и кто ее формулирует.

Например, возьмем вопрос об эстонско-российском договоре о границе и возможных территориальных претензиях, когда EKRE хочет возвращения Печорского района от России и называет договор о границе аннулированием Тартуского мирного договора, президент призывает не перекраивать послевоенные границы в Европе, Isamaa время от времени говорит о компенсации от России за причиненный оккупацией ущерб, а у Центристской партии есть протокол о сотрудничестве с "Единой Россией" и желание двигаться дальше с ратификацией эстонско-российского договора о границе.

Однако, как однажды сказал премьер-министр Юри Ратас (защищая одного из ярких эстонских дипломатов Матти Маазикаса), у чиновников должна быть возможность вежливо, беспристрастно и аргументированно обсуждать возможные проблемы нашей государственной жизни. Если нужно, то и публично. Если нужно, то и с политиками.

Понятно и симпатично государство, в котором правосудие вершит суд, а не политика, и в котором посол может честно сообщить пришедшим к нему в гости депутатам парламента, какой выглядит политика государства из-за границы, не опасаясь отзыва со своего поста.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: