Аро Вельмет: в условиях пандемии коронавируса не все люди одинаково свободны ({{contentCtrl.commentsTotal}})

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Аро Велмет. Автор: Частный архив

На фоне растущих показателей заболеваемости в Эстонии снова заговорили о необходимости "жить с вирусом". Также стресс вызывает, когда лица, принимающие решения, не способны обосновать ограничения должным образом или же сами поступают вопреки собственным инструкциям, пишет Аро Вельмет.

Должно ли государство ужесточить ограничения на передвижение и ограничить время работы заведений? Выдержит ли экономика более жесткие меры защиты здоровья населения?

Важно публично обсуждать такие вопросы, ведь как напомнили канцлер права Юлле Мадизе и некоторые журналисты, защита одного основного права – здоровья – может означать ограничение других, например, свободы на передвижение. При принятии решений необходимо учитывать взаимоисключающие ценности.

Кроме того, помимо конкурирующих ценностей, эти дискуссии должны также принимать во внимание эмпирическую реальность. В противном случае можно принять желаемое за действительное, вместо того чтобы добиться реальных решений.

Далее, при поддержке эпидемиологов, социологов и историков общественного здравоохранения, я отмечу некоторые из наиболее распространенных заблуждений о так называемых нефармацевтических мерах ("ограничениях", как говорят в народе), избегание которых поможет лучше понять дилеммы, стоящие перед лицами, принимающими решения.

  • В сдерживании распространения вируса самое важное – индивидуальные усилия

Это основной аргумент премьер-министра Каи Каллас, когда она объясняет рост числа заражений: принятые государством меры адекватные, но "люди не ведут себя ответственно". По такой логике секрет успешной борьбы с коронавирусом кроется в сильном характере каждой отдельной личности.

Здесь однако возникают две принципиальных проблемы. Не всем людям одинаково просто сидеть дома, избегать контактов и носить маски. Учителя, продавцы и работники больниц вынуждены ежедневно сталкиваться с десятками и сотнями потенциальных носителей вируса, независимо от того, насколько ответственно они стараются избегать контактов.

Если человек работает в организации, руководитель которой "не верит" в маски и не считает нужным составлять планы дистанцирования, то от личной ответственности проку будет немного. Люди не могут полностью контролировать многие из своих действий, поэтому не следует возлагать всю ответственность на них.

Вторая проблема – факт того, что выбор отдельной личности неизбежно влияет на других. Посетитель магазина без маски не просто выражает свою позицию, но и становится источником риска для продавца, который не может уйти с работы или выставить клиента за дверь.

Главе либеральной партии стоит помнить о принципе вреда: свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается свобода чужого носа. Вот почему здоровье народа является одной из сфер, находящихся в ведении государства. И именно поэтому на шоссе действуют ограничения скорости, а в учреждениях – требования по охране труда.

Тот факт, что многие ранее безопасные виды деятельности теперь связаны с риском для здоровья, не означает, что принцип вреда здесь неприменим.

  • Мы можем выбирать только между личными усилиями и государственными ограничениями

В качестве ключевой альтернативы индивидуальной ответственности в СМИ акцент делается на строгих ограничениях: закрытии учреждений, дистанционном обучении, пограничном карантине и так далее. В ситуации бесконтрольного распространения вируса, как в Ирландии или Литве в декабре, такие меры и правда могут быть необходимы во избежание коллапса больничной системы.

В целом однако многое можно сделать для снижения рисков, и жесткий локдаун при этом не потребуется.

Например, проведенные в США исследования показали, что в школах риск заражения можно свести к минимуму благодаря правильным мерам предосторожности. Это значит, что почти у всех учеников есть маски, классы маленькие и не контактируют друг с другом, ученики в классах соблюдают дистанцию, а на переменах помещения проветриваются.

Домашний офис – один из наиболее эффективных методов для снижения распространения вируса. Во время чрезвычайного положения весной в Финляндии из дома работали 59% человек. В Эстонии, в которой такая же экономическая структура, этот показатель был в два раза меньше – 30%. По всей видимости, тут есть место для маневров.

Целью государства также могло бы быть соблюдение действующих правил: действительно ли работодатели заботятся о здоровье своих работников и клиентов? Приучение к порядку верящего в шестое чувство работодателя, несомненно, является лучшим решением, чем доведение до банкротства ответственного ресторатора.

Тут есть одно "но": такие меры требуют тщательной подготовки, поэтому применять их можно, когда вирус еще не распространился повсеместно. К сожалению, мы этот момент уже упустили.

  • Ограничения бессмысленны, так как число госпитализированных стабильно

Канцлер права отметила, что при введении ограничений мы в первую очередь должны руководствоваться возможностями нашей системы здравоохранения, а не кумулятивной заболеваемостью: вирус ведь могут подхватить и молодые, а им госпитализация, как правило, не угрожает. Тут целых три заблуждения. Во-первых, активная молодежь заражает своих родителей, а в их случае риски выше.

Во-вторых, число госпитализированных отражает картину заражения двух- и трехнедельной давности: от инфицирования до появления симптомов обычно проходит 5-6 дней. Госпитализация обычно требуется через 10-12 дней после постановки диагноза.

За две-три недели многое может случиться, потому что (и в-третьих) инфекционные заболевания распространяются не линейно, а экспоненциально. Если коэффициент распространения вируса равен 1,2 (к которому Эстония сейчас приближается), то примерно за 17 дней число заражений удвоится.

Для сравнения представим себе теннисиста, который каждую минуту подает своему сопернику вдвое больше мячей. При подаче четырех мячей в минуту игра кажется управляемой. В следующую минуту игрок подает восемь мячей, затем 16, а потом 32. Можно и с этим справиться.

Но в следующую минуту мячей становится 64, а затем игра превращается в шквал из 128 мячей. Когда в тебя летит 64 мяча, не самое удобное время просить о тайм-ауте. Эстония же уже месяц балансирует с такими показателями.

В ситуации, когда вирус уже широко распространен, нужно действовать быстро.

  • Ограничения могут снизить распространение вируса, но ценой здоровья экономики

Премьер-министр Кая Каллас в интервью Eesti Päevaleht отметила, что помимо ущерба здоровью, причиненного вирусом, необходимо также учитывать "невидимые жертвы" экономического спада. Наибольший удар экономике наносят не ограничения, а бесконтрольное распространение вируса.

Исследования показали, что во многих странах люди сократили свои передвижения еще до введения запретов. Логично: заболеть ведь никто не хочет. В условиях бесконтрольно распространяющегося вируса, когда больничная система перегружена, а многие работники заболели, находятся на изоляции, должны заботиться о близких или из опасения заразиться сидят дома, говорить о хорошо функционирующей экономике также не приходится.

Вот почему многие экономисты пришли к выводу, что эффективные меры не вредят, а помогают экономике, потому что они ускоряют ситуацию, когда люди могут спокойно ходить на работу и даже у самых осторожных жителей появляется желание пойти в ресторан и кино.

  • Ограничения бессмысленны, потому что эффект от них временный

В своей статье-мнении Индрек Кийслер пишет о том, что закрывать школы бессмысленно, так как даже если это и позволит временно снизить заражаемость, то "число новых случаев снова начнет расти, как только дети вернутся за парты. И за пару недель мы вернемся туда, откуда начали".

Руководствуясь такой логикой, можно было бы также утверждать, что отдыхать на выходных бессмысленно, ведь в понедельник снова на работу. Перегруженным медсестрам и врачам и временная передышка пошла бы на пользу. Кроме того, подавление инфекции помогает выиграть время для внедрения требующих более тщательной подготовки, но менее раздражающих мер, например, обширной дистанционной работы.

Стоит помнить и о том, что "временное облегчение" означает нечто иное, чем три-четыре месяца назад. Тогда мы еще не знали, когда будет готова спасительная вакцина. Теперь мы знаем, что в марте в Эстонию должна прибыть вакцина, которой хватит примерно на 80 000 человек. В последующие месяцы поставки увеличатся еще больше.

Для тысяч работников передовой и людей из группы риска "временное облегчение" может означать легкий насморк вместо госпитализации или смертельного исхода. Это не пустое сравнение.

  • В ограничениях нет смысла, так как уставшие от них люди начинают действовать вопреки

В вопросе внедрения новых ограничений это был основной аргумент, заставивший сомневаться Каю Каллас. Об этом в Postimees исчерпывающе написал психолог Кенн Констабел, указавший на то, что чем рутиннее становятся модели поведения, тем больше люди к ним привыкают.

Стресс и усталость при этом появляются из-за чувства опасности перед заболеванием, особенно на таких должностях, как преподавание или работа в больнице, где риски высоки каждый день. Стресс также возникает, когда лица, принимающие решения, не способны обосновать ограничения должным образом или же сами поступают вопреки собственным инструкциям.

  • Нет доказательств, что ограничения работают

Кая Каллас "не видела в полной мере доказательств прямой связи между ограничениями и результатами". Это странно, потому что нефармацевтические меры являются одними из старейших и наиболее изученных средств общественного здравоохранения. Их механизмы действия (например, уменьшение контактов снижает вероятность передачи вируса от одного человека к другому) были изучены как в лабораториях, так и в реальных условиях.

Об их эффективности в борьбе с текущей пандемией сообщалось в журналах Nature и ведущих медицинских журналах The Lancet и British Medical Journal.

Да, очень сложно показать четкую связь в духе "запрет на передвижение в течение нескольких недель снижает заражение на столько-то процентов". Это потому, что реальная жизнь невероятно комплексная.

Помимо ограничений на поведение вирусов влияют собственная биология вируса, погода, личные предпочтения людей и множество случайностей. Однако бессмысленно сравнивать внедрение ограничений с миром фантазий, где в нашем распоряжении имеется показывающая будущее машина времени. Более чем столетние исследования и практика общественного здравоохранения показывают, что эти меры работают. Мы можем ждать идеальных решений, но заболевшим от них толку мало.

  • Наша цель – чтобы жизнь в Эстонии оставалась открытой

И напоследок: с осени это было основным посланием правительства. Как политическая риторика, она, несомненно, гениальна – кому не понравится открытость и свобода – но она по существу игнорирует тот факт, что во время пандемии коронавируса не все одинаково свободны. Шторм один, но лодки у нас разные.

С весны прошлого года я обучаю студентов дистанционно, заказываю еду на дом и о хронических заболеваниях не беспокоюсь. Но у ездящих на работу учителей, продавцов, врачей, полицейских и прочих работников первой линии таких привилегий нет. Для них риск возрастает с каждым днем бездействия в отношении увеличения числа случаев заражения.

Жизнь в Эстонии не открыта и для пожилых людей, которые знают, что по сравнению с преподавателем университета их риск умереть от коронавируса в 220 раз выше, поэтому они не ходят на концерты и в рестораны, хоть те официально и не закрыты.

У многих нет финансового буфера, чтобы избегать общественного транспорта, заказывать еду на дом или, не опасаясь мести, указывать начальству на фобию в отношении масок или удаленной работы. Утверждения, что, избегая ограничительных мер, мы сохраняем жизнь в Эстонии открытой, это в лучшем случае слепота привилегированных, а в худшем, признание, что нам важны только жизни молодых, здоровых и финансово обеспеченных.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: