Индрек Кийслер: Эстонии нужен более реалистичный взгляд на Северные страны

$content['photos'][0]['caption'.lang::suffix($GLOBALS['category']['lang'])]?>
Индрек Кийслер. Автор: Ken Mürk/ERR

У Эстонии нет особых отношений с Финляндией и Швецией, констатировал в эфире Vikerraadio журналист ERR Индрек Кийслер, посоветовав не заниматься самообманом, а обратить внимание на Латвию и Литву – наших, как он считает, единственных надежных партнеров.

Решение Финляндии как можно дольше тянуть с восстановлением трудовой миграции весной и летом этого года эстонская общественность восприняла как ушат холодной воды. Следующий шаг сделала Швеция, открыв свои границы для свободного передвижения только гражданам Северных стран. Остальные путешественники из Евросоюза, не имеющие паспорта вакцинации, должны перед въездом в королевство сделать тест на коронавирус. Эстонцы, в том числе. Министерству иностранных дел Эстонии ничего не оставалось, как беспомощно развести руками. Вице-канцлер министерства Мярт Вольмер признался, что мы переоценили важность Эстонии в миропонимании Швеции. На редкость честное заявление от дипломата такого ранга.

Завышенная самооценка, наверно, единственное, на нехватку чего эстонцы не могут пожаловаться. И, вероятно, нас убаюкали разговоры о том, что скоро-скоро мы станем Северной страной, как и наши заморские соседи. И что северные соседи так же заинтересованы в нас, как и мы в них.

На самом деле ни Финляндия, ни Швеция не считают Эстонию достойной особых дружеских отношений. Очень хорошим соседом, но не таким, чтобы ради него быть готовым на малейший риск. Мы жизненно необходимый буфер безопасности между Россией и Северными странами и в то же время слишком крошечные и бедные, происходим из другой исторической среды. Эстония – одна из многих стран Центральной и Восточной Европы. Эстонское правительство вскоре приступит к составлению транснационального отчета о сотрудничестве с Финляндией и, впервые, со Швецией. Хочется надеяться, что в рапорте будут озвучены не только истории успеха, но реалистичный взгляд на вещи.

Прежде всего о Швеции.

Противоречивая история отношений между двумя странами берет свое начало у истоков Эстонской Республики. Первая трещина в отношениях была вызвана событиями в Ирбоске в 1919 году, когда несколько эстонских профсоюзных лидеров и членов социал-демократического движения были застрелены без какого-либо решения суда, всего 25 человек. Их убийство произошло в то время, когда шведы были социал-демократами и профсоюзы были очевидной частью Шведской демократии. Это жестокое кровопролитие заставило Стокгольм с подозрением взглянуть на своих заморских соседей. Эстонцы все еще не казались настоящими европейцами.

Советская оккупация Эстонии тоже существенно разделила две страны. Эстонцы были довольно заметной социальной группой в Швеции после Великого побега 1944 года, но Швеция, которую называли раем для иммигрантов, долгое время была многонациональной страной, где эстонцы даже не входили в число 25 крупнейших меньшинств.

Затем в 1994 году в Эстонии произошла катастрофа, с которой страна не могла справиться в одиночку. Эстонии не хватало абсолютно всего: и навыков реагирования, и спасательного, и исследовательского оборудования. А желание шведского правительства быстро "замолчать" место кораблекрушения и неразбериха с транспортировкой оружия лишь подтверждали тот факт, что Эстония не считалась равноправным партнером.

Теперь мы вместе входим в Евросоюз, существует несколько форматов совместной работы. Например, премьер-министры стран Северной Европы и Балтии всегда встречаются перед собранием ЕС. Есть тесная взаимосвязь между экономикой, культурой, наукой и, конечно же, простыми людьми. Но несомненно, что для Швеции люди, живущие на восточном берегу Балтийского моря, не совсем "свои". Хороший пример - безумное отмывание денег скандинавских банков через местные филиалы. Вся вина была прямо возложена на эстонские власти и лиц, принимающих решения в местных банках.

И немного о Финляндии.

В интервью ERR Сийм Каллас сказал на этой неделе, что в отношениях Финляндии и Эстонии царит парадокс. Финны как народ всегда поддерживали нас, а правительства в отношении Эстонии никогда не хотели идти на какой-либо риск. Он перечислил некоторые моменты в истории: Финляндия на официальном уровне никогда не была активным сторонником независимости Эстонии, была против нашей денежной реформы, тянула до последнего с безвизовым режимом. И теперь весеннее закрытие границ для трудовых мигрантов. Конечно, запрет на маятниковую миграцию и ужесточение критериев для въезда в страну на этой неделе не были придуманы для того, чтобы поиздеваться над Эстонией. Просто финское правительство не заинтересовано в нас настолько, чтобы подумать об Эстонии отдельно. Создание особых отношений с Эстонией и их реклама на официальном уровне не нужны. Фоном этому, конечно, служат наше членство в НАТО и бесконечный раздор с Россией.

Кроме того, коронавирус сильно сказался на независимости стран при принятии решений, поскольку в Евросоюзе не сумели отреагировать на кризис сообща. Необузданное заимствование денег Еврокомиссией также не помогает смягчить удар репутации Европейского союза, некоторые решения, который раньше принимались вместе или после консультаций, теперь выносятся в столицах стран ЕС. И кажется, что так будет по меньшей мере до конца коронавирусного кризиса.

Стоит ли нам печалиться, что нас не считают достойными клуба Северных стран? Я думаю, что правда всегда лучше самообмана. Коронавирусный кризис продемонстрировал общественности факты, которые нам время от времени было бы полезно осознавать. Подчеркну, что в наших отношениях нет и тени враждебности, мы просто тесно связанные соседние страны, которые сотрудничают во множестве областей. Хочется надеяться, что с каждым годом их становится еще больше.

Можно также надеяться, что с ростом нашего благосостояния и избавлением от восточноевропейского менталитета нас все больше будут принимать за своих. Жители Эстонии по благосостоянию достигли уровня Финляндии в 2010 году, но его рост не затеняет того факта, что в нашем обществе зачастую царят те же взгляды и модели поведения, что и в дни проведения парусной регаты во время Олимпийских игр в Москве 1980 года.

Историк и бывший премьер-министр Март Лаар однажды заявил: коронавирусный кризис показал, что на поддержку Финляндии нам надеяться не стоит. И что, несмотря на наше скрипучее сотрудничество, нашими единственными надежными партнерами являются Латвия и Литва. У нас жизненная потребность друг в друге.

Фактически уже решается первая реальная кризисная задача трехстороннего балтийского сотрудничества. Речь об обуздании наплыва беженцев из Белоруссии. Если число беженцев на территории Литвы увеличится до десятков тысяч, у нас не будет выбора: часть людей придется разместить у нас. И у нас нет времени умничать на тему того, что им следует отправиться туда, откуда они приехали. Бросить Литву одну было бы не просто ушатом холодной воды, который на нас вылили правительства Финляндии и Швеции. Это было бы движением верхушки айсберга посреди Балтии. А это нам нужно меньше всего.

Редактор: Евгения Зыбина, Диана Харламова

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: