Индрек Кийслер: хочется понять, как правительство принимает связанные с COVID-19 решения ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Индрек Кийслер.
Индрек Кийслер. Автор: Siim Lõvi /ERR

Процесс принятия решений в правительстве в условиях коронавирусного кризиса слишком мутный. Если бы люди могли знакомиться с прогнозами ученых и руководителей больниц, то, наверно, воспринимали бы предупреждения более серьезно, заявил на Vikerraadio руководитель редакции радионовостей ERR Индрек Кийслер.

В четверг правительство решило, что принципиально новых ограничений не будет, а начавшие действовать в субботу изменения носят скорее косметический характер, за исключением Ида-Вирумаа. Это, несомненно, смелое решение и, если сравнить с остальной Европой, попытка плыть против течения.

Риск высок, потерять и выиграть могут все. Для одних речь идет о свободе выбора, для других это вопрос жизни и смерти. Я не собираюсь оценивать, правильные или неверные эти решения. Причина проста: я не знаю, какими анализами или рекомендациями руководствовалось правительство.

Говорят, что весной решение о закрытии торговых центров было принято после того, как поздно вечером в разгар обсуждения ограничений в правительстве один министр показал коллегам снятое на телефон видео толкучки в одном торговом центре. Якобы это любительское видео стало эмоциональным триггером, из-за которого выстрелило решение закрыть торговые центры. Плохи дела, если решения действительно принимают на основании подобных аргументов.

Крайне необходимо, чтобы общественность видела те анализы и предложения, которыми при принятии решений руководствуется правительство.

Специалисты Департамента здоровья и члены научного совета в прошлый понедельник заседали несколько часов и свои предложения записали. Во вторник новые ограничения были представлены членам правительства, которые позднее обмолвились, что речь идет о закрытии увеселительных заведений, театров, кинотеатров и спортзалов, а также приостановке кружковой деятельности. И общая рекомендация якобы касается необходимости ограничить передвижение людей.

Я не знаю, были ли предложения действительно такими. Наряду с ограничением деятельности торговых центров обсуждали полное закрытие? И самое важное: какими аргументами и расчетами руководствовались? Ясно выражался только министр культуры Тынис Лукас, который сообщил: так как люди в театрах и кинотеатрах не заражаются, то нет никаких причин для их закрытия. Понятная и логичная точка зрения. Но что написали на этот счет ученые? Никто не знает.

Оценка более широкого влияния ограничительных мер – отдельный вопрос. Кто консультирует министров насчет экономического, эмоционального и даже морального влияния? Этим не могут заниматься только специалисты по медицине. Например, в экономическом плане приостановка деятельности спортзалов и кружков будет иметь меньшие последствия, нежели закрытие баров и торговых центров. Но какой сигнал получают люди?

Можно предположить, что правительство принимает решения, руководствуясь крестьянской логикой и тем, представители какой сферы активнее отстаивают свои интересы. С одной стороны, хорошо, что в правительстве сейчас сидит такая пестрая компания – сторонники жесткого карантина и отрицатели коронавируса уравновешивают друг друга. Мы конечно, не узнаем, кто за какие варианты выступает. Мы на самом деле даже не знаем позиции самого Юри Ратаса, так как ее не разглядеть за привычным риторическим бормотанием.

Таким же покровом тайны была скрыта готовность больниц и медицинской системы к реорганизации в случае, если число инфицированных возрастет. Руководители больниц с экранов телевизоров каждый вечер вещают, что ситуация близка к критической. И что это значит?

На прошлой неделе журналист Брент Пере выяснил, что в интенсиве около 1800 койко-мест. Но что произойдет, если в госпитализации будут нуждаться 1000 человек? 2000 человек? Когда придется привлечь студентов медицинских отделений, добровольцев, разбить полевые госпитали? Когда единственной мерой станет полный локдаун и чрезвычайное положение? Подробные прогнозы черного сценария нам не представили. Однако если бы люди о них знали, то более серьезно относились бы к предупреждениям. Можно было бы разослать соответствующие брошюры людям по почте. Это не было бы запугиванием, а дало бы четкий сигнал, к чему мы приближаемся.

Мои утверждения – это не итог незаданных вопросов. Руководитель одного крупного самоуправления признался мне, что он неделями безуспешно задает такие же вопросы представителям Департамента здоровья. В ответ же получает лишь отчеты о текущей ситуации и таблицы с описанием произошедшего за месяц. Никто не хочет говорить, что будет дальше. Остается сидеть в неизвестности, так как планировать жизнь самоуправления невозможно.

Может быть, удастся победить вирус, решая возникающие проблемы постепенно, но я и думать боюсь о том, какой хаос начнется, когда вакцину от коронавируса наконец выгрузят из самолетов в Таллиннском аэропорту. Тогда все внезапно станут работниками передовой, которым вакцина необходима в первую очередь.

К этому времени можно было бы составить хотя бы аргументированную программу вакцинации, только вот подозреваю, что, как и весной, на аэродроме будут стоять пара министров, в этот раз со спущенными штанами, чтобы вакцинироваться первыми в свете камер. А затем начнется переполох, и вакцину прольют.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: