Наталия Кербо из Департамента здоровья о коронавирусе в Эстонии: расслабляться еще рано ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Фото: ERR

Уже неделю Эстония живет в режиме чрезвычайного положения. Как долго продлится борьба с эпидемией коронавируса и от чего зависит ее продолжительность? Почему диагностика COVID-19 проводится выборочно? Удастся ли Эстонии избежать итальянского сценария? На эти и другие вопросы в программе "Интервью недели" ответила советник отдела эпидемиологии Департамента здоровья (Terviseamet) Наталия Кербо.

Министр социальных дел Танель Кийк прогнозирует спад напряженности через месяц, вы с ним согласны?

Безусловно, я согласна с министром, при условии, что, как я уже сказала, мы все будем следовать тем рекомендациям, которые даны в ходе объявления чрезвычайного положения. Что все, кто больны, остаются дома. Те, кто приезжают из-за рубежа, остаются в карантине на 14 дней. Мы не ходим, не собираемся в каких-то ресторанах и кафе, не устраиваем больших мероприятий, свадебных мероприятий, каких-то юбилеев. Безусловно, все зависит только от нас. В большей мере.

У нас сейчас прибавляется примерно по 20 случаев в день. О чем говорит эта цифра?

Эта цифра говорит о том, что правильно было целенаправленное тестирование, правильно выбран определенный контингент пациентов, у которых мы действительно находим коронавирусную инфекцию. Вы обратите внимание на ситуацию в соседних странах. Насколько меньше случаев в Литве. Меньше количество тестированных. То же самое в Латвии. Там тоже меньше количество тестированных и меньше находок.

То есть я считаю, что у нас достаточно сбалансированно и целенаправленно было проведено мероприятие тестирования и мы действительно постарались тестировать всех, кто был с подозрением на короновирусную инфекцию, кто приехал из-за рубежа, контакты с ними и мы вовремя дали определенные рекомендации.

Мы наблюдали ситуацию, когда число выявленных инфицированных росло скачкообразно. Сейчас эти цифры упали. Можно ли говорить о том, что ситуация стабилизировалась?

Вы знаете, любой эпидемиологический процесс, связанный с такими острыми респираторными инфекциями, как в частности короновирусная инфекция, имеет волнообразное течение. Естественно, возможен и подъем, если будут нарушены какие-то определенные действия, но в данной ситуации, когда мы говорим о цифрах - да, у нас идет подъем на 20-29-30-35 случаев в день.

В распределении по стране у нас тоже есть определенные тенденции, конечно же, больше всего - это Таллинн. Действительно, есть у нас большое количество заболевших на Сааремаа. Это связано с определенной ситуацией, которая произошла несколько недель тому назад, на волейбольные матчи приехала итальянская команда, и вроде бы как все спортсмены подтвердили, что у них нет никаких проблем со здоровьем. Тем не менее произошло заражение и распространение на острове.

Да, у нас есть уезды, где зафиксировано по одному-два случая. Но говорить о том, что сейчас на сто процентов стабилизировалась ситуация, мы не можем. Мы только ввели определенные ограничительные мероприятия.

По самому щадящему прогнозу финнов, в их стране зараженными окажется до 20% от общего населения страны. У нас такие прогнозы есть?

У нас, безусловно, тоже прогнозы есть. Но мы начинаем не с 20%, наш процент намного меньше, это около 5-10%. Но здесь нужно обратить внимание на клиническую картину этой инфекции. На опыте Китая и Италии мы имеем уже определенную базу, на основании которой мы можем говорить, что 80% заболевших короновирусной инфекцией имеют легкую клиническую форму.

То есть это небольшое повышение температуры, кашель, возможно, какая-то боль в горле. Очень редко появляются какие-то казуистические клинические симптомы, допустим, диарея, рвота - это только в 3-4%. В большинстве случаев три основных кита - это температура, кашель, боль в горле. Возможно, что у нас заболеют люди, но у нас 80% будут легкие формы.

Почему у нас тогда 5-10%, а у финнов самый щадящий сценарий - 20% ?

Вы знаете, мы смотрим на наши предыдущие сценарии, которые были связаны с пандемичным гриппом. Естественно, мы берем за основу многие вещи. Мы берем то, как у нас протекают другие вирусные инфекции. Естественно, у каждой страны свой определенный процент.

Примерно четверть инфицированных, о которых нам известно, находятся на Сааремаа. Это самый сильный очаг?

Вы знаете, при распространении эпидемии мы не можем говорить, что это самый горячий очаг. Там большее количество случаев, если посмотреть в пропорциональном отношении по количеству населения. Но если люди следуют рекомендациям, соблюдают все запреты, то количество случаев будет уменьшаться. Все зависит от нашего поведения - это самое основное.

Я не случайно говорю о Сааремаа, оттуда поступают сигналы, которые вызывают тревогу. В частности медсестра сааремааской скорой помощи пишет в газете Saareleht о неразберихе. Например, Центр тревоги отправлял обычные бригады к пациентам, у которых могла быть короновирусная инфекция. В итоге бригада без спецзащиты узнавала о возможной опасности на пороге дома.

Здесь нужно разбираться во всех нюансах данной ситуации. Я не совсем в курсе дела конкретной ситуации. По моему представлению, скорая помощь приезжает к больному в том случае, если он нуждается в госпитализации или оказании действительно неотложной помощи. Если просто идет подозрение на короновирусную инфекцию, то мы, естественно, скорую помощь просто так на насморк, кашель и небольшой подъем температуры не вызываем. То есть, наверное, здесь какие-то недопонимания были уже при вызове скорой помощи. Только так могу объяснить.

Я общался с работниками скорой помощи, все они говорят о том, что нагрузка выросла. Более того, люди имеют склонность преувеличивать, чтобы скорая точно приехала. Это же серьезная опасность?

Это серьезная опасность. Во-первых, наверное, мы не всегда понимаем, насколько важна для нас скорая помощь, потому что мы забываем, что помимо насморка, кашля и высокой температуры и своих проблем, которые, может быть, не так связаны с угрозой для жизни, у нас есть инфаркты, инсульты, травмы, есть большое количество людей, которые действительно нуждаются в скорой помощи.

И в связи с этим принято решение, естественно, уменьшить нагрузку на скорую помощь.Сейчас мы задействовали бригады скорой помощи только для взятия анализов, что, может быть, на первом этапе, как только началось распространение инфекции у нас в стране, было целесообразно и оправданно. Теперь у нас практически выведены из работы пять-шесть бригад по всей стране, мы считаем, это нецелесообразно. То есть у нас будет немножко меняться целенаправленность, взятие анализов, структура и порядок взятия анализов на короновирусную инфекцию.

Если почитать издание Saarte Hääl, то создается ощущение, словно Сааремаа бросили. Они жалуются на нехватку медицинского персонала, а когда обращаются в департамент за помощью, в ответ им советуют самим связаться с другими больницами. Это немного абсурдная ситуация, разве нет?

Я не могу сейчас на данном этапе оценить абсурдность данной ситуации, но хочу сказать, что с медицинским персоналом и особенно с медсестрами у нас всегда была проблема. И с ней мы сталкиваемся не первый месяц и не первый год. Говоря о ситуации, которая связана с Сааремааской больницей, насколько я знаю, на Сааремаа нет ни одного тяжелого клинического случая короновирусной инфекции.

Нет необходимости госпитализации тех больных, которые у нас зарегистрированы на Сааремаа. Получается, что в больнице повысилась нагрузка, но она не связана с госпитализацией из-за этой инфекции.

Если очень коротко, сейчас нет людей, у которых тяжелая форма. А если они появятся? Скажем, в Таллинне, и не будет хватать медперсонала.

Начнем говорить о том, что сейчас, как вы слышали, идет реорганизация работы во всех больницах. Прекращен плановый прием. Прекращены плановые мероприятия и операции. Это говорит о том, что освобождается определенный персонал для оказания услуг в случае большого количества госпитализированных с тяжелой формой короновирусной инфекции. То есть в больницах уже идет определенная реорганизация.

Другими словами, план есть?

Безусловно. У департамента такой план есть.

На сегодняшний день в тестировании отказывают тем, кто не находится в группе риска. Почему?

Определим группу риска. До этого, в феврале и в марте, мы тестировали в основном тех, кто приехал с лыжных курортов Франции, Германии, Швейцарии и Италии. Но мы ведь знаем клиническую картину этой инфекции благодаря исследованиям наших китайских и итальянских коллег. Мы отлично знаем, что 80% будут протекать в легкой форме, из них 20% в более тяжелой форме и 5% будут нуждаться в госпитализации.

Кто эти проценты? Ведь за процентами стоят люди. Это пожилые люди или люди с хроническими заболеваниями. То есть в данной ситуации мы тестировать будем именно вот эти группы риска. Также будут тестироваться вне зависимости от возраста все работники здравоохранения, все работники, которые поддерживают жизнеспособность страны, то есть необходимы стране. Это полицейские и пограничники. И мы будем тестировать людей с непонятной пневмонией.

Вот конкретный пример: человек сидит в карантине, поскольку у него был риск прямого контакта с зараженным. У него появляется температура. Он звонит на инфотелефон 1220 и спрашивает: что делать, мне с понедельника нужно выходить на работу. А ему отвечают: решайте сами. Происходит игра в горячую картошку между всеми инфолиниями.

Вы знаете, недопонимание всегда бывает. В данной ситуации, если у человека появились клинические симптомы, он должен позвонить своему семейному врачу. В данной ситуации будут играть большую роль семейные врачи. Это будет первый фильтр, который будет определять.

Семейные врачи оставляют за человеком право решить - уходить ему на больничный или нет. Но человек мог бы выяснить, что именно у него за заболевание. Тест он сделать не может.

Почему не может? Это решает семейный врач. В данной ситуации, если это пациент с хроническими заболеваниями..

Не входит в группу риска.

Не входит в группу риска, не входит в число тех, кто является работником здравоохранения, полиции или другого важного департамента. Если врач считает нужным по состоянию здоровья сделать тест, то, естественно, тест будет сделан.

Сейчас возникает ситуация, когда врач не может выписать направление. Почему?

Это не работает, потому что еще только готовится. Сегодня у нас еще обслуживает скорая помощь. Это не случается неожиданно. Сначала должны быть оповещены все семейные врачи. Им нужно вручить алгоритм, как это будет работать, только после этого будет проведена реорганизация тестирования. На сегодняшний день еще работает старая система.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) говорит о том, что нужно следовать принципу "тестировать, тестировать, тестировать". У нас сейчас 10 000 тестов, прибудет еще 20 000. Не получается ли, что наша практика расходится с рекомендациями ВОЗ?

Тесты будут постоянно заказываться и прибывать. Мы постоянно будем иметь в резерве около 10 000 тестов. Поступает определенное количество тестов, и резерв будет. То есть мы, естественно, будем следовать рекомендациям ВОЗ - это аксиома.

Но они говорят, чем больше тестировать, тем лучше.

Мы и будем больше тестировать. Представьте себе, что, если будут тестироваться все люди, у которых хронические заболевания. А у нас их достаточно много. Это не значит, что мы будем тестировать только тех, кто старше 60 лет с хроническими заболеваниями. Мы всех будем тестировать при необходимости, если у них появляются какие-то клинические симптомы, кто имеет хронические кзаболевания в своем анамнезе.  

А что со средствами защиты для медперсонала?

Это сейчас проблема не только в Эстонии, это проблема общая. Потому что, естественно, весь мир не был готов к тому, что нам понадобится столько респираторов, масок и тому подобного. Но тем не менее, уже на данном этапе департамент обеспечил первую необходимость семейных врачей.

Мы раздали семейным врачам около 200 000 хирургических масок. Помимо этого, у нас есть договоренность, на наше счастье на территории Эстонии есть фирма, которая выпускает респираторы. Есть договоренность с ними и подписан контракт, и мы получаем около 10 000 респираторов. И мощность этой фирмы 3000 респираторов в день. То есть в этом плане мы не сразу получим большое количество, а постепенно, регулярно будем получать средства для семейных врачей, больниц и скорой помощи.

Ваша коллега на прошлой неделе в нашей программе говорила о том, что главное - это сейчас информировать население. Тем временем, на болотах аншлаг, хотя советуют больше трех не собираться.

Зачастую люди не всегда читают нашу страницу, не обращают внимания на те плакаты, которые развешены, может, не совсем вникают. Тем не менее на данном этапе я считаю, что информации достаточно.

Очень коротко: расслабляться еще рано?

Рано.

Редактор: Виктор Сольц

Источник: "Интервью недели" (ETV+)

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: