Ханс Вяре: государственные субсидии надо ориентировать на будущее ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Ханс Вяре.
Ханс Вяре. Автор: Olev Kenk/ERR

Политикам намного проще выдать 20 млн евро для сохранения какой-нибудь задыхающейся в кризисе отрасли, чем фирме, которая сможет пережить даже плохое время. С другой стороны, в интересах Эстонии развивать высокотехнологичную промышленность и разработку продукции мирового уровня. Было бы во всех смыслах разумно перевести туда рабочие места из какого-нибудь сектора с более низкой добавленной стоимостью, считает главный редактор газеты Sakala Ханс Вяре.

Если какой-то предприниматель все еще не испытал потребности в госпомощи, он наверняка занимается курьерской доставкой, производством дезинфицирующих средств или пошивом защитных масок.

Нет причин стыдиться обращения за помощью. Знаменитый лозунг Джона Кеннеди - не спрашивай, что государство может сделать для тебя, а спроси у себя, что ты можешь сделать для государства - и сейчас выглядит как хороший принцип, но следовать ему могут только те, кто сам стоит на ногах. Многие предприятия и организации, увы, устоять на ногах без помощи государства не в состоянии.

По какому принципу выбирать достойных поддержки?

Совсем не ясно, сколько потребуется денег, чтобы обеспечить кровообращение в переведенной в искусственную кому экономике.

В Эстонии говорили о двух миллиардах евро. Это приличная сумма при внутреннем валовом продукте в 28 млрд евро, но она может оказаться далеко не окончательной. Кроме того, есть сотни миллиардов из Евросоюза, часть которых получит и Эстония. Разумеется, эти астрономические суммы означают не только разбрасываемые с вертолета пачки денег (англ. helicopter money, неортодоксальная мера экономической политики, предусматривающая раздачу денег государством потребителям для стимулирования экономического роста - ред.), а в значительной мере кредиты и поручительства по кредитам.

Перед государством стоит отнюдь не простая задача. Да, оно может взять кредит, а Европейский центральный банк - напечатать денег. Но верно и то, что государства живут за счет людей и предприятий, а обратное возможно только в течение очень короткого времени.

Советский Союз научил нас тому, что невозможно требовать от каждого по возможностям, одновременно давая каждому по потребностям. Даже в том случае, если сельхозработы сделают пионеры. По какому же принципу выбирать достойных поддержки?

Разумеется, следует предоставить помощь необходимым и попавшим в серьезную беду секторам. Движение автобусов практически остановилось. Из Вильянди в Таллинн не ходит ни один автобус, школьные экскурсии отменены. Автобусные фирмы, несомненно, нуждаются в деньгах.

Культурные мероприятия не проводятся, их организаторам и исполнителям угрожает банкротство. При этом необходимость обеспечить сохранение эстонской культуры прописана даже в Конституции. Здесь обязательно нужно оказать поддержку.

Рекламные доходы прессы резко упали, а снабжение людей качественной информацией жизненно важно, независимо от кризиса. Поэтому нужно поддержать и СМИ.

Сельское хозяйство обеспечивает нашу продовольственную безопасность. Их... Так в конце концов придется перечислить абсолютно всех.

Во многих случаях государству придется раскошелиться, чтобы какое-нибудь существенное предприятие или отрасль не умерли. Но ведь и Тыниссон [герой романа "Весна" Оскара Лутса] не стал бы сорить сотенными купюрами просто для того, чтобы хутор "Юлесоо" не пошел с молотка. Как бы хорошо ни умел просить Тоотс, зажиточный фермер не открыл бы кошелек, если бы у молодого хозяина "Юлесоо" не было четкого плана, как вывести хутор из затруднительного положения.

Важно, чтобы у людей была работа и источник дохода. Но эта работа не обязательно должна быть такой же, как до кризиса. Более того, некоторым отраслям эстонской экономики или крупным предприятиям в любом случае требовалось сменить направление или провести реорганизацию. Теперь, когда пандемия так или иначе обнулила все наши расчеты, самое лучшее время задуматься, что и как надо улучшить.

Старая история о рыбе и удочке

Конечно, сейчас нельзя взять одну отрасль и заменить ее другой. Однако субсидии можно распределить так, чтобы польза от них была и в следующем году, и через два года, а может быть, и через десять лет, чтобы они предоставлялись не просто для того, чтобы пережить кризис.

Это старая история о рыбе и удочке. Например, помогая туристическим фермам, можно предоставить субсидии на развитие экологичного туризма или составление культурных программ, знакомящих с округой. Вместо завода для очистки сланцевого масла можно было бы инвестировать в возобновляемую энергию и т.д.

В опубликованной части правительственного плана по спасению экономики можно найти признаки того, что в этом направлении думают. Взять хотя бы 73 млн евро на ремонт многоквартирных и небольших домов, которые не только дадут работу строительному сектору, но и помогут достижению климатических целей. Не следует забывать, что вирус никак не повлияет на экологический кризис; эта проблема просто поставлена на паузу.

В антикризисных мерах правительства, на первый взгляд, много непонятного. Например, для находящегося в относительно хорошем состоянии сельского хозяйства предусмотрено 200 млн евро, а полностью обвалившийся туристический сектор получит всего 35 млн.

Продовольственная безопасность, конечно, исключительно важна, но именно поэтому нет оснований полагать, что фермеры понесут очень большие убытки во время кризиса. При этом не следует забывать, что туризм, хотя и не является жизненно необходимым сектором экономики, в прошлом году дал 7,9% нашего ВВП, т.е. в два раза больше, чем сельское хозяйство, рыболовство и лесное хозяйство вместе взятые.

Детали этих мер поддержки выяснятся только после принятия парламентом прикладных актов. Тогда мы и увидим, сколько в них рассчитано на длительную перспективу, сколько на тушение пожара, а сколько - на зарабатывание политических пунктов. К сожалению, я склоняюсь к мысли, что нацеленных на будущее проектов с продуманной стратегией мы встретим там меньше всего.

Один характерный пример государственной инвестиции в расчете на будущее - предложение Cleveron поставить почтовый автомат в каждой деревне. Одна из передовых эстонских фирм смогла бы запустить свой завод на полную мощность, заказывала бы компоненты у других предприятий, а к концу года была бы создана инфраструктура, которая бы уменьшила потребность в физических контактах во время пандемии, а в будущем способствовала бы сохранению окружающей среды и улучшала качество жизни в сельских районах.

Конечно, Cleveron не относится к числу фирм, которые больше всего нуждаются в помощи. Предприятие хорошо капитализировано, получало в последние пару лет приличную прибыль и не имеет банковских кредитов. Уточню, что Cleveron не просило у государства субсидию, а сделало ему предложение купить 4500 почтовых автоматов.

Политикам намного проще выдать 20 млн евро для сохранения какой-нибудь задыхающейся в кризисе отрасли, чем фирме, которая сможет пережить даже плохое время. Как уже отмечалось, такое сохранение часто необходимо. С другой стороны, в интересах Эстонии развивать высокотехнологичную промышленность и разработку продукции мирового уровня. Было бы во всех смыслах разумно перевести туда рабочие места из какого-нибудь сектора с более низкой добавленной стоимостью.

Конечно, государственные инвестиции делать непросто. Наряду с политическими соображениями, всегда возникает вопрос, в какой мере государству следует вмешиваться в частное предпринимательство, как делать это таким образом, чтобы у участников рынка были равные возможности, и как предотвратить риск коррупции.

Однако усилия, которые требуются для поиска сбалансированных и прозрачных решений, обязательно окупятся, если благодаря им мы сможем выйти из этого кризиса с предприятиями и инфраструктурой, ориентированными на будущее, а не с организацией труда времен колхозов.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: