Мартин Кадай: в Эстонии была вспышка, а не эпидемия коронавируса ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Мартин Кадай.
Мартин Кадай. Автор: ERR

Хотя коронавирус остановил жизнь в Эстонии почти на два месяца, речь шла лишь о вспышке заболевания, поскольку до эпидемии не дошло, рассказал глава отдела экстренной медицины Департамента здоровья Мартин Кадай в интервью ERR.

- У нас была эпидемия коронавируса или просто вспышка заболеваемости?

- Определение эпидемии текучее, у него нет числовых значений. Мы между собой тоже обсуждали этот вопрос, но я склоняюсь к мнению, что в Эстонии была вспышка заболеваемости, а не эпидемия, потому что в случае острых инфекций дыхательных путей порог эпидемии значительно выше. Однако надо учитывать, что если во всем мире вспышка заболеваемости рассматривается как пандемия, то это тоже важный фактор.

- Вы подготовили несколько оценок рисков. Что нас ждет следующей осенью - эпидемия или снова вспышка заболеваемости?

- Это зависит от двух обстоятельств. Во-первых, как поведут себя люди и общество. В случае первой волны мы видим, что государства и общества действуют довольно жестко и радикально. Конечно, такая модель поведения не устойчива с точки зрения функционирования общества. Теперь это зависит от того, какие новые проблемы появятся на повестке и сколько государств будут готовы прилагать усилия для контроля над заболеванием. Иными словами, какая в дальнейшем будет политика близлежащих государств в отношении борьбы с COVID-19. Во-вторых, то, что мы не можем это контролировать и что нам неизвестно - изменится ли возбудитель заболевания и если да, то как. В таких возбудителях запрограммирована изменчивость, это дает вирусу преимущество при распространении.

- Как государству нужно готовиться к новой волне коронавируса?

- Из опыта первой вспышки мы извлекли очень много уроков. В системе здравоохранения обязательно нужны инвестиции на уровне больниц, скорой помощь и первого уровня [здравоохранения]. Также обязательно нужно увеличить возможности системы здравоохранения в целом, возможности Департамента здоровья. Обязательно нужно учесть и то, что кризис обнажил системные проблемы в здравоохранении, которые были в нем постоянно.

- Что вы имеете в виду?

- Одна системная проблема - дефицит медсестер, и ее невозможно решить за пару месяцев. Это можно сделать только за несколько лет. Нужно обучать больше медсестер, возвращать врачей и медсестер, которые сейчас не работают в здравоохранении. Эта проблема остро стояла и до кризиса, но во время кризиса она особенно усилилась.

- Но что нужно быстро сделать до осени для подготовки к новой вспышке?

- В нынешний кризис самой острой проблемой был дефицит средств индивидуальной защиты. Мы увидели, что во время глобального кризиса привычные цепочки поставок довольно быстро прерываются. Это означает, что если у Эстонии возможность производить [такие средства] на месте отсутствует или очень ограничена, то единственное решение - наличие запасов. Сейчас поставлена цель, чтобы у поставщиков услуг здравоохранения был месячный запас. Для этого государство сделает большой рамочный заказ, в рамках которого учреждения здравоохранения и ухода смогут создать такой месячный запас. Отдельный вопрос - государственный медицинский резерв, который касается также лекарств и медицинского оборудования. Еще более сложным аспектом этого вопроса является то, должны ли оптовые продавцы лекарств в Эстонии иметь дополнительные запасы на месте, и если да, то какие.

- Все-таки, что конкретно надо сделать?

- У учреждений здравоохранения должен быть месячный запас средств индивидуальной защиты, чтобы быть готовым к интенсификации распространения вируса, которая, вероятно, может начаться с осени. Конкретное предложение - увеличить государственный резерв, чтобы там был запас средств защиты и лекарств для системы здравоохранения на два месяца. Это большие инвестиции.

- О какой сумме идет речь?

- Сложно сказать, но мы говорим о десятках миллионов евро.

- Эти вещи можно купить и запасти, но если осенью эпидемия дойдет до Эстонии, знает ли государство, сколько медиков смогут помогать людям и не останутся в стороне из-за возраста, который ставит их в группу риска?

- То, что человек по возрасту относится к группе риска той или иной болезни, не является противопоказанием для работы в здравоохранении. В здравоохранении должна быть обеспечена достаточная защита от инфекций. Если это не обеспечено в здравоохранении, то о чем вообще говорить? Один из уроков кризиса - необходимость напоминать медикам о требованиях инфекционного контроля и защиты от инфекций. По закону, в каждой больнице, в которой осуществляется активное лечение, должен быть инфекционный контроль, но это проблемное место. Это часть плана - обучать больше людей, отвечающих за инфекционный контроль.

- Когда начался кризис, несколько отелей предложили переоборудовать их в больницы. Предусматривают ли планы такой вариант осенью?

- Департамент здоровья разработал альтернативный план. Это самый крайний вариант, который будет использован при крупной эпидемии инфекционного заболевания, инцидента с большим числом жертв и т.п. событий. Там запланирована возможность развернуть альтернативные больницы. Нынешний план предусматривает две альтернативные больницы в районе Таллинна. Но до этого должны быть исчерпаны все возможности больниц путем реорганизации лечения в них. Если кризис касается одного конкретного района, то можно использовать полевой госпиталь Сил обороны.

- Во время весеннего кризиса очень много решений принималось методом проб и ошибок. Какие ограничения департамент порекомендует вводить правительству, а какие не считаются обоснованными?

- В случае этой болезни очень важно удерживать ее распространение под контролем. Эффективнее всего это получается, если у нас есть представление о ситуации, если мы знаем, где она распространяется, какие типичные пути распространения, кого это больше всего затрагивает. Если такого представления нет, то мы с большой вероятностью упустим что-то важное. Самое важное здесь это лабораторный мониторинг, обеспечение возможностей для тестирования, выявление заболевших, их консультирование, опрос тесно контактировавших с ними людей. Эта самая эффективная деятельность, в том числе по затратам, потому что она спасает общество от широких ограничений.

Если говорить об ограничениях, то в случае этой болезни четко выделились группа и места риска, на которых воздействие самое тяжелое. Это больницы и дома по уходу, потому что у находящихся там людей болезнь может протекать тяжело, а в некоторых случаях, которых невозможно избежать, может приводить к смерти. Это означает, что ограничения на посещение медицинских учреждений или учреждений по уходу, а также жесткий инфекционный контроль в них - это следующий шаг, который Департамент здоровья считает правильным и рекомендует.

- То есть осенью, если будет новая вспышка заболевания, вы не считаете нужным массово закрывать школы и магазины?

- Сейчас в научных кругах есть четкое понимание, что дети не являются группой риска этого инфекционного заболевания, и нет доказательств, что дети являются существенным фактором в его распространении. По поводу закрытия школ рискну сказать, что как минимум в случае начальных и основных школ нужно будет очень серьезно подумать, нужен ли такой шаг. Это [закрытие школ] не самая эффективная мера для ограничения распространения инфекции в обществе.

- А торговые центры, кинотеатры, театры, тренажерные залы?

- Здесь нужно исходить из воздействия на экономику, которое Департамент здоровья не может в полной мере рассматривать. Мы можем сказать, где самое рискованное место для появления тяжелых последствий.

- Что будет с плановым лечением в случае новой вспышки? Снова распорядитесь его приостановить?

- Основная причина приостановки планового лечения во время этой [весенней] вспышки была связана с дефицитом средств индивидуальной защиты, а не с ситуацией бесконтрольного распространения инфекции в Эстонии. Если доступность средств индивидуальной защиты обеспечена, то этот вопрос утрачивает актуальность. Но если заболеваемость будет распространяться более интенсивно, то для всех больниц установлено, сколько они должны выделить мест для лечения больных с коронавирусом, как реорганизовать работу в больнице. Для этого есть подробный план, цель которого - обеспечить доступность планового лечения. Но если это будет невозможно, то его начнут поэтапно ограничивать.

- Насколько больницы должны увеличить свои возможности интенсивной терапии, чтобы они смогли помочь тяжелобольным в случае второй волны заболевания?

- Отдельного расширения возможностей не предусмотрено, планируется перепрофилирование имеющихся мест в интенсивной терапии и создание специальных отделений COVID-19. Здесь нужно понимать, что больничная койка сама по себе не функциональна, если нет занимающегося пациентом персонала.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: