Ханс Вяре: как изображать историю? ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Ханс Вяре.
Ханс Вяре. Автор: Olev Kenk/ERR

Как изображать историю, когда меняется общество, на Vikerraadio рассуждал главный редактор газеты Sakala Ханс Вяре.

В мире сложилась интересная ситуация. Во многих странах скульптуры скидывают с постаментов, а у нас страсти разгораются из-за еще не установленных памятников.

Ну да. Тут следовало бы спросить, можно ли вообще в случае таких круглых предметов, как голова Пятса, использовать слово "установить"? Если когда-нибудь вандалы захотят его снести, то головы покатятся в прямом смысле слова.

Можно также пошутить, что скульптура посвящена Большой Гигантской Голове из комедийного сериала "Третья планета от Солнца", и сказать, что череп Константина положили на поднос. Или же придумать еще что-то. Столько сарказма и иронии эстонские произведения искусства давно не удостаивались.

И дело не в том, что объяснения архитектора Тойво Таммика, почему он со скульптором Верго Верником решил создать Пятсу именно такой памятник, всячески разумны. Я совершенно согласен с Таммиком: огромная голова привлекает больше внимания, чем непритязательная фигура на скамейке, а государственных деятелей знают по выражениям их лиц, а не цепочкам от часов или шнуркам. Безусловно, авторы очень основательно продумали скульптуру в отличие от доморощенных критиков, которым для рецензии достаточно одного взгляда.

К сожалению, от преданной работы авторов в случае скульптуры большого толка нет, если ее смысл нужно объяснять. Почти все, кто в будущем увидит в городском пространстве "Государственную голову", примут решение так же быстро, как и те, кого Таммик осуждает за минутную критику на основании эскиза. Монументальное искусство – тот благодарный род искусства, который в подходящем месте никогда не окажется без публики, но должен быть готов к соответствующим первым впечатлениям и оценкам.

В стоящих в парках и на улицах скульптурах мало кто соблаговолит искать внутреннюю красоту и скрытый смысл. Здесь в первую очередь важно первое впечатление.

В Вильянди спорят по поводу другого памятника. Наряду с Нарва-Йыэсуу Вильянди – последнее место в Эстонии, в котором не был восстановлен памятник павшим в Освободительной войне, так как советская власть использовала известный с античности прием и вместо взорванного памятника построила свой храм, партийное здание. Сегодня-завтра падут последние стены амортизировавшегося, неэффективного и безобразного, по мнению многих, здания, так что место для памятника вскоре будет свободно. Правда, пока денег на памятник нет и вместо него будет газон. Хорошая возможность сделать небольшой перерыв и подумать, как лучше всего увековечить павших в Освободительной войне.

Опросы редакции Sakala показали, что большая часть жителей и политиков хотели бы восстановить созданный Амандусом Адамсоном памятник. Народ принял бы его значительно теплее, чем таллиннцы голову Пятса. Сторонники скульптуры Адамсона ссылаются на голову Пятса как на предупреждение, мол, вот до чего мог бы довести новый конкурс.

Если бы кто-то мог закопать работы Адамсона или спрятать их иным образом, то я бы обеими руками проголосовал за их восстановление. Сейчас же мы можем сделать лишь копии произведений знаменитого ваятеля. Разве это лучшее решение? Если целью являются историческая последовательность и восстановление разрушенного коммунистами, то да. Но должен ли памятник хранить прошлое в наших умах? Или же наши чувства в прошлом? Копируя начало прошлого столетия, мы, к сожалению, больше занимаемся последним и меньше – первым. Памятник павшим в Освободительной войне не должен быть объектом, к которому школьников и туристов водят лишь в обязательном порядке. Нельзя, чтобы памятник смешивался с чередой других, виденных в течение жизни бронзовых и мраморных глыб. Он должен производить впечатление и запоминаться.

В случае восстановления копия работы Адамсона появится в месте времен Пятса, но город вокруг него уже не тот. И люди тоже. Поэтому, если дойдет до этого, следует продумать, как оформить окружающее пространство, чтобы место затрагивало чувства и было современным. Жаль, что в некотором смысле поезд уже ушел, так как проект площади Вабадузе был составлен без учета памятника. И там уже есть камень в память о репрессированных, а также памятники народному фронту и Йохану Лайдонеру.

История норовит состоять из военных историй, а каждая военная история в свою очередь – из биографий. Давайте тогда посредством установки памятника расскажем историю Вильянди и Освободительной войны и сделаем это на понятном современным молодым людям языке. Было бы прискорбно, если бы из-за некоторых подвергнутых острой критике решений мы начали бояться современных приемов и пытались бы судорожно придерживаться безопасного, но истоптанного пути.

Не стоит забывать о том, что исторические личности жили и действовали, руководствуясь нормами морали, знаниями и бытом своего времени. И точно так же следует помнить, что и нам нужно смотреть на прошлое другим взглядом, нежели бывшие герои и злодеи. Каждое поколение должно оставить в истории свой характерный след, в противном случае прожитое им время будет бессмысленным.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: