"Инсайт": танцевальные школы не понимают установленные правительством ограничения

Фото: ERR

Пандемия коронавируса продолжает влиять на наши жизни. Не успела Эстония полностью отойти от весеннего локдауна, как на носу оказались декабрь и новые ограничения. "Инсайт" выяснял как себя чувствуют танцевальные студии, чью деятельность правительство ограничило в конце ноября.

Весенний шок

Пеэтер Тайм широкой общественности известен как политолог. Последние 8 лет он также руководит танцевальной студией JJ-Street. Георг Кодусаар и его бизнес-партнер Анвар Круус руководят студией DanceAct уже 20 лет. Мооника Туви и Регина Тейно 10 лет возглавляют студию Tantsugeen. Вместе у них почти 40 лет опыта управления и без малого 4000 учеников. Но даже для них кризис, подобный тому, что начался в марте этого года – испытание, с подобным которому они никогда не сталкивались.

"Я хорошо помню вечер 12 марта. Как раз закончил свою тренировку, когда мне позвонил один из моих учеников и спросил, будем ли мы заниматься дальше или нет? Я ответил, что пока наш дом не рухнул – будем. А вышло так, что это была последняя весенняя тренировка", - вспоминает Георг Кодусаар. Ему вторят коллеги: шок и растерянность – именно эти эмоции ощущали руководители студий весной.

Бедственное положение

Пришлось быстро искать решение проблемы. Танцевальные, равно как и общеобразовательные школы в тот период, перешли на обучение в Zoom. Но это не спасло их от потери учеников. В среднем, танцевальные школы потеряли от 20 до 30% своих клиентов.

"Получилось так, что три месяца, которые мы должны были работать, их отрезали. Мы ушли в минус в апреле, ушли в мае, июне, июле, августе. Пять месяцев у нас был в минусе, а когда мы начали свою работу осенью – детские группы оказались наполовину пустыми", - эмоционально рассказывает Георг Кодусаар.

Тяжелый выбор

По мнению руководителя со стажем, причин тому несколько. Во-первых, многие люди потеряли работу и начали экономить на детских спортивных секциях. Во-вторых, людям, у которых дети ходили, например, и на танцы, и в бассейн пришлось выбирать что-то одно. И, в-третьих, отказаться от дальнейших занятий заставил страх.

"Я понимаю, времена трудные. С прошлого кризиса 2008 года уже очень четко было видно, что первые расходы, которые вычеркиваются из семейного бюджета - это расходы на досуг ребенка", - отмечает руководитель студии JJ-Street Пеэтер Тайм.

Спасательный круг 

Пережить тяжелые весенние времена помогла финансовая поддержка, которую выделило правительство страны. Была надежда, что осенью все снова вернется в прежнее русло. Но 23 ноября правительство решило вновь ограничить групповые тренировки. Теперь в зале может находиться не более 10 человек плюс тренер.

"Когда я узнал – я почувствовал себя обманутым. Пожалуй, я до сих пор так себя чувствую. Я злюсь, ведь о том, что будет вторая волна, было давно известно! Государственному аппарату это было известно полгода назад!", - восклицает Георг Кодусаар.

"Меня разобрала злость! Эта неопределенность еще с весны тянется. Мы слышим очень смешные, порою до конца непонятные решения. Это большая проблема для всего общества", - считает Пеэтер Тайм

Между Сциллой и Харибдой

После введения новых ограничений танцевальные школы оказались между Сциллой и Харибдой. Из имеющихся сейчас вариантов, хорошего – ни одного.

"Да нет у меня на самом деле выбора. Вот они ограничения - в зале только 10 человек. Представим, у меня группа, в которой 20 учеников. Наша единственная надежда, если они согласятся с тем, что раз в неделю 10 занимаются в зале, 10 дома, а потом они меняются", - делится переживаниями Георг Кодусаар.

"На каких основаниях мы можем решить – кто может заниматься в зале, а кто не в зале? Или кому мы должны делать предложение остаться дома?", - говорит Тайм.

Вы держитесь там!

В Министерстве культуры на вопросы об ограничениях отвечают с неохотой. Количество участников на занятиях определили в Департаменте здоровья. Почему именно 10 – нет ответа и в пояснительной записке к озвученному распоряжению.

У власти предержащих на сегодняшний день нет и информации о возможной поддержке. "Ничего еще не решено. Министр культуры хотел бы создать пакет дополнительной помощи, но этому должны предшествовать анализы, которые на данный момент еще не проведены", - написал пресс-секретарь Министерства Меэлис Компус.

Не готовы говорить о деньгах и в Министерстве образования и науки. Новоиспеченный министр Яак Ааб считает, что о каких-то мерах можно говорить только в случае долгосрочных ограничений. "Сколько они сейчас длятся? Если убыток будет большой, тогда, я считаю, компенсации будут актуальны. А если это будет короткое время – может и нет", - говорит Ааб.

До лучших времен 

Тем временем, почтовые ящики тренеров и руководителей студий буквально трещат по швам от постоянного потока писем. "Каждый раз, когда приходит новое распоряжение, нам начинают писать с вопросами: а что теперь? А как дальше?", - говорит одна из руководителей Tantsugeen Регина Тейно.

"Нас спрашивают можно ли приостановить членство, в ноябре начали массово отказываться от тренировок. Грустно это все наблюдать", - отмечает Кодусаар. По его словам, сейчас без преувеличения можно говорить что перед делом всей его жизни стоит вопрос жизни и смерти. "На следующей неделе придут счета за аренду и все остальные счета. Тут нет вариантов – надо платить. К сожалению, вариантов нет", - говорит Георг.

Как в таких условиях выжить?  

Танцевальные студии не против борьбы с коронавирусом, но они как и многие другие хотели бы ясности и понятных ответов на свои вопросы: ограничивая им жизнь, задумается ли кто-нибудь о том, как в таких условиях выжить? 

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: