Цинизм чиновников: на опекуна потерявшего мать ребенка попытались переложить долги матери ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Иллюстративная фотография.
Иллюстративная фотография. Автор: Pixabay

Женщина, которая по доброте душевной согласилась стать опекуном оставшегося без матери ребенка, получила от Департамента городского имущества Таллинна требование оплатить долги покойной матери ребенка за аренду муниципальной квартиры. При этом женщине не назвали размер долга и не объяснили, каким образом она его "унаследовала", став опекуном ребенка.

Восьмилетние Луйзе и Мари - лучшие подруги (все имена в статье изменены в интересах защиты детей - ред.). В летние каникулы они все дни проводили вместе и попеременно ночевали дома друг у друга. Жили девочки в расположенных рядом друг с другом муниципальных домах.

19 июля Мари осталась ночевать у Луйзе, потому что у ее матери начался отпуск и она уехала на дачу, а мама Луйзе была дома. Однако на следующее утро девочки обнаружили, что мама Луйзе "холодная и посиневшая", как они сказали маме Мари. Выяснилось, что женщина совершила самоубийство.

Вместе с Луйзе в трехкомнатной муниципальной квартире были прописаны ее совершеннолетняя сводная сестра Анни и отец-алкоголик, который там постоянно больше не проживал. Именно семейные отношения - инициированный развод, алкоголь и семейное насилие - довели мать Луйзе до этого отчаянного поступка.

Мать Мари никогда не встречалась с матерью Луйзе, и только изредка говорила с ней по телефону. Но она вернулась в тот же день в город и помогла Анни организовать похороны. Луйзе до этого момента жила у Мари.

Еще до похорон Анни неожиданно спросила у матери Мари, не могла бы она стать опекуном Луйзе, поскольку ни она сама, ни отец девочки не в состоянии о ней заботиться, а никого другого у Луйзе нет. Анни не работала, а отец девочки из-за алкогольной зависимости даже о себе не мог позаботиться.

"Позвонили мне, что я - последняя возможность, куда отдать ребенка, не хотела бы я стать опекуном", - рассказала мать Мари. Выяснилось, что хотя родители Луйзе состояли в браке, отец ребенка официально не был вписан в свидетельство о рождении, поэтому у него не было права голоса в вопросе о дальнейшей судьбе Луйзе. Отцовство было подтверждено только после смерти матери путем анализа ДНК.

По словам матери Мари, взаимодействие со службой защиты детства сложилось очень хорошо: работник службы из Ласнамяэ помог оформить бумаги на опекунство и направил женщину вместе с обоими получившими душевную травму детьми в кризисную помощь.

Позднее явился отец Луйзе, сообщив, что он и старшая дочь хотят отказаться от муниципальной квартиры, тем более что семью оттуда все равно выселят, т.к. Луйзе там больше не живет. Для прекращения договора аренды необходимо согласие всех жильцов квартиры, и за несовершеннолетнюю Луйзе заявление должна подписать ее опекун.

Неприятный сюрприз

Мать Мари пошла подписывать заявление в департамент городского имущества Таллинна. Чиновники пытались ее уговорить переписать договор аренды на себя, чтобы она получила трехкомнатную квартиру вместо двухкомнатной. Но женщина отказалась, решив, что в таком случае было бы слишком много изменений одновременно.

"Поскольку нужно согласие всех членов семьи, я подписала эту бумагу. В какой-то момент мне позвонили из департамента городского имущества и сказали, что у них раньше не было такой ситуации, вопрос обсуждался с несколькими юристами и ситуация очень сложная. Спросили, куда отправить приказ, дайте свой e-mail", - рассказала мать Мари.

Однако приказ за электронной подписью руководителя департамента Эйнике Ури, который ей отправили по электронной почте, был не просто извещением о прекращении договора аренды. К своему удивлению женщина узнала, что у арендатора, т.е. покойной матери Луйзе, возникли долги, которые теперь решили взыскать в равных долях с нее, отца Луйзе и совершеннолетней сводной сестры. Размер накопившейся задолженности по арендной плате и коммунальным платежам в приказе не указали. В составленном в середине августа документе было лишь распоряжение освободить жилые помещения и передать ключи к 31 августа.

Мать Мари теперь считает, что городские юристы заманили ее в ловушку, сделав ее заочно "наследницей" коммунальных долгов матери Луйзе. Никто не потрудился ей объяснить, какой логикой руководствовались юристы, чтобы у нее возникло такое обязательство.

"Никто мне по существу ничего не обосновал, пришел только приказ. Меня это прямо напугало. Это показалось мне мошенничеством, потому что раньше тепло рекомендовали сменить квартиру, жить в ней дальше. Я очень удивилась, что мое имя вписали в это требование, потому что я никогда не жила в той квартире, - рассказала женщина. - Теперь ждем, что будет дальше. Пока эту долговую бумагу по почте не присылали, так что я до сих пор не знаю, насколько большие долги у нее были. Совершеннолетняя сестра [Луйзе] каждый день проверяет почтовый ящик".

Получив приказ из городского департамента, для матери Мари стало понятно, почему отцу Луйзе и ее сводной сестре угрожало выселение - раньше ей о долгах за квартиру никто не говорил. Хотя отец Луйзе обещал матери Мари, что он уладит дело с долгом, она этому не поверила. "Папочка обещал, что сделает и оплатит, но если человек не ходит на работу, то, очевидно, это так и останется обещанием", - сказала она.

В приказе было указано, что решение можно обжаловать в Таллиннском административном суде в течение 30 дней с момента его получения. Это означает, что женщина могла это сделать до конца текущей недели, однако по пути судебного разбирательства она не пошла.

"Нам даже цифру долга до сих пор не сказали. Я сама ничего не знаю, я совершенно обычный человек. Делаешь добро человеку, а на тебя что-то вешают. В службе защиты детства сказали, что будем смотреть по ситуации: пока ничего не пришло, то и не знаем", - пояснила она.

С целью оставить документальный след мать Мари на этой неделе отправила в департамент городского имущества ответ, заявив, что не согласна платить эти долги, хотя у такого письма нет официальной силы.

Подписавшая приказ директор департамента обосновала включение матери Мари в число должников тем, что она является представителем дочери покойной. "Я рассматривала ее как представителя этой дочери. Имена в приказе были указаны согласно договору аренды. У дочери есть представитель, долги распределяются поровну между всеми, кто был в той квартире", - пояснила Ури.

В ответ на замечание, что младшая дочь покойной - не совершеннолетняя, т.е. долги с нее в любом случае нельзя взыскивать, Ури попросила возможности подумать, посоветоваться с юристами департамента и уточнить еще раз, как имя опекуна Луйзе попало в перечень должников в приказе.

Ури добавила, что сумму долга матери Мари к концу этой недели не сообщат, но приказ можно оспорить и без указания точной суммы - здесь вопрос в принципе, а не в сумме.

Сумма долга известна Департаменту городского имущества и превышает 500 евро. Однако это не все, что собирались солидарно взыскать с бывших жильцов и матери Мари - к долгу добавится стоимость износа жилых помещений, фиксируемая при передаче квартиры.

"Raadiku Arendus оценит естественный и неестественный износ квартиры. Для этого акта все равно потребуется больше времени, потому что в этом участвует не только Raadiku Arendus", - пояснила Ури.

Таким образом, матери Мари пришлось бы заплатить и треть оценочной стоимости ремонта квартиры.

Жизнь постепенно возвращается в нормальное русло

Следующим шагом матери Мари стало посещение нотариуса для выяснения размера наследства Луйзе, т.е. в данном случае размера долгов, чтобы от них отказаться.

У самой Луйзе жизнь стала теперь налаживаться; после смерти матери девочка вечером очень грустила и с трудом засыпала. Теперь она уже называет своего опекуна мамой и считает, что теперь ей лучше. "Наверное, видела там и семейное насилие", - сказала мать Мари.

Связь со взрослой сестрой и отцом, которые сняли в Ласнамяэ другую квартиру, у ребенка не прервалась. Они перезваниваются, и ребенок ходит в гости к прежней семье.

Итог

Снова выясняется, что у журналистов больше влияния, чем у сталкивающегося с чиновниками обычного человека. Эйнике Ури, как и обещала, перезвонила через несколько часов. Она подтвердила получение письма матери Мари и указала на ошибку юристов: тот пункт в приказе, в котором говорится о распределении долга на три части, включая опекуна Луйзе, был сформулирован "неточно".

"Пункт четыре сформулирован неточно, и сейчас обязанность это оплатить лежит на отце ребенка. Поскольку процедура наследования еще не проводилась, то мы переформулируем этот пункт. Завтра (в среду - ред.) отправим опекуну ребенка письмо с извинениями", - пообещала Ури.

Она пояснила, что обязанность оплатить долг тремя частями возникла бы в том случае, если бы была проведена процедура наследования в отношении покойной матери. В таком случае на отца Луйзе пришлась бы половина долга, а на детей - по одной четверти. От этой четверти опекуну было бы все же не отделаться, если бы она согласилась принять наследство Луйзе.

"Когда будет проводиться процедура наследования, нужно быть осторожным, чтобы не унаследовать эти долги. Долг переходит к детям в том случае, если они его принимают", - указала Ури.

Глава департамента добавила, что счет на оплату долга все равно отправили бы отцу Луйзе, потому что на него начислили половину суммы; просто в приказе это не было так детально расписано.

Поскольку исполнительное производство осуществляется через судебного исполнителя, этот процесс занимает много времени. Ури добавила, что счет за ремонт жилых помещений теперь также отправят только отцу Луйзе.

Так что мать Мари, в жизни которой теперь есть не только Мари, но и Луйзе, сможет и после процедуры наследования жить дальше с легким сердцем.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: