"Батарея": мечта Вахура Келлера - чтобы в Эстонии стали учить искусству кукольного театра ({{contentCtrl.commentsTotal}})

Художественный руководитель Эстонского кукольного театра Вахур Келлер
Художественный руководитель Эстонского кукольного театра Вахур Келлер Автор: Фото: ERR

В Эстонии мало кукольных театров, по сути всего лишь один профессиональный  театр, поэтому кукольным театром занимаются мало, считает худрук Эстонского кукольного театра Вахур Келлер. В интервью "Батарее" Келлер признался, что его самая большая мечта - чтобы в Эстонии появилось обучение искусству кукольного театра. 

Что может доставить наибольшую радость ребенку и одновременно напугать взрослого - конечно же, ожившая кукла. Мы, взрослые, не хотим, чтобы наши детские разочарования обернулись новыми несбыточными надеждами. И все-таки что-то и детей, и взрослых тянет в кукольный театр - один из самых древних на свете.  

Сегодня в гостях у передачи "Батарея" художественный руководитель Эстонского кукольного театра Вахур Келлер.

Летом я была участницей фестиваля кукольных театров мира и меня потряс китайский театр марионеток. В конце представления мне стало страшно - мне казалось, что это живые куклы из какого-то фильма ужасов. Скажите, нужно ли кукольному театру вот такое сходство с жизнью?

Это же замечательно, что Вам стало страшно. Значит куклы показались живыми персонажами, как в театре, где играют актеры. Если кукольный спектакль хороший, то на сцене рождается чудо - куклы оживают.   

На детей это тоже так действует? Дети пугаются или, наоборот, радуются когда видят такое сходство с жизнью?

Это очень интересная вещь. Я испытал это на себе, когда был с нашим театром на гастролях в Австралии. Там дети после представления подходили и спрашивали - куда делся тот или иной персонаж. Дети​, особенно маленькие, думают, что куклы живые. Для них это естественно и это их не особенно пугает, скорее взрослым становится страшно. Дети же сами играют в куклы и для них куклы живые существа. Хотя дети тоже не до конца верят в то, что куклы живые, но для них другая реальность - это естественная вещь, фантазия для них - естественное явление.

У Эстонского кукольного театра есть потрясающие традиции и в разные периоды были потрясающие достижения. Но за вашим театром все время такая репутация - очень талантливый режиссер навсегда там остаться не может. В театре блистал Рейн Агур, был Евгений Ибрагимов и все-таки эти мастера ушли из театра. Вы работали с Евгением Ибрагимовым, у него были прекрасные спектакли, в частности «Игроки», которые заслужили такую популярность. Как Вы считаете, почему ему пришлось уйти?

Работа с Евгением Ибрагимовым была для меня большой школой. Мне этот опыт дал очень много как актеру и режиссеру, у меня появилось много идей и направлений куда идти дальше. Рейн Агур тоже ставил у нас замечательные спектакли. Я  считаю, что театр - это очень эмоциональное место, где работает много эмоциональных людей. Они и работают на  эмоциях, поэтому возникают конфликты. Люди относятся со страстью к тому, чем занимаются.

Может быть кукольный театр должен возглавить человек, который знает его изнутри, человек, который и артист, и режиссер? Может быть то, что Вы сейчас возглавили театр является естественным ходом событий?

Мне трудно точно ответить на этот вопрос, но, возможно, в этом есть доля правды.  В Эстонии мало кукольных театров, позорно мало. По сути у нас один профессиональный кукольный театр, драматических же театров у нас около 20, поэтому кукольным театром занимаются мало. Я попал в кукольный театр, имея драматическую подготовку. Придя в кукольный театр, я поставил первый кукольный спектакль, и я испытывал настоящий страх перед куклами. За 8 лет, что я в кукольном театре, я многое повидал и многому научился. Ездил по свету, посещал фестивали, много путешествовал, бывал в школах, где учат искусству кукольного театра. Также я знаю труппу, знаю своих актеров. Это, разумеется, одно из моих преимуществ.

Какого направления Вы придерживаетесь? Что Вам важно - просто кукольный театр или чтобы актеры тоже были видны? У Вас есть в театре и такие спектакли, в которых мы видим артиста и видим как он работает с куклой. Есть кукольный театр для взрослых и кукольный театр для детей. Какое направление, по Вашему мнению, сегодня надо в первую очередь развивать?

Актер вместе с куклой появился на сцене в 1960-х годах. Это была революция в театре, когда убрали декорации и начали играть более честно. Прорыв в мышлении произошел и в театре, и у зрителей и это необратимый процесс. Но это (выбор той или иной формы - ред.) во многом зависит от постановки, от замысла режиссера, от концепции, от художника. Я видел в мире много прекрасных спектаклей, сделанных по старинке, когда актера не видно. Играют декорации и свет и это может быть чудесно.  В то же время, я видел и неудачные спектакли. Точно также я видел и хорошие, и плохие спектакли, в которых актер виден. Само по себе это не является критерием - важен художественный результат. Сам я впервые ощутил на себе то чудесное воздействие, которое оказывают куклы, четыре года назад. Мы сидели и разговаривали с Невилем Трантером - всемирно известным художником-кукольником, который бывал на наших фестивалях, - мы сидели с ним напротив друг друга и беседовали. Он взял куклу в руки - и передо мной оказались два человека.

Что Вы сами планируете поставить?

С октября идут репетиции, спектакль выйдет 27 ноября. Это «Карлсон, который живет на крыше». Опять увидим летающего человечка. Этот спектакль мы ставим к Рождеству, его будут играть в большом зале. Надеюсь, что получится замечательное представление. Сейчас я занимаюсь подготовкой материалом спектакля, собираю идеи.

Как происходит подготовка такого материала? Вы берете известную всем сказку, но из нее же надо сделать кукольную сказку. Вы сами пишете сценарий? Как Вы себе все это представляете? Как рождается кукольный спектакль?

Это каждый раз получается по-разному. Сейчас я, в основном, сам пишу инсценировки и у меня уже богатый опыт. Это хорошо не потому, что я лучший на свете писатель, это далеко не так. Театральный текст специфический, и я смогу его написать сразу так, как я это представляю, иначе мне пришлось бы переделывать чужой текст, подгонять его так, чтобы он мне подошел. В этом смысле лучше всего писать для себя текст самому. Естественно, что художник играет очень важную роль, потому что кукольный театр - это визуальный театр, это театр, который выражает себя через визуальное восприятие. Это касается не только кукол, но и всей общей картины - как кукла живет, как движется, какая динамика. Художнику отведена безумно большая роль. Мне повезло, что моя супруга - театральный художник.

Как ее зовут?

Бритт Урбла Келлер.  

И Вы с ней вместе делаете спектакли?

Да, последние годы мы работаем вместе, других художников у меня не было. Это так хорошо, когда можешь эксплуатировать свою жену в любую минуту - вечером за ужином или вдруг ночью придет в голову мысль и я бужу ее и говорю, что ко мне пришла замечательная идея.

Это замечательно, когда жена считает Вас гением?

Да.

А Вы ее тоже должны считать гением?

Да, она прекрасный художник. Она чувствует кукольный театр, хотя и не училась  специфике этого театра, в Эстонии нет такой возможности. Розита Рауд преподает на курсах какие-то азы, но этого мало. Нужно ввести такое обучение. Это моя большая мечта - чтобы такое обучение в Эстонии появилось.

Я поняла - самое главное, чтобы мы верили в то, что куклы живые. Спасибо вам большое.

Спасибо

С Вахуром Келлером беседовала Елена Скульская.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: