"Батарея": Пеэтер Тороп: хороший перевод - это когда читателю комфортно ({{commentsTotal}})

Профессор ТУ Пеэтер Тороп
Профессор ТУ Пеэтер Тороп Автор: Фото: ERR

По мнению председателя Эстонского семиотического общества и профессора Тартуского университета Пеэтера Торопа, при чтении хорошего перевода читатель испытывает комфорт. Также он считает, что хорошие переводчики есть всегда, но проблема нашего времени - отсутствие хороших редакторов.  

Пеэтер Тороп ответил на вопросы ведущей передачи "Батарея" Елены Скульской.

Семитотика - наука о знаковых системах. Она может отобразить любое явление окружающего мира в виде текста. Не претендует ли ваша наука на главную из всех существующих в мире наук?

Сама наука без претензий. Но объективно, действительно, многие гуманитарные науки тяготеют к семиотике, потому что после постмодернистского периода, когда всё было разрешено, когда были потеряны теоретическая строгость, системность, стали опять нужны новая системность и новый уровень обощения. И семиотика это предлагает, потому что эта наука не имеет замкнутого языка, она понятна и поэтому очень легко переводить данные других наук на язык семиотики и обратно. Когда мы говорим об эстонской семиотике, говорим о работах Юрия Михайловича Лотмана, то  нам очень трудно сказать, где граница между семиотикой и филологией. Семиотика в филологии и филология в семиотике.

Семиотика занимается и культурой. Вы специалист по семиотике культуры. Что может внести нового семиотика в разговорную речь о кино, о театре, о литературе?

Во-первых, опять повторю это слово - системность. Потому что именно через системность вошло в обиход такое понятие как язык. Язык кино, язык театра – что это такое? Это система выразительных средств кино, система выразительных средств театра. Если театровед видит технику актера, видит техническую сторону постановки, то семиотик видит представление. Люди, изучающие культуру -  любой ученый, историк, археолог - изучают что-то в культуре. Эта проблема, что именно мы изучаем, где границы изучаемого. Потому что нельзя изучать культуру, как какое-то ограниченное целое.  И в этой ситуации семиотика  предлагает текст, как рабочее понятие. Что такое текст? Текст - это не только текст романа или фильма, это ещё и текст поведения.

Вы являетесь специалистом по Достоевскому, Вы переводили Достоевского. Чем вам может помочь семиотика при переводах Достоевского?

Благодаря семиотике я и стал достоевсковедом, потому что мой объект изучения в достоевсковедении – это рукописи Достоевского. Представьте себе, что в академическом полном собрании сочинений Ф.М.Достоевского отсутствовали какие-то страницы рукописи, потому что составители этого академического, повторяю академического издания, посчитали, что это не текст, а просто какие-то заметки. А это были отдельные слова, написанные каллиграфическим почерком в записной тетради. Иногда рядом с этими словами появлялись какие-то рисунки, портреты. Точно не было известно, кто изображён на этих портретах. Мы стали искать эти портреты сначала по источникам, потом по месту в истории создания какого-то романа. И оказалось, что это очень важные страницы. Получается, что отдельный рукописный лист, на котором только отдельные слова и какой-то рисунок – это говорящий лист, это содержание. И эти листы нашли теперь своё место в достоевсковедении и теперь в новом академическом издании даже выпустили отдельный том, в который вошли только эти листы, выброшенные в своё время.  

Ваша докторская диссертация, которая сейчас переведена на многие языки, называется “Тотальный перевод”. Что такое тотальный перевод?

Тотальный перевод имеет два аспекта. Один аспект – это психологический. Т.е по современным данным можно сказать, что когда какой-то переводчик переводит какой-то  технический текст, то в его психике происходит три процесса одновременно. Один процесс – внутриязыковой, он переводит для себя во внутреннюю речь, чтобы понимать текст, который он переводит. Это такой инуитивный уровнень перевода. Следующий уровень – перевод межязыковой. Когда переводится с одного языка на другой язык. Это уже обычный перевод. И кроме того, хороший переводчик переводит не только язык, но и мир, который передаётся языком, какое-то пространство. Поэтому и эти аспекты, аспекты воображения тоже имеют очень большую роль. Их стали назвать после работ Романа Якобсона (Роман Якобсон - российский и американский лингвист и литературовед, один из крупнейших лингвистов XX века – ред.) проблемами интерсемиотического перевода, т.е. перевода из одной знаковой системы в другую знаковую систему. И оказывается изобразительный пласт есть и в вербальном тексте.  

Скажите, существует ли какое-то соотношение хороших и плохих переводов, исходя из этих трёх критериев?

Это очень трудно точно анализировать. Можно сказать, что любой хороший перевод авторизирует воображение. Наоборот, плохой перевод нивелирует воображение, это просто информация на языке и не более. Это трудно очень точно анадизировать, но были такие опросы читателей, в которых обычно спрашивали об удобочитаемости, т.е когда читатель чувствует комфорт, когда читатель наслаждается текстом,

Вам не кажется, что общая проблема в том, что качество переводов стало гораздо более жалким и не совсем точным. Например, в фильмах появляются титры на трёх языках -  эстонском, английском и русском, и на русском они всегда чудовищны. Не соблюдаются даже самые элементарные нормы языка. То же самое можно сказать про телерекламу. Есть области, где язык уничтожается. Как Вы это оцениваете?

Это проблема массовой культуры, потому что, во-первых, это делается очень быстро. Во-вторых, это делается только на основании текста, переводчик не смотрит фильм и не знает, что происходит на экране.

Скажите, как Вы оцениваете сегодняшнюю эстонскую переводческую школу? Например, если сравнивать с переводами классики 19-го века или переводами, сделанные Яном Кроссом. Есть ли сегодня переводчики такого уровня?

Такие переводчики всегда есть. Но что затрудняет сейчас работу переводчиков – это отсутствие редакторов. Институт редакторов был почти уничтожен в 90-х годах прошлого века, решили экономить, не хватает редакторов и сейчас. А хорошие переводчики – они всегда есть.

Редактор: Надежда Берсенёва



ERR kasutab oma veebilehtedel http küpsiseid. Kasutame küpsiseid, et meelde jätta kasutajate eelistused meie sisu lehitsemisel ning kohandada ERRi veebilehti kasutaja huvidele vastavaks. Kolmandad osapooled, nagu sotsiaalmeedia veebilehed, võivad samuti lisada küpsiseid kasutaja brauserisse, kui meie lehtedele on manustatud sisu otse sotsiaalmeediast. Kui jätkate ilma oma lehitsemise seadeid muutmata, tähendab see, et nõustute kõikide ERRi internetilehekülgede küpsiste seadetega.
Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: