Безвременная кончина Вахура Афанасьева | Письмо из России

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Вахур Афанасьев в передаче "OP". Автор: Merily Malkus/ERR

Молодой эстонский автор рискнул и устроил революцию в жанре, привнеся в эпический роман, прежде всего, элементы фэнтези и исторического детектива, пишет издатель литературного альманаха "Ямская слобода" Дмитрий Дьяков в посмертной рецензии на роман Вахура Афанасьева "Серафима и Богдан".

Письмо Дмитрия Дьякова было отправлено переводчику и журналисту Вере Прохоровой и печатается ниже без купюр с согласия автора

Дорогая Вера, здравствуйте!

Сегодня обескуражила новость: умер Вахур Афанасьев. Поверить в это не могу! Ушел парень с очень редким талантом и многообещающими перспективами.

Это неправильно и несправедливо!

В память о нем решил сегодня же отправить Вам свои мысли по поводу его романа, блистательно переведенного Вами (прочел его еще в начале весны).

Роман этот меня поразил.

Во-первых, своей дерзостью. Честно говоря, думал, что жанр эпического романа остался где-то в середине ХХ века, потому как в наше время каталогизировать бытие уже как бы и нужды нет: панорама уже многократно описана и неуловимыми остаются лишь детали и характеры. Но вот вопреки всему этому молодой эстонский автор рискнул и устроил революцию в жанре, привнеся в эпический роман, прежде всего, элементы фэнтези и исторического детектива. Это, конечно, была абсолютно авторская наглость, но она оправдала себя: "Серафима и Богдан" читается как абсолютно современная семейная "сага об упадке".

Во-вторых, этот роман потряс своей четкой встроенностью в европейский литературный процесс, где традиционно распад семьи показывается на фоне социальных разрушений. Но Вахур и здесь, что называется, "ушел за флажки", объединяя необъединимые, казалось, вещи (коммунистическую идеологию и менталитет общества потребления), которые разрушают не только семью, но и вообще трехвековые традиционные бытие и культуру целого народа (пусть и малого) – чудотворцев-старообрядцев, живущих на берегу Чудского озера. И в этом смысле "Серафима и Богдан" – роман, конечно, политический: эпопея построения коммунизма оборачивается для героев книги эпопеей падения и упадка. По мере продвижения к мистическому обществу благополучия возрастают масштабы зла, окутывающего жителей поселка – от лени и пьянства до инцеста и детоубийства. И, как следствие, как триумф зла возникает недочеловек, воплощение абсолютного ада.

Образ этого недочеловека – Раймонда Уускюла – без сомнения, одна из главных удач автора. И это — третье мое читательское потрясение. Фактически именно этот персонаж, а не указанные в заглавии брат и сестра, определяет лицо всего романа. Фактически, это и есть дьявол, помешать которому творить зло на земле никто из обычных людей не может. Это по силам лишь существу, появившемуся на свет от внеморальной связи брата с сестрой, случившейся в наркотическом бреду… Здесь тоже все более чем символично: и насчет монстра-государства, и насчет разрушения его через одурманивающий националистический инцест, а никак не естественным путем…

Впрочем, автору хватило мудрости не увлечься всеми этими баталиями, а встать над ними, показав, в конце концов, что все живые существа – будь то люди в домах или рыбы в воде, грибы в лесу или птицы в небе – всё это неминуемо уносится непрерывным течением времени. И повлиять на это никакому злу (даже если оно огромно) – не под силу…

Это – если кратко. Вообще роман Вахура породил много ассоциаций и мыслей. Уверен, что в Эстонии он вызвал широкие споры. Думаю, что были отклики и из России.

Ну а благодаря Вам, Вера, роман читается легко и певуче. Этнографический фон, языковые манеры и образы жителей Причудья удивительно точно переданы Вами. И это, конечно, высший пилотаж. Думаю, что автор был Вам очень признателен за то, что русский вариант его романа столь художественно полноценен. Как жаль, что начавшийся диалог с русским читателем, был столь жестоко прерван судьбой…

Пусть земля ему будет пухом!..

А Вам, Верочка, огромное спасибо за возможность прочесть эту книгу по-русски…

И — простите, что не успел сказать все это при жизни Вахура...

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: