Россия заплатила высокую цену за отсутствие ограничений

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Больница в Петербурге. Автор: SCANPIX/Reuters

Россия живет относительно свободной жизнью без жестких антикоронавирусных ограничений и, по официальной информации, статистика показывает относительно небольшое количество инфицированных и умерших. Кажется, что России удалось преодолеть пандемию. К сожалению, за официальными цифрами стоит большее количество смертей.

В России, как и почти во всех странах, есть веб-сайт со статистической информацией о пандемии. На странице "Стопкоронавирус" сообщается, что в России от вируса умерло более 108 000 человек. Учитывая численность населения страны, то в процентном соотношении это даже меньше, чем в Эстонии.

К сожалению, это не точная цифра. Согласно отчетам Росстата, учитывающим фактическую информацию о смертях, в действительности все обстоит намного хуже. К концу февраля от коронавируса погибло 225 000 человек.

Однако при анализе более высокой, чем обычно, смертности картина выглядит еще хуже. Аналитик Тюбингенского университета в Германии Дмитрий Кобак оценивает, что во второй половине февраля было больше 447 000 смертей, что на 25,3% выше нормы. Именно смертность многие аналитики считают одним из наиболее важных показателей.

Первый показатель можно найти на официальной российской странице с информацией о коронавирусе, которая обновляется ежедневно. Это данные по состоянию на конец апреля, они отличаются от данных за февраль.

Вторая цифра - это данные Росстата, которые учитывают полученную позже информацию о смертях. Цифра получена из расчетов аналитика из Тюбингенского университета в Германии Дмитрия Кобака, который изучил данные на международном уровне и опубликовал их в научной литературе. В качестве основы Дмитрий использовал базу данных World Mortality Dataset. Об аналогичных масштабах писали, опираясь на данные Росстата, российские издания, такие как "Медуза" и The Moscow Times, а также международные СМИ, такие как Financial Times, New York Times, Economist и Би-би-си.

По словам демографа Алексея Ракши, к настоящему моменту уровень избыточной смертности достиг полумиллиона человек и что Россия находится на четвертом месте в черном списке Европы после Македонии, Албании и Косово по сравнению с прошлогодним трендом смертности.

"Поэтому да, Россия справляется с коронавирусом очень плохо и еще не справилась, никто не справился. Эпидемия продолжается, сейчас в Москве потихонечку нарастает третья волна", - сказал Ракша.

Алексей Ракша ушел из Росстата именно из-за расхождений в статистике коронавируса. На вопрос, можно ли объяснить всю избыточную смертность вирусом, Ракша отвечает, что по крайней мере 80%, или 400 000, должно быть отнесено на счет пандемии. И, собственно, то же самое было подтверждено в СМИ российскими властями, хотя об этом не говорится слишком много, а официальная информация по-прежнему показывает цифры, которые в несколько раз меньше.

Член совета директоров Института социальных исследований при Кремле Глеб Кузнецов считает государственную информацию более правдивой и говорит, что чрезмерная смертность не может быть объяснена одной лишь короной.

"То, что в России умерло на 300 000 человек больше, чем в 2019 году, конечно, большая проблема, но такое же количество людей умерло в 2010 году, что не так давно. Например, 2019 год был очень хорошим, и уровень смертности был низким, но не все года могут быть одинаковыми. Так что обвинять Россию в том, что тут все умирали, а в других странах с жесткими ограничениями [якобы] никто не умер, немного смешно".

В некоторой степени различия в подсчете смертности от коронавируса совершенно нормальны и зависят от способа сбора и представления информации. Однако Кобак и израильский исследователь Ариэль Карлински также указали, что Россия входит в первую десятку среди 89 исследуемых стран с разницей в 5,2 раза между национальной и реальной информацией о смертности от коронавируса, что предполагает преднамеренное сокращение печальной статистики.

Экстренный прием в поликлинике Иваново. Автор: SCANPIX/TASS

Эпидемия привела к росту госпитализаций и иммунитета

Но оставим ненадолго в покое данные и статистику. Телеканалы России показывают совершенно обычную жизнь и большие массовые мероприятия без особых мер предосторожности, при этом в больницах вроде бы нет катастрофы. Кажется, будто Россия нашла чудо-оружие, способное победить коронавирус.

Глеб Кузнецов считает, что европейские локдауны не так эффективны, как говорят. По его словам, с пандемией нужно бороться медицинскими средствами, и Россия вложила в это дополнительные деньги.

"Прежде всего, нужно лечить больных, а не ждать, что, сидя дома, никто не заболеет. Возможно, многие страны совершили ошибку, компенсировав свое нежелание тратить деньги на здравоохранение строгими ограничениями. В Европе пытались посадить общество под замок, а здесь мы старались выделить как можно больше ресурсов на лечение болезни. Хотя вторая осенняя волна сильно ударила по России, медицинская система устояла, и уже осенью возникло что-то вроде коллективного иммунитета. В то же время пандемия в Европе была, есть и будет, потому что тем, кто должен переболеть, не позволяют этого сделать".

Кроме того, Кузнецов считает, что дело не столько в осознанном выборе, сколько в том, что в большой стране сложнее, а то и невозможно остановить эпидемию ограничениями.

Если прошлой весной Россия, как и многие другие страны, ввела множество ограничений, осенью была предпринята попытка справиться с новой волной вируса уже без них. Вторая волна безжалостно ударила по России в период с октября по январь, тогда была самая высокая смертность. Именно с этого периода начало поступать много фотографий и сообщений в прессу от россиян, попавших в беду в коридорах и за дверьми больниц.

Журналист российского издания "Новая газета" Ирина Тумакова написала несколько статей о коронавирусе. По ее словам, после наступления более спокойного момента может произойти некоторая корректировка медицинской системы в больницах, но россияне заплатили высокую цену за эпидемию.

Тумакова рассказывает о том, как во время эпидемии пациентам было сложно попасть в больницу, как людям было сложно поставить диагноз, как машины скорой помощи часами стояли за дверьми больницы, так как из-за отсутствия средств защиты врачи заболевали сами и заражали друг друга.

"Сначала в Петербурге был настоящий сумасшедший дом. Потом уже научились как-то справляться и ситуация стабилизировалась".

В настоящее время Россия готовится к третьей волне вируса. Мэр Москвы Сергей Собянин посоветовал пожилым людям снова оставаться дома. Владимир Путин объявил выходные с 1 до 11 мая. Коллективного иммунитета пока недостаточно, хотя о нем уже можно говорить в определенных группах людей.

По словам Алексея Ракши, в России от коронавируса страдает треть людей, а в Москве и Санкт-Петербурге - почти 40%. Если добавить 10% привитых, то почти у половины москвичей могут быть антитела. Это пока не означает коллективный иммунитет, но, по мнению Ракши, иммунитет мог развиться у определенных групп населения.

"Возможно, есть некий временный коллективный иммунитет, когда люди, которые активнее всего переносили вирус, уже переболели. Это, в основном, курьеры, продавцы, очень общительные люди, молодежь. Очень большой процент переболел, и через них вирус так не распространяется, его распространение замедлено", - пояснил Ракша.

По словам Ракши, вирус в России распространяется медленнее, чем в Европе, из-за слабого транспортного сообщения и более низкой социальной активности. Русские просто реже ходят куда-нибудь поесть, на концерты или еще куда-нибудь.

Временный госпиталь для лечения коронавируса в Москве. Автор: SCANPIX/Reuters

Русские относятся к смерти фаталистически

Хотя большое количество смертей от коронавируса является публичной тайной в России, это не вызвало большого возмущения общественности, а российские СМИ говорят о вирусе реже, чем европейская пресса. Это, вероятно, можно объяснить сокращением официальной статистики, а также опасениями россиян по поводу экономической ситуации.

Однако Алексей Ракша частично объясняет это смирение отношением и непростой историей россиян. "Русские привыкли умирать, для них это нормально. В 90-е годы в России ситуация была такая, какую в Европе не видели со времен Великой депрессии, или даже хуже. Так плохо, как в России в 90-е, в Европе было в Первую мировую войну. И тогда избыточная смертность каждый год была больше, чем полмиллиона на протяжении 15 лет. Ценность человеческой жизни в России очень низкая", - сказал он.

"У людей фаталистическое представление: мол, заболеем и заболеем, помрем и помрем, судьба такая. Это такой стиль мышления - будь что будет, потому что избежать ничего нельзя, все бесполезно. И правительство с удовольствием такую точку зрения в гражданах поддерживает".

Вакцинироваться хочет лишь треть населения

Согласно международной пропаганде вакцины Sputnik, можно предположить, что большое количество россиян уже привиты. Фактически, почти 10% взрослого населения России получили свою первую вакцину. Хотя в крупных городах Москве и Санкт-Петербурге вакцина действительно доступна для всех, в сельской местности ее все еще часто не хватает.

Согласно опросу общественного мнения, проведенному Левада-центром, вакцинироваться готова почти треть населения России, а это далеко от большинства. Глеб Кузнецов объясняет это тем, что вакцинация добровольна и отсутствие вакцины не мешает жить полноценной жизнью.

"Никто не говорит нам, как в Европе, что если вы не сделаете прививку, вам не выдадут специальный паспорт и вы больше никогда не сможете никуда выбираться".

Однако Ирина Тумакова и Алексей Ракша считают, что это вопрос доверия.

"Люди никому не верят - ни государству, ни друг другу, ни себе, ни вакцине, в вирус не верят и продолжают по инерции жить".

По словам Тумаковой, антипрививочное движение и тот факт, что правительство не ведет большой пропаганды, играют определенную роль. Однако, по ее словам, доверие к власти теперь можно оценить по уровню вакцинации.

"Существуют различные исследования, которые показывают, что готовность людей вакцинироваться зависит от ряда факторов, таких как уровень образования, а также доверие к правительству. Нам говорят, что люди твердо доверяют правительству, но теперь мы можем сами судить об этом по вакцинации".

Редактор: Диана Харламова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: