"Треугольник": главное в школе - сотрудничество между детьми, учителями и родителями ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Автор: Фото: Scanpix/Postimees

Согласно результатам проведенного социологами Эстонии опроса, 80% школьников ответили положительно на вопрос, были ли в их классе случаи применения насилия. По мнению гостей в студии ток-шоу «Треугольник», справиться со школьным насилием нельзя, но можно взять его под контроль, если учителя, родители и дети будут сотрудничать.

Считается, что жестоки именно те дети, которые испытывают на себе подобное обращение. Тема передачи "Треугольник" на канале ETV2 в понедельник, 21 марта, - жестокое обращение с детьми как взрослых, так и самих детей.

О насилии в школе в студии ток-шоу «Треугольник» с ведущим передачи Ильей Нартовым беседовали психолог Роман Тимофеев, учитель Паэской гимназии Павел Алонов и член эстонского Союза ученических представительств Ирина Грядова.

Рассказывая первым о своем личном опыте, полученном в школе еще будучи учеником, Павел Алонов сказал: « Я закончил школу девять лет назад и должен признаться, что насилие в школе было и в то время, и существует сейчас. Насилие будет до тех пор, пока существует школа. Наша задача не в том, чтобы искоренить его, а в том, чтобы уменьшить насилие в школе. Сам я был агрессором, а не страдавшим от насилия».

«Те 20%, которые не признали, что в их школе есть насилие, они поскромничали, - считает психолог Роман Тимофеев. - Я считаю, что детей надо научить справляться с насилием. Я закончил школу 8-9 лет назад, тогда, мне кажется, насилия было меньше. Ну и изменилось отношение, стали замечать то, чего раньше не замечали и от этого стало страшнее».

«Насилие всегда было и есть. И если раньше было более физическое, то теперь – эмоциональное насилие. Больше всего страдают ученики средних классов и исходит это от их же одноклассников», - рассказала Ирина Грядова.

Кто виноват и что делать?

«Мы, взрослые, зачастую очень торопимся найти причину или козла отпущения. По большому счету, иррациональную агрессию провоцируют неудовлетворенные потребности – во внимании, в творчестве, в базовой безопасности, в активности и так далее. Конечно, игры, особенно компьютерные, они провоцируют, потому что ребенок идентифицирует себя с персонажем. Но если есть достаточно прочная связь со взрослым, то ребенок это преодолеет», - поясняет психолог Роман Тимофеев.

«Говоря о насилии в школе, мы должны говорить о трех видах – между детьми, учителей по отношению к детям и детей по отношению к учителю, - говорит Павел Алонов. -  Причины найти легче, чем возможности для решения. Потому что я довольно часто встречаюсь с тем, что я не знаю, как решать проблему, ведь я не знаю, какие отношения у ребенка дома».

«Обычно проблемы детей заключаются в том, что детей толкают, над ними смеются и так далее», - рассказывает Ирина Грядова.
Однако ее дополнил классный руководитель Павел Алонов: «Теперь появились новые виды насилия, например, по Интернету. Например, сфотографировать одноклассника или учителя и выставить его на сайт знакомств. Учителя стали беззащитны перед телефонами с фотокамерами, когда их могут сфотографировать в любой момент».

«Тем не менее учитель и сам может быть агрессором - дети не будут так себя вести, если учитель ведет себя с ними хорошо», - не сдается Ирина Грядова.

«То есть насилие порождает насилие», - дополняет ее Павел Алонов.

«Среда в школе осталась той же, что и раньше, а мир окружающий изменился и школьная среда просто не успевает за развитием жизни вне школы», - считает Роман Тимофеев.

Говоря о том, как обстановка дома влияет на отношения детей в школе, психолог добавил, что тут все зависит от того, чью сторону выбирает ребенок – агрессора или потерпевшего: «Когда ребенок видит конфликты, все зависит от того, на чьей стороне он будет. Либо на стороне мамы, которую бьет отец, и тогда он даже может вызывать на себя насилие, а если он идентифицирует себя с отцом, то сам может проявлять насилие. Причем, родители не показывают, как они умеют справляться с проблемами. А скрытая агрессия, когда родители прячутся на кухне, она еще более опасна».

«Если говорить о кибер-агрессии, то это новый вид агрессии. И вот стрельба в школах – это еще один вид общедоступной агрессии. Вроде новой моды. И всеобщая виртуализация притупляет внимание к тому, что происходит. То есть меня ударили, сняли это на камеру и выставили в Интернет. Это сразу приобретает признаки фильма, теряется ощущение реальности того, что происходит», - добавляет он.

Однако классный преподаватель Павел Алонов с ним не вполне согласен: «Тип ребенка – аутсайдер он или лидер – абсолютно не зависит от того, из какой он семьи», - говорит он.

«Мне кажется, конфликты в школе иногда и нас, и детей воспитывают. Они помогают становиться личностью и наша задача в том, чтобы повернуть конфликт таким образом, чтобы почерпнуть из него что-то новое», - продолжает он свою мысль.

«Все-таки чаще агрессоры – это дети из обеспеченных семей, - поправляет взрослых Ирина. - Потому что они хотят получить больше внимания, которого им не хватает в семье. Аутсайдер, он, как правило, чем-то лучше агрессора, поэтому он и становится жертвой».
При этом психолог Роман Тимофеев рассказывает о всеобщих заблуждениях: «Это вредный миф, что агрессор - это тот, кто задирает других. Зачастую именно он из-за такого поведения становится жертвой травли».

Дети боятся оказаться виноватыми

«Я сталкивался с такими вещами, когда родители обвиняют учителя в ситуации, когда ребенок вынудил и учителя, и директора на какие-либо более жесткие методы. На самом деле, это - восстановленная модель домашних отношений ребенка», - рассказывает Роман Тимофеев.

«Вопрос с родителями намного сложнее, чем с детьми. Самое главное, родителя надо успокоить и самому не волноваться. Если родитель пришел в школу с желанием вступиться за обиженного ребенка, обычно он агрессивен и задача учителя - не вступать в диалог до тех пор, пока родитель не успокоится, доказать, что решить проблему – это в общих интересах», - рассказывает о собственном опыте Павел Алонов.

«Ребенку очень трудно рассказать родителям о том, что у него в школе есть проблемы. Детям даже мне сложно рассказать, это приходит со временем. Дело не в слабости. Они боятся, что их будут судить, что их сделают виноватыми. Зачастую я шла к классной руководительнице и она сразу все отрицала, ситуацию в принципе. Дети боятся не получить той помощи, которая им нужна», - поясняет Ирина Грядова.

«Тут две крайности. Родители или сами идут агрессивно разбираться, или говорят, чтобы дети все решали сами. Детям очень важно знать, что им помогут. Поэтому, если они сомневаются, они не пойдут и говорить, чтобы не узнать, что им, оказывается, неоткуда ждать помощи», - поясняет Роман Тимофеев.

«На самом деле раньше я очень легкомысленно относился к психологии. Но когда я стал работать педагогом, я стал ощущать нехватку психологических знаний. В школе надо в обязательном порядке организовывать курсы психологических отношений для учителей и родителей. Этим должны заниматься местные самоуправления. Решение проблемы в том, чтобы научить родителей и детей общаться друг с другом», - добавляет Павел Алонов.

«Я занимаюсь, в основном, тем, что родители приходят с жалобами на плохую успеваемость и плохое посещение школы. Обычно плохая успеваемость – это та цена, которую семья готова платить за то, что родители при плохих отношениях остаются жить вместе. В моей практике 90% детей – из разведенных или половинчатых семей», - рассказывает Роман Тимофеев.

«Долгосрочное насилие может закалить, но таких случаев очень мало. Зачастую на ребенка это влияет таким образом, что он засомневается в себе, его самооценка будет сильно понижена и он будет себя чувствовать неудачником», - говорит Павел Алонов.

«Если ребенка поддерживают родители и у него есть друзья, то он справится с этим. А родители обычно ведут себя так, будто они ведут машину и говорят, что мы слишком заняты рулем и поэтому у нас нет времени нажать на тормоза», - возмущается Ирина.

«Родителей очень легко обвинять, потому что они - самые близкие ребенку люди. Их очень сложно обучить и поддержать, но сложнее чем ребенку может быть только его родителям. И то же можно сказать про учителей. Мой опыт показывает, что большая часть тех учителей, которые вовлечены в конфликт с учеником, - это люди, которые имеют свою непростую историю», - рассказывает Роман Тимофеев.

«Для того, чтобы определить, является ли учитель насильником или нет, нельзя быть вне школы. Часто мы судим об учителе извне, что неверно и невозможно. Это должны делать его коллеги», - уверен Павел Алонов.

Что делать родителям?

Под финал передачи Илья Нартов попросил гостей в студии дать совет родителям, которые узнают вдруг о том, что у их ребенка в школе появились проблемы.

«Во-первых, большинство учителей – насильники. Совсем недавно у меня была ситуация: я задала вопрос, у нас начался спор с учительницей, мальчики начали смеяться и к ним присоединилась учительница, которая не имеет на это права. Все говорят, что учитель ничего не может сделать, но на самом деле они очень много могут сделать», - рассказывает Ирина.

«В школе очень много учителей, которые не любят свою работу, - продолжает она. - Я все годы чувствую насилие и я с этим справляюсь. Я знаю, зачем я в школу хожу – чтобы получать знания. Меня не волнуют подколы».

«А что вы делаете для того, чтобы повлиять на учителя?» - спрашивает Павел Алонов.

«Если в классе есть агрессоры, то остальные никогда не будут говорить. Потому что они боятся, что над ними будут так же смеяться, как надо мной», - уверена Ирина Грядова.

«Таких учителей-насильников не много, в такой ситуации оказаться может любой. Представителей вспомогательных профессий специально обучают справляться с такими ситуациями, а учитель должен преподавать», - поясняет Роман Тимофеев.

«Родителям прежде всего не надо паниковать, когда они узнают, что над ребенком издеваются. И надо вывести на диалог как можно больше сторон – соцработника, психолога, учителя, всех», - соглашается Павел Алонов.

«Все должны сотрудничать – классный руководить, ребенок и психолог. Это очень важно», - соглашается Ирина Грядова.

«Ребенок в определенном возрасте хочет стать самостоятельным и отделиться от родителей. Учитель должен уметь настроить диалог между учениками, не вмешиваясь в ситуацию», - рассказывает о новых тенденциях Роман Тимофеев.

«Если учитель действительно любит свою работу, то проблем у него не должно быть. Это видно по его отношению к работе и ученикам. Но молодые учителя хотят работать, а не могут, потому что не справляются с учениками», - добавляет Ирина Грядова.

В следующей передаче ведущая ток-шоу Елена Поверина обсудит с гостями в студии, как повлияла частая смена руководства на Русский театр?

Редактор: Анна Гудым

Источник: Треугольник

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: