Антон Алексеев: непредсказуемость - главное оружие российской политики

Антон Алексеев.
Антон Алексеев. Автор: Siim Lõvi/ERR

Складывается впечатление, что непредсказуемость как раз и является главным оружием российской внутренней и внешней политики, хотя результаты применения этого оружия различаются. Такая тактика позволяет держать иностранных партнеров в постоянном напряжении, а иногда и добиваться определенных успехов, как произошло, к примеру, в Нагорном Карабахе, пишет московский корреспондент ERR Антон Алексеев.

Армения потерпела поражение. Под ее контролем осталось не более четверти ее довоенных территорий в Нагорном Карабахе, а у Азербайджана остается надежда когда-то получить контроль и над этой последней четвертью. Однако конфликт теперь снова заморожен как минимум на пять лет и разрешить его военным путем не получится, потому что в Карабахе теперь разместились российские миротворцы.

Что произойдет в случае нападения с чьей-либо стороны на российских миротворцев, показывает война в Грузии. В 2008 году именно нападение на российских миротворцев стало официальной причиной вмешательства России в конфликт. Результат налицо: Абхазия и Южная Осетия теперь независимые государства, и Москву не интересует, что большая часть мира не признает их независимость.

В случае Нагорного Карабаха статус этой территории останется неопределенным. Российские миротворцы уже строят постоянные наблюдательные пункты, и это означает, что они останутся там надолго. О том же говорит и созданный Владимиром Путиным специальный штаб для оказания помощи гражданскому населению Карабаха.

В этом штабе представлены все российские министерства и ведомства, в первую очередь специалисты из Министерства по чрезвычайным ситуациям, т.е. спасатели. Они уже доставляют в Карабах гуманитарную помощь, а в перспективе заменят гражданскую власть на территориях, на которых осталось армянское население. Все это выглядит как оккупация, но с полного согласия оккупируемых.

Вообще говоря, прибытие миротворцев стало для армян Карабаха лучом надежды. Надежды на то, что теперь их территории навсегда останутся под контролем России. Ясно, что местные армяне не могут и не хотят жить под азербайджанской властью, но показательна здесь и их неприязнь к жизни под властью Еревана, который не смог их защитить в этой войне.

Прагматичный подход

Россия продемонстрировала в этом конфликте совершенно прагматичный подход, от которого не выиграла ни одна из его сторон. Этот подход соответствовал российским декларациям во время войны: для Москвы одинаково важны отношения как с Баку, так и с Ереваном. В данном случае слова не разошлись с делами, и это, возможно, было самым неожиданным.

Мы привыкли к тому, что Владимир Путин и Сергей Лавров высказываются только для того, чтобы ввести слушателей в замешательство. Если говорят о приверженности миру, то можно ждать войны. Если отрицают связь с отравлением политических оппонентов, то, наверное, такая связь есть.

За последние 20 лет выросло новое поколение экспертов, работа которых - предсказывать, что происходит в голове Путина. Скажем честно, правильные прогнозы удается сделать редко. В случае Карабаха все были готовы к очередным манипуляциям, но их ждало разочарование, потому что Россия сделала именно то, о чем говорила.

Складывается впечатление, что непредсказуемость как раз и является главным оружием российской внутренней и внешней политики, хотя результаты применения этого оружия различаются. Такая тактика позволяет держать иностранных партнеров в постоянном напряжении, а иногда и добиваться определенных успехов, как произошло, к примеру, в Нагорном Карабахе.

Ситуация во внутренней политике совершенно другая. Отсутствие четкой перспективы уже вносит сумятицу в работу госаппарата. Декларирование традиционных ценностей превращается в войну против нетрадиционных, которую Запад навязывает России.

Если они там разрешают однополые браки, то мы должны их запретить. Если они борются с семейным насилием, то мы вообще отрицаем наличие такой проблемы. Если они переписывают историю, то мы запрещаем все интерпретации истории, кроме единственно правильной.

Все вышеперечисленное можно считать особенностью российских представлений, но под сомнение часто ставятся и разумные вещи. Например, выражение "борьба с коррупцией" становится бранным, потому что его использует для описания своей деятельности оппозиционер Алексей Навальный. Получается, что проблема не в коррупции, а в человеке, который с ней борется, и о котором на государственном телевидении говорят как о враге государства.

В России губернаторам даются задания перед выборами. Например, "Единая Россия" или связанные с ней кандидаты должны получить как минимум 75% голосов. Получат больше - хорошо, получат меньше - плохо.

Исходя из этого и других критериев, эксперты составляют "рейтинг выживаемости губернаторов". Его авторы пробуют предсказать, кого президент заменит, а кого наградит более высокой должностью. Такая непредсказуемость высшей власти держит чиновников в напряжении.

Это заставляет задуматься, не относится ли Кремль к своему госаппарату как к внешним врагам. Это подтвердил и сам Владимир Путин. Когда у него весной спросили в одном интервью, зачем нужны изменения в Конституции, позволяющие ему остаться еще на два президентских срока, он ясно ответил: в противном случае чиновники начнут искать ему замену и не будут заниматься своей основной работой.

Это прозвучало как запрет вообще задумываться о будущем, т.е. о том, что будет после Путина. Стабильность существует только для президента, а все остальные должны находиться в состоянии тотальной нестабильности.

Есть Путин, есть Россия

Обычные граждане очень хорошо поняли своего президента. Пока есть Путин, ничего не изменится. Если Путин останется у власти еще надолго, и вам это нравится, то вам повезло! Если же он по какой-то причине скоро уйдет, то вы проиграете, и жизнь после его ухода сразу начнет меняться.

Если же вам Путин не нравится, то это ваша личная проблема до тех пор, пока вы не начнете об этом публично заявлять. Если же вы, боже упаси, захотите принять участие в выборах без согласия властей, то это уже угроза всей системе.

По этой причине Государственная Дума обсуждает возможность блокировки Youtube и признания иностранным агентом не только некоммерческих организаций, но и частных лиц. Цель этого ясна - в следующем году в России пройдут парламентские выборы, и нужно преградить путь неподходящим кандидатам и их агитации.

В результате возникает ситуация, когда губернатор или "Единая Россия" могут получить 70% голосов, но спустя полгода или год начнут протестовать те люди, интересы которых вообще не представлены и которым остается лишь выходить на уличные митинги, которые власти не разрешают.

Владимира Путина называют одним из самых опытных руководителей государства в мире, потому что он остается на своем посту дольше, чем его западные коллеги. Исключением является только Ангела Меркель, но и ей приходится регулярно проходить через настоящие выборы.

Такая ситуация позволяет Путину предлагать государству долгосрочный план развития. Но ничего подобного нет. Стабильность, которой пользуется Владимир Путин, не распространяется на руководимую им страну. Спикер Государственной Думы Вячеслав Володин метко сказал: "Есть Путин, есть Россия. Нет Путина, нет России".

Однако эти слова не согласуются с официальным нарративом "тысячелетней истории России". Ведь тогда получается, что эта тысячелетняя история может закончиться в 2036 году, но до этого момента, без сомнения, все останется стабильным.

Редактор: Андрей Крашевский

Источник: Vikerraadio

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: