"Очевидец": тема абортов раскалывает американское общество ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Противники абортов в США.
Противники абортов в США. Автор: ERR

В девяти штатах США приняты законы о запрете абортов. Они еще не вступили в силу, так как были оспорены в суде.

Когда губернатор Миссури весной 2019 года подписал законопроект о запрете абортов с восьмой недели беременности, в столице штата Сент-Луисе начались протесты, сообщила передача журналистских расследований "Очевидец".

Сторонников свободы выбора особенно разозлил тот факт, что в законопроекте не были прописаны исключения для жертв изнасилования или инцеста.

Расположенный на границе либерального севера и более консервативного юга Миссури в течение многих лет является своеобразной линией фронта. Правила касательно абортов в Миссури постепенно ужесточили до такой степени, что в штате с шестимиллионным населением осталась всего одна соответствующая клиника.

Отец пятерых детей Брайан Вестбрук считает новый закон большой победой, но полностью успокоится, когда аборты в Америке запретят совершенно. Миссурийские активисты не используют пугающие картинки с мертвыми эмбрионами и не бросаются обвинениями в убийстве, а дарят у ворот клиники пациентам розы, чтобы те остановились и передумали.

"Если мы начнем кричать и размахивать ужасными плакатами, то создадим барьер между собой и клиентами клиники. Мы не за этим сюда пришли", – говорит Вестбрук.

Он стал ярым противником абортов после того, как они с супругой едва не потеряли из-за осложнений своего новорожденного сына Итана.

"Я в прямом смысле слова упал на колени, воздел руки к небу и сказал: "Господи, позаботься о моем сыне и я посвящу свою жизнь тебе". Он спас жизнь моему сыну и дал мне второй шанс. Мы хотим дать этим женщинам возможность поговорить, предложить им бесплатную помощь. И если женщина заинтересована в помощи и поддержке, вдруг она передумает и не пойдет в клинику?" – продолжает активист.

По его словам, останавливается около 40% направляющихся в клинику женщин, а уговорить передумать удается 1% из них. Всего к ним за помощью обратились более 2000 человек. Для активистов это значит более 2000 спасенных жизней.

По другую сторону реки Миссисипи, в штате Иллинойс, напротив, действует самый, как считают многие, прогрессивный закон об абортах, обеспечивающий защиту врачам, клиникам и пациентам. Hope – одна из 40 клиник штата, в которой делают аборты. По словам заведующей Эрин Кинг, число пациентов из соседнего штата резко выросло и они составляют больше половины от общего числа.

"Мы настроены пессимистично и очень опечалены тем, что происходит с нашими пациентами и сторонниками в Миссури. В то же время мы рады тому, что в Иллинойсе считают важными жизнь и здоровье пациента", – говорит Кинг.

"Мы в своем штате доверяем женщинам" – с таким посылом выступил губернатор Иллинойса Джей Роберт Прицкер.

Тема раскалывает общество

Как видно на примере двух штатов, тема абортов раскалывает американское общество надвое. Это подтверждают и опросы: сторонников и противников абортов – примерно по 48%.

С 1973 года, после знакового судебного процесса, аборты были узаконены во всех 50 штатах, но спустя 40 лет консерватизм снова поднимает голову и тон ему задает Дональд Трамп.

"Я против абортов и утверждаю в должности выступающих против абортов судей", – заявил Трамп.

Президент США не только считает, что штаты должны сами решать (вопрос о запрете абортов – прим. ред.), но и назначил недавно в Палату Верховного суда консервативного судью. По мнению многих, это в перспективе означает успех противников абортов.

К настоящему времени законы, которые по сути запрещают аборты, приняты в девяти штатах, но из-за судебных исков групп интересов в силу они еще не вступили.

Самый суровый закон приняли в Алабаме. Он запрещает аборт на любой стадии, даже если женщина забеременела в результате изнасилования или инцеста. Пока закон не вступил в силу, 2,4 млн женщин штата продолжают обслуживать три клиники, которые находятся, по сути, в кольце осады со стороны противников абортов.

Клиника в Таскалусе даже предлагает услугу сопровождающих, которые помогают женщинам добраться до дверей клиники и затем выбраться из нее.

"Мне сказали, что я буду вечно гореть в аду за всех детей, которых я убила. Они вывешивают фотографии пациентов, сопровождающих, работников клиники и измываются над ними в интернете", – описывает поведение противников абортов работающая в клинике Хельми.

"Я считаю, что ни у одной женщины нет права убивать своих детей", – говорит протестующий перед дверью клиники активист.

"Их конечная цель – запретить аборты. Их не интересует, что аборты на этом не прекратятся. Прекратятся безопасные аборты, а женщины продолжат прерывать беременность. И женщины начнут умирать", – констатирует владелица клиники Глория Грей.

Грей и другие медработники подчеркивают, что речь не идет о комфортной услуге. Как правило, обращаются женщины с низким доходом, испытывающие трудности в получении медицинских услуг, а также жертвы преступлений.

"Я за 12 лет всяких историй наслушалась. Среди пациенток была 12-летняя девочка. Она пришла на консультацию и рассказала, что ее партнером был не мальчик, а 54-летний мужчина. Ее отец", – приводит пример Грей.

"Ребенок, которого зачали при таких непростых обстоятельствах, достоин жить. Он имеет право на достоинство и уважение. Женщина, пережившая травматический опыт, нуждается в совете, профессиональной помощи и любви. Хирургическая процедура, убивающая жизнь внутри нее, не лишает ее этого ужасного опыта, это никуда не девается", – возражает Вестбрук.

Недавно окончившая университет Кьерра выступает против запрета. Она убеждена, что к нежелательной беременности и потребности в аборте в первую очередь приводят религия, бедность и недостаточное образование.

"Это самая важная тема. Многие считают самым важным вопрос расизма, но это не так. Самая существенная – тема бедности", – поясняет она.

О своей беременности Элизабет, к примеру, узнала непосредственно перед принятием закона о запрете абортов в Алабаме. Работающая в двух местах 32-летняя женщина решила сделать аборт, так как не была готова иметь ребенка ни физически, ни психически, ни финансово.

Закон в Алабаме устанавливает ряд ограничений и сейчас. Во-первых, беременность нельзя прерывать с 20 недели. После первого визита в клинику женщина должна в обязательном порядке двое суток подумать и посетить консультацию, на которой ее пытаются переубедить.

Когда начинается жизнь, а аборт становится убийством?

Аргументы противников и сторонников абортов ведут к основополагающему вопросу: когда начинается жизнь, а аборт становится убийством? 

"В момент зачатия из ДНК отца и матери образуется новая уникальная ДНК", – отмечает Вестбрук.

"Тебе всю жизнь твердят, что как только ты беременеешь, в тебе начинает жить и дышать другой человек. На самом деле это совокупность клеток, на которых бьется сердце", – считает Элизабет.

Доктор Луи Пейн из клиники в Таскалусе за 50 лет работы провел примерно 80 000 абортов. Согласно маячащему на горизонте закону он мог бы за каждый из них загреметь в тюрьму на 99 лет.

"Такие запреты никак не защищают женщин. Наоборот, они будут в меньшей безопасности. Я не считаю это правильным. Если аборты запретят, проблема бедности усугубится еще больше", – подчеркивает Пейн.

Он указывает на то, что запрет абортов повлечет за собой домашние эксперименты и появление подпольных врачей.

Республиканский сенатор Дель Марш был одним из 25 сенаторов мужского пола, которые подписали законопроект о запрете абортов в Алабаме, карающий врачей суровее, чем насильников.

"Это считается убийством. Так сенат определяет совершившего убийство. Это убийство самых беспомощных", – сказал Марш. По его оценке, если жизнь уже зародилась, то лишение ее расценивается как убийство, а какой момент следует считать зарождением жизни, должен решить Верховный суд.

По словам сторонников абортов, можно философствовать о жизни и ее начале, но в конце концов речь идет об основных правах женщин решать, что делать со своим телом. И принятие этого решения снова ускользает к мужчинам. По мнению Марша, право решать, что делать со своим телом, у женщин есть до определенного момента.

"Я лишилась еще одного права. Печально, но мы должны были идти вперед, а сделали шаг назад", – констатирует Кьерра.

По последним данным, в Эстонии с момента обретения независимости число абортов снизилось до 4000 в год. Среди женщин фертильного возраста этот показатель ниже разве что в Северных странах.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: