Маарья Вайно: внутренняя эмиграция сменилась внутренней колонизацией ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Маарья Вайно.
Маарья Вайно. Автор: ERR

Вместо того чтобы волноваться о неполиткорректности различных деятелей из далекого прошлого, следовало бы принять меры к тому, чтобы наше государство по своему поведению действительно не оказалось коррумпированной периферией как внешне, так и на уровне менталитета, пишет литературовед Маарья Вайно.

В последнее время много говорят о бремени колониализма. В первую очередь в этом обвиняют Западную Европу и Соединенные Штаты Америки, но голову пеплом посыпает, например, и Финляндия, которая как часть бывшей Российской империи чувствует ответственность за действия тогдашнего государства.

Шутки шутками, но вообще о колониализме говорят в прошедшем времени. И все же в Эстонии есть причина взглянуть на эту тему и под совершенно актуальным углом. Приведу некоторые примеры, почему мне в последнее время (а на самом деле и дольше) кажется, что я словно бы не живу в независимом государстве с действующими законами, которое отстаивает интересы своих жителей.

Центр, полупериферия и периферия

Во-первых, никуда не уйти от проведенной по линейке трассы Rail Baltic. Это довольно-таки яркий пример колонизаторского проекта, потому что его результатом станет транзитная железная дорога, использующая ресурсы нашей страны в интересах других стран, в первую очередь великих держав.

Цель создания колоний с незапамятных времен состояла в развитии торговли для увеличения власти и богатства. К сожалению, для Эстонии проект Rail Baltic это именно то, за счет чего кто-то другой сможет увеличить свою власть и богатство.

Да, конечно, и среди нас найдутся те, кто смогут набить свои личные карманы, и, наверное, их голоса сейчас звучат громче всего.

Обоснование, согласно которому раскалывающую Эстонию железная дорога сделает ее менее периферийной, само по себе разоблачающее, поскольку оно показывает представление об Эстонии как о периферии. И пересекается с такой колонизаторской идеологией, которая делит мир на три зоны по степени богатства и власти: центр, полупериферия и периферия. А периферия должна слушаться, ведь у нее не может быть каких-то иных интересов, отличных от центра, не правда ли?

Зарплата и ценностные установки

Заносчивый колонизаторский менталитет, кстати, можно встретить и в уменьшенном масштабе. Например, только на прошлой неделе нас потрясло сообщение, что руководитель нового Департамента по делам образования и молодежи Улла Илиссон начнет зарабатывать больше премьер-министра и президента. Обоснование, что у нее большая ответственность, абсурдно, потому что по законам Эстонской Республики наибольшая ответственность лежит на премьер-министре, а не на руководителе Департамента по делам образования и молодежи.

Но вопрос даже не в конкретном размере зарплаты, а в выражении ценностных установок. Годами говорят о том, что у нас в школах скоро не будет учителей, в больницах - медсестер, в Спасательном департаменте - спасателей и т.д., потому что зарплаты слишком низкие. Теперь выясняется, что все эти люди просто не умеют добиваться для себя более высокой зарплаты!

В любом случае одна лишь разница в зарплате министра и новой главы департамента почти равна минимальной зарплате работника культуры, которую большими усилиями удалось поднять до 1300 евро. Неужели ответственность учителей, медицинских работников, спасателей, работников культуры и многих других действительно настолько меньше, хотя они иногда прямо отвечают за жизни людей?

В связи с этим возникает жутковатое чувство, словно где-то работает какая-то (колонизаторская?) чужая власть, которая распределяет блага т.н. высшему классу, а "местные" пускай, так сказать, остаются на своем уровне. А все же это публичные деньги "местных", посредством которых кто-то увеличивает свое богатство.

Дорога к морю

В качестве местного жителя я бы хотела вспомнить и о местных самоуправлениях, которые забывают, что давая разрешение на продажу недвижимости на побережье, необходимо обеспечить проход к морю для всех граждан. Это вроде бы предусмотренное законом право в реальной жизни начало понемногу исчезать словно в лихие девяностые, когда сторожевыми псами и высокими заборами можно было перекрыть любую дорогу, какой бы старой она не была, потому что действовало право сильного.

Сегодня могло бы быть по-другому, да не тут-то было: и теперь при попытке пройти к морю все чаще натыкаешься на закрытые знаком "частная территория" дороги, которые еще недавно были дорогами общего пользования.

Настало время пересмотреть Закон о вещном праве и другие документы, недвусмысленно прописав, что доступ к публичному водоему перекрывать нельзя и что исторические, десятилетиями использовавшиеся дороги являются точно такой же "публично-правовой" вещью, как и сами водоемы.

В условиях оккупации мы должны были считаться с тем, что проход к морю был либо запрещен, либо разрешался по предъявлении удостоверяющего личность документа. В независимом государстве мы платим налоги местному самоуправлению, но благами местного самоуправления, такими как, например, свободный доступ к морю, наслаждаются отдельные избранные, которые ревниво перекрывают всевозможные пути. Разве так было задумано?

Если в советское время в ходу было выражение "внутренняя эмиграция", но сейчас хочется использовать выражение "внутренняя колонизация". Вместо того чтобы волноваться о неполиткорректности различных деятелей из далекого прошлого, следовало бы принять меры к тому, чтобы наше государство по своему поведению действительно не оказалось коррумпированной периферией как внешне, так и на уровне менталитета.

Редактор: Андрей Крашевский

Источник: Vikerraadio

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: