Анне Вески: мне никогда и в голову не приходило навсегда уехать из Эстонии ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Певица Анне Вески.
Певица Анне Вески. Автор: Прийт Мюрк, ERR

В рамках документального проекта кинокомпании Diafilm "Анкета" проводится исследование, почему люди уезжают из своей страны, и что значит сегодня понятие "родина". Проект состоит из цикла интервью на тему миграции и образования, радиопередач на Радио 4, коротких телепередач на ETV+, а также документального фильма "Анкета".

Певица Анне Вески никогда не отказывается беседовать с журналистами. На интервью с ней и журналисты идут с удовольствием. Она открыта, искренна в ответах. Анне - веселый человек, приветливый собеседник и просто красивая женщина.

- Мы встретились побеседовать не о песнях, не о музыке. Лет двадцать назад Анне Вески в интервью делилась, что расставания с родным Таллинном, Эстонией более чем на две недели для нее в тягость. С этого наш диалог сегодня и начался.

- Каждый человек опирается на свой жизненный путь и опыт. Я тоже. В советское время мы с удовольствием много ездили с концертами по стране и за рубеж, были молодыми, все было весело. Весь мир был перед глазами, все хотелось увидеть на пике взлета.

За границу мы ездили, в том числе и по западным странам, что в те годы даже и во сне не снилось. Я даже представить себе не могла, что могу посетить Вьетнам, Таиланд, Монголию, Маврикий, Мадагаскар. Причем мы пели не для русских, а для местных. Чаще в рамках фестивалей, дней советской культуры. А после победы на конкурсе в Сопоте меня узнали за рубежом, уже узнавали и ждали, зрители приходили на сольные концерты за рубежом. Это была молодость! Все весело, интересно, в радость. Но мы же всегда возвращалась домой! И мыслей остаться в какой-то стране даже не рождалось, всегда-всегда тянуло домой.

Даже когда появилась возможность поехать на отдых в любую страну, не появилось ни разу желания выбрать страну для жизни вместо Эстонии. Я родилась в Рапла, я крепко привязана к родным местам. Работа, популярность - это прекрасно, но есть дом. Эстония. Из опыта жизни я действительно не могу надолго из Эстонии уезжать.

- В 1990-е годы всесоюзные поездки прекратились. А в России нет. И тогда тоже не появилось искушения уехать туда, где можно больше выступать?

- Да! Времена изменились. За крону народ не сильно хотел ходить на концерты, потому что надо было новую жизнь построить. Просто все поменялось. В 90-е годы у нас сложился интернациональный коллектив – эстонцы, два украинца, два русских, с которым мы и отправились по России с концертами. Только уже не было системы концертных гастролей, приходилось самим искать, предлагать. Но получалось. Мы справлялись.

Тогда основным "концертным" транспортом служил поезд, дающий ощущения, что он, поезд - второй дом. Однако после прекрасных концертов, удобных путешествий, мы все всегда скучали по дому, стремились домой. Такая судьба. А потом открылись авиарейсы удобные и быстрый темп заменил размеренный стук колес поезда. Бывало, за день у меня по три перелета было – Таллинн - Москва - Петербург. И тогда во всех трех городах мне стали часто задавать один и тот же вопрос, мол зачем так много времени проводить в самолете и такую нагрузку тянуть, не лучше ли купить квартиру в Москве, где особенно активно развивался шоу-бизнес. Увы. Решиться переехать было сложно и даже невозможно. С каждым годом все больше тянуло домой. Я не могла надолго уезжать: скучала.

Моя подруга живет рядом с Кремлем, я всегда и сколько угодно могу у нее жить, настолько у нас прекрасные семейные отношения, мой и ее муж были коллегами: оба занимались гастролями - мой муж концертами Анне Вески, а ее - белорусскими артистами, потом он купил завод "Мелодия". Так что круг интересов был связан с музыкой, нам вместе было комфортно. Однако, как то раз я подумала, что не стоит злоупотреблять дружбой, - настолько часто приходилось бывать в Москве, - и отправилась на поиски съемной квартиры. Цены оказались заоблачными. Искушение закрепиться в Москве растаяло, едва появившись. До Таллинна лететь всего-то полтора часа, столько же, а то и меньше, чем в Москве из конца в конец проехать. Зато выезжать на концерты в любой конец я буду из родного дома.

- А отмены и перенос рейсов?

- О да! Острые ощущения неминуемы. Однажды был концерт зимой, мы прилетели утром в Москву с опозданием, а концерт планировался в 21:00 в центре, рядом с "Детским миром". Все бы ничего по времени, но тут - снегопад, потом гололед, потом пробки. Еле-еле я успела сразу на концерт. Ничего, справились! Такие ситуации добавляют драйва, эмоций, помогают держать себя в форме. А жила бы я в Москве?.. Что из Таллинна полтора часа плюс московские препятствия, что в Москве эти же полтора часа плюс те же препятствия. Лучше из дома в путь отправляться. И снова я поняла: Эстония центр вселенной - на юг, на запад, куда хочешь, добираться одинаково.

- Чем еще для вас хороша Эстония?

- Я чувствую себя свободной. Я могу в магазине свободно ходить, по своей улице гулять с собаками, я чувствую себя здесь дома и в тишине. Здесь люди спокойные. Я люблю Москву, Питер, но жить я там, увы, не смогу. Я человек небольших городов, я родом из Рапла. Таллинн для меня уже большой город. Зачем же еще больше?

- А с однокурсниками, одноклассниками поддерживаете отношения?

- Конечно! Кстати, у нас недавно была последняя встреча, не скажу по какому юбилейному поводу, - повод был очень хороший, между нами, девушками говоря: мы все еще школьники в душе, а всем стукнуло время, когда государство решило дать нам пособие и.. все пошли на пенсию! По такому веселому поводу, посидели у меня дома, повспоминали всю свою жизнь после института. Впереди встречи еще обязательно будут по поводу и без повода.

- Кем стали однокурсники? Или только Анне Вески взошла на Олимп?

- Наши все молодцы. Кто-то на телевидении состоялся, в бизнесе не последние люди, в государственных структурах работали. Все остались в Эстонии, все живы-здоровы, все учились хорошо, все остались здесь, трудились, сложили свой путь интересно. У одной нашей однокурсницы муж - грузин. Она съездила в Грузию, пожила там, в конечном итоге как-то своего грузина перетянула в Эстонию и теперь он живет тоже здесь. Здесь же хорошо! А отдыхать можно ездить и в Грузию.

- Здесь жить лучше?

- Когда пересекаешь границу Эстонии на машине, особенно остро ощущаешь красоту своей страны: по-другому дышится, дороги лаконичные и удобные, леса необыкновенные: каждый листик будто сегодня для тебя лично распускается. У нас гармония и тишина. У меня много знакомых и друзей в разных странах мира. Некоторые приезжают ко мне и все в один голос говорят: "Вы сами не понимаете, как спокойно вы здесь живете". А я понимаю!

- Анне Вески сама решает куда, когда, зачем и на какой срок поехать. А ваша дочь выбрала профессию дипломата, уже поработала и пожила в России, Финляндии. Как Вам разлуки с ней? Тянет ли ее домой? Тревожно ли за ее будущее: вдруг пошлют ее по службе на другой континент, в дальние страны?

- Она так же привязана всей душой к Эстонии и скучает. Дети подросли и пошли в школу в Эстонии. Важно, что в профессии моей дочери есть назначение и неминуемы отъезды. Предложение может поступить, всегда обсуждается, насильно никто никуда никого не отправляет... А я всегда-всегда скучаю, особенно о внуках. В Финляндии и в России мы с дочерью встречаемся часто, а вот в далеких странах уже под вопросом. Но внуки мои мечтают о поездке на другой континент, в суперстрану компьютеров и программистов. Как будет.

- А вы были в Америке? Это суперстрана?

- Я была два раза. В начале 90-х годов композитор Игорь Крутой пригласил меня в проект - спектакль Peace Child ("Дети мира"), где подростки из американских семей и наши дети вместе с двумя-тремя известными музыкантами готовили совместные выступления. Такой милый, легкий проект - мир, дружба, песня. В Айове мы репетировали, жили, а потом ездили целый месяц по городам Америки. Неизгладимые впечатления от всего увиденного впервые. Рядом жили Амиши, мы ходили на них посмотреть, в гости. Я-то думала, что такие только в книжках, а они наяву - на каретах ездят, в нарядах из прошлого прогуливаются. Первое мое впечатление от Америки. Второй раз я попала уже в Чикаго. С первой минуты мы ждали ночи, слушали и смотрели по сторонам: где стреляют? А в Чикаго - тишина! Советские эмигранты нас тепло встречали, подарили экскурсию по городу. Не увидев страшного Чикаго, мы заикнулись хотя бы краем глаза посмотреть на ту улицу, где стоят девушки легкого поведения. В автобусе две эстонки-эмигрантки попытались нам помочь:

- Ты не помнишь, где может быть та улица, где лет 20 назад, говорят, можно было встретить женщин-непуританок?

Вторая беспомощно сморщила лоб и прошептала:

- Не знаю.

(Смеется)

Та Америка, которую по телевизору показывают, не та Америка, которая есть на самом деле. Мне понравилось в Америке. Мне вообще везде интересно и приятно, особенно, если встречи со зрителями на концерте и после концерта бывают. И все же большие города не для меня. Поэтому мои внуки мечтают побывать в Америке, они не боятся больших городов. А я люблю маленькие.

- После 90-х годов удавалось ли встречаться с эстонскими эмигрантами?

- Конечно! Мы с удовольствием выступали в Канаде, Америке, Израиле, в Германии, - там большие эстонские общины. Мы встречались и в советское время, и после 90-х годов. У многих родственники были за рубежом, люди передавали посылки родным в Эстонию, беспокоились.

- Остались ли в памяти какие-то встречи?

- О да. Никогда не забуду одну встречу. Мне было за 30, а в гости мы попали к семейной паре лет за 60. Меня спрашивали, как мы живем, где я выступаю, как в нашей стране то или другое. Я искренне делилась, что все хорошо, вот выступала недавно в Лаосе, Вьетнаме, в Америке, у меня все хорошо, есть дом в Таллинне... Хозяйка пристально посмотрела на меня и сказала: "Как это ты можешь ездить по миру? Дом иметь? За песни? Неправда. Наверное, ты работаешь на спецслужбы... Я приехала сюда, сначала имела только комнатку под крышей, за полжизни я смогла выкупить второй этаж, вот теперь на пенсии я смогла выкупить весь дом".

И я как-то растерялась. Я просто любила петь и дарить людям радость, не думала как-то о том, что купить и сколько. Я пела! Но спустя годы я поняла, что люди ничего друг о друге, о странах друг друга не знали и потому такие могли быть представления о нас и нашей жизни по новостям. Все же замкнутое пространство - это плохо. Сейчас уже лучше стало: мы интересуемся и можем знать друг о друге больше, путешествовать кто куда хочет.

- Вы общались с эмигрантами из Эстонии на эстонском языке. В изоляции от родной страны эстонский язык был тот же? Как сейчас сохраняется язык за рубежом?

- Нам было легко общаться. Язык тот же. Некоторые у нас слова, приобретенные со временем, что-то у них из языка страны проживания. Но в последние годы я уже не иду в общины, к эмигрантам. Они крепко держатся за прошлое, мне сложно эту тему поддерживать. Я все же сегодня иду к зрителю, слушателю. Иду петь.

- За что певицу Вески любили и любят русские поклонники в России и за ее пределами, кроме ностальгии?

- Наверное, когда появилась блондинка с легким акцентом и милыми двумя-тремя хитами, это было в новинку, вызывало любопытство. Россияне про наших певцов говорили, что мы маленький Запад. Может быть, так и было. Мы не вели себя вольно на сцене, ничего особенного не делали, просто пели, мы просто были из Эстонии... Может быть, волосы у наших певцов были чуть длиннее, чем принято было в то время, кстати, Яака Йоалу даже на какой-то съемке попросили хвостик завязать. Мы просто были молодые, веселые, певучие эстонцы. Нам повезло.

- Некоторые певцы не любят хиты молодости. А Вы?

- Я очень люблю. Это мой "золотой фонд". Без "Поворота" никуда!

- В советское время многие дамы делали стрижку под Вески, из пуговиц мастерили клипсы и вручную мастерили браслеты, как у Анне. Знала об этом сама певица?

- Это моя другая песня! Как только я выезжала за границу, так все суточные спускала на бижутерию. Первая покупка в Финляндии - крупные, заметные, яркие серьги, мой фирменный знак. И я, как все, сама доделывала и делала клипсы, серьги: из пуговиц крупных, соединяя друг с другом пары разных безделушек. Видимо, моя яркая радость передавалась зрительницам.

- На что еще тратились суточные? Кроме бижутерии?

- На пряжу. У нас ее было не купить. А певица Анне Вески до сих пор любит вязать. Редко.

- Почему не пошла в политику, не возглавила какой-то центр культуры?

- В партию приходят и уходят, даже президенты меняются, а Анной Вески я остаться должна всегда.

- В светских СМИ известные люди часто демонстрируют свои дворцы. Я у вас в гостях была в начале 90-х, в этом же доме милом, уютном доме. Но это не дворец... А почему вы дом крутой себе не построили?

- Когда стали появляться первые накопления в 80-х годах, мы с мужем стали мечтать о доме, получили на руки проект трехэтажного особняка, с тремя зимними садами, балконами и прочими наворотами. А самое крутое в проекте - это пол с встроенным аквариумом. Я уже была певицей Анне Вески и, видимо, архитектор именно так видел дом для звезды. Представляете возвращение домой после гастролей к голодным или погибшим рыбкам? Вовремя от рыбок отказалась. Дальше больше. Мне вообще по жизни везет!

В те годы мы ежегодно ездили по Финляндии с концертами в рамках программы финско-советской дружбы. Пол-Финляндии объездили тогда от середины страны до окраин, где, по-моему, даже олени не гуляют. Однажды мы приехали на край земли в Финляндии, а местные жители нам с радостью: "От нас только что уехал хор им. Александрова, их было больше, чем всех наших жителей!". Там мы и приехали выступать следом. Зато у этих жителей был огромный спортивный комплекс, с банями, концертные залы замечательные. И домики симпатичные.

Так вот, о моем доме. Он как бы родился в одном финском доме, где мы оказались в гостях после концерта у семейной пары с тремя детьми. Мы чувствовали себя уютно, комфортно, удобно и нас с мужем пронзило - а зачем нужен трехэтажный дом? Дети уже есть, с нами они вряд ли будут жить, когда вырастут, - как-то в Эстонии это не очень принято. И что мы будем с тремя этажами в будущем делать? Мы попросили у этих финнов проект дома, они с удовольствием поделились, мы слегка подкорректировали его, оставили только вариант одной комнаты на втором этаже для гостей и все. Мой отец, узнав о решении отказаться от высокого особняка, обрадовался: "ты должна строить дом таким, чтобы убрать снег и листья с крыши можно было, подставив всего лишь лестницу".

Мудрый папа дал практичные советы. Слава Богу! Такого дома ни у кого нет! Это лучший, самый удобный дом. И мы поняли давным-давно, что второй и третий этаж мы бы даже не использовали. Только бы гостям демонстрировали, что они у нас есть. У нас дом, чтобы нам удобно было жить, принять гостей. А хоромы для кого? Нам не надо.

- Вы когда-нибудь откажетесь от пения?

- Нет. Я еще люблю петь!

- Анне Вески не замешана в скандалах. Почему?

- Я сама не очень конфликтный человек. Стараюсь не обижать никого. А обо мне писать желтой прессе тоже нечего: замужем была всего два раза, больше сорока лет живем вместе. И все проблемы исчерпаны.

- Яак Йоала. Хотелось бы о нем вспомнить.

- Мы с ним много вместе ездили, выступали. Он уникальный был. Во всем. Однажды в Финляндии он запел эстонскую песню Uno Naissoo "Mu kodu" (Мой дом).

(На глазах выступают слезы)

Зрители плакали, я без слез и сейчас не могу это вспоминать. Я тоже пою эту песню. Но он... Он пел чувственно, душевно, как родной человек. Эти качества даются только великим певцам. Многие песни известными стали только потому, что исполнил именно он. Перепеть их невозможно.

А вот история о нем. Для эстрады писали Шаинский, Валерий Севастьянов, Виктор Резников. Это была хорошая эстрадная культура, высокий уровень создания хитов. Яак Йоала исполнял уже многие их песни, а у меня не было русских шлягеров. Яак сразу меня стал знакомить с композиторами. Он умел и любил делиться. Не то что он не жадный, он просто был таким человеком - внимательным и щедрым ко всем. Он умел отдавать, делиться, учить, направлять.

- Вы любите дом, Эстонию. Что бы Вы посоветовали молодым: почему не стоит уезжать из страны?

- Наоборот! Когда мы молоды, нам надо посмотреть мир, попробовать себя, применить свои умения. Если не попробуешь, будешь страдать. А попробовав, вернешься с радостью и будешь жить с осознанием счастья - "где родился, там и пригодился". И без разницы, русские или эстонцы. Это дом. Дом и стены помогают. В нем надо просто трудиться, жить.

Документальный фильм "Анкета" - это калейдоскоп разных историй, объединенных общим прошлым. Истории про людей, которые учились в одной из самых больших школ Таллинна, жили в самом большом спальном районе в одинаковых квартирах, играли в похожие игры. Через много лет после окончания школы режиссер Алена Суржикова находит своих одноклассников в разных точках мира. Осенью 2020 года фильм выйдет в кинопрокат в разных городах Эстонии.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: