Яак Аавиксоо: изъеденное вирусом единство ({{contentCtrl.commentsTotal}})

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Яак Аавиксоо. Автор: Anna Aurelia Minev/ERR

Весенний страх перед коронавирусом подавлен возросшей самоуверенностью, и на первый план снова выходят эгоистичные интересы. Мы больше не боремся против одного врага. Вместо этого по одну сторону фронта стоит личность, а по другую – вирус и все остальные, пишет Яак Аавиксоо.

В декабре исполняется год с момента выявления первых случаев коронавируса в многомиллионном Ухане. Теперь весь западный мир читает статистику о коронавирусе как сводки с фронта, а правительства под давлением общественности и медиа воспринимают связанные с коронавирусом вызовы на уровне экзистенциальных рисков.

70 млн инфицированных и полтора миллиона умерших – такова цена этого года. Правительства не справились? Объем мер поддержки пострадавшей от коронавируса экономики богатых стран исчисляется триллионами евро и долларов. При этом от голода в мире ежегодно умирает 9 млн человек. Скоро поступит вакцина, и жизнь пойдет своим чередом.

О значении этих глобальных данных стоит думать, даже нужно, но, как всегда, в другой раз.

Этот крошечный вирус не только принес страдания и хаос, но и указал нам на нашу сущность.

Пришедшая к нам из Австрии и Италии инфекция стала причиной эпидемиологической вспышки, которая в статусе пандемии казалась пугающей и в Эстонии. Враг напал, слухи о его злодеяниях казались достоверными, и после некоторой заминки государственная власть и люди отреагировали весьма единодушно. Были паникеры, отрицатели, но эстонский скепсис дышал в одном ритме и к Иванову дню мы справились.

Несмотря на то, что установленные правительством ограничения были по сравнению с другими странами скорее мягкими, закрытие школ и торговых центров многим казались перебором. Тем не менее мы следовали ограничениям, они казались приемлемыми. Статистика заражений была в два раза ниже средней по Европе и в четыре раза ниже, чем в странах Южной Европы.

Думаю, большинство жителей Эстонии сейчас считают, что все было не так страшно, как опасались. Этот опыт укрепил самоуверенность, символом которой стало заверение премьер-министра, что в следующий раз мы закроем не государство, а коронавирус.

О второй волне коронавируса было известно, мы уже были опытные, тем не менее нынешний уровень заболеваемости почти в десять раз превышает весенний максимум.

Считают, что вирус стал агрессивнее. А может, это мы такими стали?

Весной мы боялись сообща. Как уже было сказано, нападению врага нужно противостоять вместе. Враг объединяет: с одной стороны мы, с другой – он. Во имя общей цели разногласия отступают на второй план. В итоге мы существенно сократили контакты. И не столько по принуждению, сколько интуитивно. Это казалось разумным.

Не затронул меня коронавирус весной, не затронет и сейчас, пусть им занимаются те, кто считает его проблемой. Правительство ведь обещало остановить вирус.

Окрепла и уверенность тех, кто принимает решения, и многим кажется, что они разбираются в теме лучше других. Даже если формально принимают совместное решение, все равно найдется кто-то, будь то ученый, академик, министр или мэр, кто со своей правдой в социальных сетях обращается напрямую к представителю высшей власти.

Для некоторых имеющие схоластический оттенок споры о конституционности ограничений или требований важнее обсуждения их разумности. Группы интересов и их политические представители находят новые аргументы в поддержку утверждения, что в их сфере вирус не распространяется.

Конечно, в такой обстановке трудно сформулировать единый посыл. И даже если это удается, каждый может истолковать его на свое усмотрение в зависимости от собственных интересов.

В таком случае нечего удивляться, что сокращение контактов даже на 20% кажется сложным. Единство в несколько раз укрепило наши усилия, а его отсутствие существенно усложняет жизнь.

Я не уверен, что таких перемен можно было как-то избежать сознательно. Человеку свойственен эгоизм, и исторический скептицизм эстонцев относительно власти еще больше его подпитывает. Может быть, мы слишком надеемся и на вакцину. Однако мы могли бы продолжать усерднее работать сообща. Такие способность и опыт могут понадобиться нам на случай появления нового и более сильного врага.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: