Мари-Лийз Якобсон: что случилось бы, если бы мы сейчас не говорили о выборах президента?

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Мари-Лийз Якобсон Автор: личный архив

Преждевременные спекуляции на тему выборов президента, конечно, вызваны благородными целями, но политических комбинаторов они не победят, заявила на Vikerraadio Мари-Лийз Якобсон.

Прошло полгода с тех пор, как замечательное интервью Тоомаса Сильдама превратилось в поле боя поисков кандидата в президенты. Уже в течение нескольких месяцев практически каждого гостя передач спрашивают: "Если бы вам предложили выдвинуть свою кандидатуру на пост президента, вы бы согласились?"

Редакция выходящей на канале ETV передачи "Очевидец" составила список кандидатов еще в ноябре прошлого года, то же самое в феврале сделали в передаче "Инсайт" на ETV+. Однако президентские выборы состоятся только в августе, и ни одна партия еще не выдвинула кандидата.

Единственный, кто прямо заявил о своей готовности баллотироваться, был президент Эстонской академии наук Тармо Соомере. Так что кандидатов нет, и даже день выборов еще не назначен (неизвестно ведь, в каком туре удастся избрать президента), но спекуляций все больше.

Чо случилось бы, если бы мы сейчас не спекулировали на эту тему? Мир бы рухнул, если бы СМИ оставили без внимания фотографию с красящим дверь сарая Юри Ратасом и возможную связь с президентскими выборами? Общественность было бы недоинформирована, если бы в воскресной "Актуальной камере" не упомянули про цирк с выборами?

У СМИ есть несколько важных функций, которые оправдывают ранние разговоры на тему президентских выборов.

Во-первых, имея ответственность перед общественностью, пресса обязана информировать. Благодаря этому люди знают, кто баллотируется, за что выступает, когда и как пройдут выборы.

Только вот в отличие от обычных выборов эстоноземельцы президента не выбирают, они скорее играют роль зрителей. Позднее, в контексте местных или парламентских выборов можно будет задуматься и о том, каких кандидатов представили партии.

Однако излишнее рвение в информировании может иметь обратный эффект: преждевременные спекуляции могут превратиться в информационный шум. Вспоминаются президентские выборы 2016 года, когда пять достойных кандидатов – Сийм Каллас, Аллар Йыкс, Майлис Репс, Март Хельме и Марина Кальюранд – ездили с одних дебатов на другие, давали бесконечные интервью, а президентом выбрали Керсти Кальюлайд.

Если говорить о конечном результате, то все закончилось не так плохо. Как показывают опросы общественного мнения, за время работы Керсти Кальюлайд доверие к институту президента осталось на том же уровне, что и во времена ее предшественников. Разве что после вступления ее в должность почти половина респондентов выбрала вариант ответа "не могу сказать", что явно свидетельствует о недостаточной информированности.

Вторая функция СМИ – быть ареной для обсуждений. Наряду с информацией важны и дебаты в рубрике "мнение", в которых звучат все дельные аргументы. Важно не только то, кто и когда баллотируется, но и наши ожидания от президента.

Дебаты при участии СМИ могут стать поводом для рассуждений в коллегии выборщиков. Чем масштабнее дискуссия будет отражать точки зрения общества, тем вероятнее выбираемый в августе президент сформирует свою роль согласно ожиданиям общества. Актуализация темы весной или уже зимой оправдана еще и тем, что летом людей привлекают солнце, море и лес, а не долгие политические дискуссии.

Но у СМИ есть и третья функция – быть в роли оппонентов политиков. Задача прессы, как сторожевой собаки, – следить, чтобы пост и институт президента не были просто объектом закулисных махинаций и должность досталась наилучшему кандидату из возможных (и возможности здесь связаны не только с достоинствами кандидатов, но и политической волей).

Может быть, стратегию так называемого раннего нападения журналистов можно объяснить ходом выборов 2016 года? Тогда ранее работавшее представление кандидатов оказалось в ауте из-за определенных политических комбинаций в прессе.

Любители спорта знают, что стратегия ранней атаки заключается в попытке вынудить соперника реагировать, вместо того чтобы следовать своей тактике игры.

Таким образом, перекрестный допрос на предмет того, кто готов баллотироваться в президенты, должен заставить реагировать и членов Рийгикогу, уполномоченного представлять кандидатов на пост президента – выбрать из предложенных в СМИ имен или как можно раньше представить своего фаворита, чтобы тот показал класс в эстафете общественного мнения.

Но от политической комбинаторики такой подход не избавит. Шахматы – это игра. Неважно, играешь ты белыми или черными фигурами, новые комбинации открываются после каждого хода.

Так что случилось бы, если бы мы сейчас меньше спекулировали на тему президентских выборов? Думаю, произошли бы три вещи.

Не повторился бы так называемый феномен Марины Кальюранд, когда обретенная в рамках президентской кампании симпатия реализуется в виде другого мандата.

Также не состоялись бы обсуждения, когда специалисты не из области политики получают эфирное время и популяризируют свою профессию. И талисман Центристской партии Юри Ратас получил бы существенно меньше внимания, чем сумел бы добиться на своем нынешнем посту и в период до парламентских выборов.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: