Тынис Саартс: не такие уж и разные эти два кризиса ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Тынис Саартс.
Тынис Саартс. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

Когда Партия реформ обвиняет нынешнее правительство в отсутствии долгосрочной стратегии выхода из кризиса, не лишне вспомнить о действиях и риторике самих реформистов во время предыдущего кризиса, когда они возглавляли правительство, пишет политолог Тынис Саартс.

Политикам в правительстве нравится сравнивать нынешний экономический кризис, вызванный коронавирусом, с предыдущим финансовым кризисом десятилетней давности. Политики из EKRE особенно любят подчеркивать, что если возглавлявшая тогда правительство Партия реформ урезала все подряд и тем самым наносила большой ущерб благополучию обычного человека, то нынешнее правительство, напротив, заботится о народе и щедро поддерживает попавших в затруднительное положение людей.

С другой стороны, если посмотреть на манеру поведения и сигналы правящих политиков в кризисной ситуации, то скорее испытываешь дежавю – все это мы однажды уже видели. EKRE и Партия реформ, центристы и реформист, если анализировать их поведение, то различия не так велики, как кажутся на первый взгляд.

Иными словами, синдромы, испытываемые эстонскими политиками в кризис, выглядят очень похожими. К ним относятся "синдром непогрешимости", "синдром поиска внутреннего врага", "синдром "эксперты ничего не знают"" и "синдром краткосрочного мышления".

Сначала о "синдроме непогрешимости". Если посмотреть на череду партий и политиков, добившихся успеха в политической истории Эстонии, то у них есть одна общая черта: они пытаются создать о себе впечатление как о сильных руководителях, которые никогда не ошибаются. Так было с Андрусом Ансипом из Партии реформ, Эдгаром Сависааром из Центристской партии, а теперь и с Мартом и Мартином Хельме из EKRE. Центристская партия Юри Ратаса, кажется, тоже движется в этом направлении, хотя пока еще не достигла конечного пункта...

Признание своих промахов, особенно в кризисной ситуации, воспринимается находящимися у власти политиками как табу. Ансип и позднее не признал, что при реагировании на экономический кризис его правительство допустило несколько ошибок, особенно на начальном этапе кризиса. Большинство политиков в правительстве Ратаса также не признают, что во время весеннего коронавирусного кризиса им не всегда удавалось адекватно реагировать.

С "синдромом непогрешимости" хорошо согласуется и стремление найти в кризисной ситуации внутренних врагов или, вернее, врагов государства. Партия реформ в свое время провозгласила себя самой проэстонской партией. Если во время финансового кризиса кто-то осмеливался серьезно критиковать правительство и утверждал, что у мер жесткой экономии очень высокая социальная цена, и можно было бы рассмотреть и другие решения, то обычно на такого человека вешали "прокремлевский" и "он хочет, чтобы у нас было как в Греции" ярлык.

Сейчас министр финансов от EKRE Мартин Хельме тоже борется с какими-то мистическими силами, который, придя к власти, якобы захотят ввести меры жесткой экономии и ввергнуть народ в бедность. EKRE, как и Партия реформ в свое время, теперь стала воплощением "проэстонской политики"; предлагаемые ею антикризисные меры являются единственно правильными, а критически к ним относятся только враги национального государства.

Первую линию внутренних врагов часто образуют именно эксперты. Вспомним знаменитое изречение Андруса Ансипа: "если это кризис, то в таком кризисе я бы и хотел жить". Это было сказано в условиях, когда эксперты по экономике предостерегали правительство в начале глобального финансового кризиса, что экономический спад в Европе может вскоре докатиться и до Эстонии.

Да, за время кризиса Партия реформ научилась больше ценить рекомендации экспертов. Но и тогда она делала это выборочно, публично принижая экспертов, мнение которых не совпадало с мнением правительства. То же самое мы видим и в правительстве Ратаса. Хотя мнения экспертов не отрицаются, по крайней мере, в сфере борьбы с коронавирусом, но по поводу кризисного управления экономикой создается впечатление, что правительство уже поставило ориентиры и мнения экспертов особенно не требуются.

Поскольку к знаниям экспертов, которые дают более широкую картину, относятся высокомерно, то нечего удивляться, когда при принятии кризисных решений на первый план выходят краткосрочные и связанные с избирательным циклом соображения, а длительная перспектива теряется.

Когда Партия реформ обвиняет нынешнее правительство в отсутствии долгосрочной стратегии, не лишне вспомнить о действиях и риторике самих реформистов во время предыдущего кризиса.

Эксперты тогда повторяли в один голос, что "нельзя упускать возможности, которые дает хороший кризис", предлагая воспользоваться кризисом для продвижения Эстонии на более высокие позиции в производственной цепочке, где производятся товары с повышенной добавленной стоимостью, и рекомендуя правительству активнее вкладываться в политику по продвижению инноваций. Однако реформисты на это отвечали, что основанная на дешевой рабочей силе неолиберальная модель с минимальным вмешательством государства в экономику до сих пор хорошо служила Эстонии и переключаться на повышенную передачу нет необходимости.

Настрой в основном изменился лишь после кризиса, когда на фоне разговоров о "тонкой настройке" все стало выглядеть совсем уж неловко. Это не особо отличается от нынешнего правительства, для которого дебаты о больших вызовах XXI века и постановка концептуальных целей не являются самой сильной стороной.

Картина, которая открывается перед нами, когда мы наблюдаем эстонских политиков в кризисной ситуации, на самом деле довольно пугающая: непогрешимость, война с фантомными врагами, отрицание экспертов и феноменальная способность "разбазаривать хорошие кризисы" вместо того, чтобы использовать их для целей долгосрочного развития.

Еще более пугает то, что эстонские избиратели премируют действующих таким образом политиков приличным количеством голосов, как случилось в 2011 году с Партией реформ.

Конечно, нынешний кризис пока только начинается и, возможно, на этот раз все пойдет по-другому и лучше? Но надежды на это мало, потому что идти проторенной дорогой всегда проще, чем искать новые пути.

Редактор: Андрей Крашевский

Источник: Vikerraadio

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: