Рийна Сиккут: клубника и разница в зарплатах ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Рийна Сиккут.
Рийна Сиккут. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

Нападки на иностранных сезонных рабочий и критика в адрес фермеров и садоводов стали для EKRE неприятным и затяжным вопросом, который может даже пошатнуть их рейтинг, пишет депутат Рийгикогу от Социал-демократической партии Рийна Сиккут.

Когда я читала новость о том, что министр финансов Мартин Хельме не считает важным повышать прозрачность заработной платы, чтобы сократить разницу в зарплате между мужчинами и женщинами, то я подумала, что высмеивание разницы в зарплатах и благородная цель по уменьшению бюрократии в Европейском союзе - хороший способ отвлечь внимание от клубники. Я ошибалась. В воззрениях Хельме просматриваются невежество и лицемерие.

"Традиционные" контраргументы - прозрачность зарплаты увеличивает административную нагрузку, разница в зарплате сама по себе уменьшается, разницы в зарплате нет, потому что человек сам не считает, что он будет получать или платить меньшую зарплату из-за пола, сейчас не подходящее время, чтобы с этим разбираться, потому что кризис/лето/мало денег/другие важные темы - министр просто использовал с точки зрения конкурентоспособности предпринимательства.

Попросту говоря, он считает, что применение мер для повышения прозрачности зарплат является вызовом для глобальной конкурентоспособности компаний. Те, кто ищут таланты, не должны подвергаться дискриминации, предприятиям стоит больше доверять, формирование зарплаты должно быть свободным, а переговоры о размерах заработной платы должны мотивировать работника развиваться.

Отвечаю на утверждения

Действительно, глобальная конкурентоспособность важна для Эстонии и ЕС, но это не означает конкуренцию в самой низкой ценовой категории. Мы не можем это делать уже на протяжении долгого времени и это не может быть целью, поскольку это приведет к плохим условиям труда и низкой зарплате.

Конкурентное преимущество Европы должно заключаться в другом. Биоразлагаемые упаковки, экологические продукты, изделия ручной работы и выращенная в Эстонии клубника тоже не самые дешевые на рынке, но мы все равно их покупаем. Мы делаем это, поскольку это соответствует нашим ценностям, представляет нечто такое, что мы хотим поддерживать и предпочитаем потреблять.

По аналогии, "ориентированная на людей цифровая экономика" в Европе означает, что мы не можем производить технологичные товары столь же дешево как Китай. Мы не хотим, например, предоставлять данные крупным американским корпорациям, чтобы они этим зарабатывали, а считаем правильным, что данными владеет человек, а технологии не используются для нарушения прав человека.

Конечно, работа меняется, рабочие перемещаются по миру и работать можно дистанционно. Но подсознательные установки и предрассудки также передвигаются через границы, и всемирное соревнование талантов не исключает дискриминацию.

Таким образом, с одной стороны, растущая интернационализация не означает автоматического исчезновения разницы в зарплатах. Гендерная разница в зарплатах сохраняется и в других странах и, с другой стороны, большинство из нас все еще работает c девяти до пяти у одного работодателя в своей стране. Таким образом, возможные выгоды от глобальной борьбы талантов не достигают многих людей.

Хельме считает, что "предпринимателям следует больше доверять и не вводить для них постепенно дополнительные ограничения, в том числе связанные с зарплатами". Это еще что такое? В последние месяцы мы, наоборот, слышали, что предприниматели - рабовладельцы, что они должны платить более высокую зарплату, а сезонные работники - зло. Где тут доверие предпринимателям? Почему министр финансов не заботится о конкурентоспособности фермеров?

Если посмотреть на это еще и с гендерной перспективы, то кажется, что Хельме культивирует трансграничную мужскую солидарность. Мужчинам из Украины, работающим на стройках или поле, нельзя платить более низкую зарплату, а зарплата наших женщин не важна - тут нужно доверять предпринимателю, чтобы более высокая зарплата женщин не вредила конкурентоспособности!

Министр финансов поддержал формирование свободной заработной платы. "По нашей оценке, основным фактором, влияющим на зарплату, является вклад человека в успех компании, и пол тут не играет важной роли" - вот сигнал, с которым выступил Хельме.

В то же время, в обществе домашние обязанности распределены неравномерно, в сфере образования и на рынке труда присутствует сегрегация по половому признаку, а женщины недостаточно представлены на руководящих должностях. Однако все эти вещи, "по нашим" оценкам, не влияют на набор и оплату труда работников. Интересно, означает ли "мы" министров EKRE, работников министерства финансов или мужчин? Пойди разберись!

Кроме того, оказывается, что переговоры о заработной плате увеличивают мотивацию работников к развитию. Нельзя исключать, что с некоторыми людьми так и есть, но советы в стиле "старайся больше и будь лучше" не уменьшают структурное неравенство на рынке труда. Особенно в случаях, когда женщины именно стараются - их средний уровень образования выше, чем у мужчин.

По данным Департамента статистики, с 1997 года женщины также больше участвуют в обучении на протяжении всей жизни. Однако эти 23 года усилий почему-то не учитываются на переговорах о зарплате.

Хельме приходит к выводу, что все регулирование для сокращения разницы в зарплатах между мужчинами и женщинами следует отменить, потому что предприниматели в Эстонии "никого не дискриминируют по гендерному признаку!". Кстати, у нас нет такого регулирования, но в законе установлена обязанность платить равную зарплату за равный труд.

Нельзя допустить продолжение неравенства

Разница в зарплате между мужчинами и женщинами широко обсуждается в Эстонии уже более десяти лет. Эстония по-прежнему имеет самый большой разрыв в оплате труда мужчин и женщин в ЕС, который, по данным Eurostat за 2018 год, уменьшился до 22,7%. До настоящего времени в Эстонии занимались информированием, обучением работодателей и анализом разницы в оплате труда.

Очень важно, чтобы каждый работодатель лучше продумывал принципы подбора и оплаты труда своих работников, которые учитывали бы реальные навыки и знания работников. Это уменьшит подсознательные установки и предрассудки, которые касаются пола, возраста и особых потребностей человека.

В современной производственной среде различия в зарплатах должны быть понятны работникам и обоснованы; это улучшает внутренний климат и удовлетворенность работой.

В Эстонии все еще широко распространено представление, что разница в оплате труда сокращается естественным путем и никакого вмешательства не требуется. Нельзя допускать продолжение неравенства, тихо надеясь, что эта разница исчезнет сама по себе или под воздействием свободного рынка. Свободный рынок закрывает глаза на неравную зарплату точно так же, как допускает "рабовладение".

Редактор: Кристина Шешукова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: