Индрек Нейвельт: из фонда KredEx можно сделать новый банк ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Индрек Нейвельт.
Индрек Нейвельт. Автор: Siim Lõvi/ERR

На базе портфеля KredEx можно создать банк, а банк через два-три года вывести на биржу. Можно определить рыночную стоимость портфеля и продать новому банку. В результате вырастет банковская конкуренция, и у людей появится новая возможность для инвестирования своих сбережений, пишет Индрек Нейвельт.

На прошлой неделе разгорелись страсти вокруг кредитной политики нашего правительства - кому правительство дает кредиты, а кому - нет. Я не хочу давать оценку отдельным предприятиям, но хочу разъяснить, как обстоят дела в банковской системе в целом.

В прошлом году я опубликовал несколько статей о проблемах эстонской банковской системы. В частности - о слабой конкуренции и высокой рентабельности. Из-за недостаточной конкуренции мы, в качестве банковских клиентов, ежегодно переплачиваем 200 млн евро. Этот факт не вызывает столько дискуссий, как то, что некое предприятие во время кризиса получило от правительства кредит на льготных условиях.

В прошлом я много писал о завышенных сборах в пенсионных фондах. Второй банковский продукт, который многих затрагивает - это потребительский кредит.

Согласно статистике банка Эстонии, на конец июня эстонские банки выдали 527 000 потребительских кредитов. Средняя ставка по кредиту, согласно данным Банка Эстонии, составила 16,3%.

В мае 2004 года, когда мы вступили в Европейский союз, и действовало не евро, а кроны, средняя процентная ставка по потребительскому кредиту была почти на 1% ниже и составляла 15,4%. Но тогда были кроны и по вкладам выплачивались проценты. Теперь же процесс выдачи кредитов автоматизирован, однако потребитель от этого не выиграл. Ситуация в банковской системе - это проблема для нашего общества.

Будущее банковской системы

В банковской системе происходят серьезные изменения. Самое большое из них - автоматизация процессов. В результате автоматизации для банков мы все стали набором записей, которые обрабатываются банковскими алгоритмами.

Алгоритмы решают, получим ли мы кредит и какой продукт нам стоит или не стоит предлагать. Эти алгоритмы изменяют управляющие рисками, сидящие где-то далеко в головных конторах. Так выдаются кредиты частным лицам и малым предприятиям.

Решения в отношении средних и крупных предприятий принимают местные сотрудники, у которых есть четкие инструкции из головной конторы. Здесь остается мало места для творчества и свободы принятия решений. Те банки, головные конторы которых находятся ближе, более гибкие и могут завоевать рынок. Но в целом они крохотные и существенно повлиять на рынок не могут.

Кроме того, росту местных банков препятствуют ожидания высокой доходности. Если бы ожидаемая доходность собственного капитала составляла 10-12%, что является очень высоким показателем в условиях текущей процентной ставки, то банк мог бы значительно больше влиять на рынок, и благосостояние нашей экономики от этого бы только улучшилось. А доходность 10–12% была бы очень хорошей инвестицией для инвесторов.

Таким образом, нынешнее кризисное время следует рассматривать как возможность увеличить банковскую конкуренцию.

Как можно увеличить конкуренцию?

Правительство пообещало, что на гарантии и кредиты через фонд KredEx будет выделено не менее 1,5 миллиарда евро. Сейчас эстонские банки выдали предприятиям кредиты на сумму более 9 миллиардов евро. Если KredEx выдаст кредиты и гарантии на 1,5 миллиарда евро, то это будет равноценно объему кредитов, выданных банками LHV и Coop. Это значительный объем, который может повлиять на рынок.

На базе кредитного портфеля KredEx можно создать новый банк, а через два-три года вывести на биржу. Можно оценить рыночную стоимость портфеля и продать новому банку. В новом банке государству бы принадлежало менее половины акций. Остальную часть можно продать на бирже физическим лицам и предприятиям.

Тогда бы на бирже появилась настоящая народная акция. С одной стороны, на рынке бы возросла конкуренция, и цены бы упали, а принятие решений станет ближе к клиенту. С другой стороны, у людей бы появилась новая возможность инвестировать свои сбережения.

Если такой банк будет успешно функционировать, то прямая выгода для общества составит 200 млн евро в год. Также банк окажет и косвенное влияние, связанное с большей гибкостью на рынке и с тем, что средства не будут уходить из страны в виде дивидендов. В сумме выходит прибыль в размере 1% от ВВП. И так каждый год.

Аналогичная проблема существует и в банковской системе Литвы. Там правительство уже рассматривает возможность приобретения банка. Они распознали проблему и перешли к действиям.

Статья основана на публикации Индрека Нейвельта в Facebook.

Редактор: Дина Малова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: