Яани: можно обсудить право человека принимать решение об использовании своих данных

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Кристиан Яани. Автор: Ken Mürk/ERR

Сейчас законы не позволяют людям заявить, с использованием каких собранных государством личных данных они не согласны или если согласны, то на каких условиях. В свете дискуссий, разгоревшихся вокруг темы единой базы данных ABIS, министр внутренних дел Эстонии Кристиан Яани согласился с необходимостью более тщательного обсуждения этого вопроса в обществе.

- ABIS – база, которая объединит биометрические данные всех жителей Эстонии. В каких базах сейчас хранятся фотографии и отпечатки пальцев? Включат ли в ABIS данные о ДНК?

- ABIS не будет включать информацию о ДНК. В ABIS будут храниться отпечатки пальцев и фотографии лиц. Сейчас такие сведения хранятся в десятке баз. Есть государственный регистр отпечатков пальцев AFIS, им пользуется Эстонский институт судебной экспертизы. Также у нас есть база удостоверений личности, база данных об иностранцах, пребывавших или пребывающих в Эстонии незаконно, госрегистр запретов на въезд, база данных о регистрации краткосрочной работы в Эстонии.

Сейчас в этих базах хранятся как биографические, так и биометрические данные. В будущем вся биометрическая информация будет в ABIS.

- Если следователь обнаружит на орудии убийства отпечатки пальцев, то в какой базе данных он будет искать соответствие?

- В таком случае следователь в первую очередь запрашивает разрешение прокурора. Прокурор решает, можно ли использовать отпечатки пальцев и отправить их на исследование. Такое исследование в AFIS затем проводит не следователь, а эксперт судебной экспертизы.

База AFIS была создана очень давно, она не выдерживает, это одна из причин спешки с ABIS. Нынешний регистр отпечатков пальцев не очень надежный в использовании.

- Может ли Институт судебной экспертизы запрашивать данные об отпечатках пальцев, которые люди сдавали при оформлении документов?

- В этом смысле законопроект об ABIS регуляций не меняет. Данные, которые человек предоставил при оформлении документов, можно использовать с 2012 года. Эксперт судебной экспертизы действует при получении распоряжения и разрешения прокурора. То есть эти данные можно использовать по разрешению прокурора. Это прописано в законе с 2012 года.

- Вы упомянули, что данные можно искать и в AFIS.

- Есть два варианта. В AFIS заносятся данные, которые человек предоставляет при оформлении документов, и информацию, собранную в рамках делопроизводства о проступке. Если говорить о последних, то Институт судебной экспертизы может использовать их в случае преступлений небольшой тяжести, например, кражи. Если же речь идет о тяжком преступлении и нужно больше данных, то есть собранных при оформлении документов, то на это требуется разрешение прокурора.

- При оформлении паспорта в 2016 году мне никто не сказал, что мои отпечатки пальцев могут проверить, если меня вдруг заподозрят в убийстве. Почему меня об этом не известили?

- Я согласен с тем, что людям, наверно, следовало бы это объяснять. Но если вы делали это в 2016 году, значит, в законе уже четыре года было прописано, что такие данные можно использовать. Но подчеркну еще раз: не в случае всех проступков и не всегда. Только в случае тяжких преступлений. И если разрешит прокурор.

- Что изменится с внедрением ABIS? Запросы об отпечатках пальцев по-прежнему можно будет делать только в случае преступлений небольшой тяжести?

- Нет. Речь идет о тяжких преступлениях. Несмотря на то, что закон действует с 2012 года, технической возможности для таких запросов у нас не было. Чтобы, например, сделать автоматический запрос изображения лица преступника. Раньше с такими снимками ничего особого предпринять было нельзя, разве что попросить через СМИ помощи людей опознать человека.

С появлением ABIS такая возможность появится. По фотографии неизвестного человека, совершившего тяжкое преступление, можно будет искать в базе данных. Не так, что человек с улицы начнет делать запросы. Любая деятельность оставляет след, и его можно проверить.

- То есть раньше отпечатки пальцев можно было искать среди отпечатков всех эстоноземельцев, но по фотографии лица искать среди всех снимков было нельзя?

- Да, для этого не хватало технических возможностей. Технология ABIS позволит это делать. Я думаю, это существенно повысит число раскрытых преступлений.

- Такая ситуация: недавно у меня закончился срок действия документов, я ходатайствовал о получении новых, послав свою фотографию в Департамент полиции и погранохраны. И мне никто не сказал, что мою фотографию могут использовать для подобных запросов.

- Теперь знаете.

- Теперь я знаю, но как быть с основным принципом защиты данных, гласящим, что информацию можно использовать только для тех целей, ради которых ее собирают?

- Если мы говорим об общественном порядке и обеспечении безопасности, то соответствующие европейские акты о защите данных и наши внутренние акты позволяют такие данные использовать. Это очень конкретно прописано.

И я согласен с вашим замечанием. Здорово, что в обществе возникла такая дискуссия и люди узнают, как используют их данные. И используют их для того, чтобы все мы были в большей безопасности.

- Будут ли в дальнейшем человеку при оформлении документов сообщать, как его данные могут быть использованы?

- Думаю, большинство людей об этом уже знает. Но ваша мысль хорошая. Я приму ее к сведению.

- Можно ли будет в ходе запросов на соответствие отпечатков пальцев или изображение человека распознавать и возможных свидетелей?

- Мы говорим о тяжких преступлениях и подозреваемых. Для поиска свидетелей эти базы использовать нельзя.

- Смогут ли люди просить не использовать свои данные в большой базе?

- Такая возможность законом не предусмотрена. Человек может запросить информацию о том, кто просматривал его данные, при каких обстоятельствах и что с ними сделали. Это и сейчас можно делать. То есть человек может проверить, используются ли его данные правомерно.

Кроме того, в законе сказано, когда должны архивироваться или удаляться различные биометрические данные. Если с человека снимают подозрение, то и его отпечатки пальцев из базы необходимо убрать.

- Но он предоставил их при оформлении паспорта. До окончания срока действия документа они хранятся в базе.

- Да, но возможности использования разные.

- Прописан ли в законе круг лиц, которые могут получить доступ к данным? Или это регулируется постановлением правительства или министра?

- Если мы говорим об ABIS, то это прописано в основном распоряжении. Его принимает правительство. Использовать его можно будет после провозглашения закона об ABIS. В основном распоряжении очень конкретно написано, что в базе будут только отпечатки пальцев и фотографии лиц.

- Почему только отпечатки пальцев и изображения лица?

- Так решили в 2017 году. Конечно, технологии позволяют собирать больше данных. Вопрос о том, какие данные можно было бы собирать в Эстонии, следует решать в ходе дискуссии. В демократической стране невозможно посмотреть в потолок и решить собирать какую-то информацию, раз инфотехнологии это позволяют.

- Общественная дискуссия о возможностях будущего не за горами. Европейская комиссия подготовила законопроект об искусственном интеллекте и разослала его странам для комментирования. Там прописано, для чего можно использовать искусственный интеллект. Говорится и о распознавании лиц в общественных местах. В Еврокомиссии заявили, что такое решение может быть использовано в очень конкретных случаях. Например, для поиска жертв преступления или пропавших детей, борьбы с терроризмом и поиска преступников в случае, если за их преступление полагается не менее трех лет тюрьмы. Возможно ли внедрение такой системы в Эстонии?

- Для достижения хороших целей следует использовать и рассматривать разные возможности применения технологий. Да, речь шла о борьбе с терроризмом и его предотвращении. И у нас есть плохие примеры, возьмем хотя бы Китай, где в принципе следят за всеми людьми. Если же мы говорим о безопасном и демократическом государстве, таком как Эстония, то внедрение таких способов все же предполагает обсуждение, в том числе в парламенте. Разумно ли использование таких средств в Эстонии?

Но в то же время нам нельзя пренебрегать технологическими решениями в сфере безопасности.

- Нужна ли нам такая система?

- Различные технологические решения, способствующие повышению безопасности и лучшему распознаванию лиц при расследованиях, несомненно, положительны. Это должно регулироваться законом, личные данные должны быть защищены, нужен последующий контроль. Но двери перед технологиями точно не стоит закрывать.

- Обсуждалась ли возможность распознавания лиц в общественных местах в Департаменте полиции и погранохраны, Министерстве внутренних дел?

- Насколько мне известно, официальных дискуссий и проектов не было. Эстонское правовое пространство не предусматривает использование такой технологии в нынешнем виде.

- Каковы перспективы? Когда такая система может быть внедрена в Эстонии? Через десять лет?

- Трудно сказать. Через десять лет технологии могут развиться так, что сейчас даже представить нельзя. Я не умею предсказывать будущее.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: