Маая Вади и Хеди Труу: технология + стресс = техностресс

Иллюстративная фотография.
Иллюстративная фотография. Автор: Vinzent Weinbeer / Pixabay

Техностресс становится причиной множества негативных эмоций, и копить его, значит, подвергать свою психику тяжелому испытанию, пишут Маая Вади и Хеди Труу в газете Sirp.

Стресс возникает, когда человеку не под силу выполнить порученные ему задачи и он вынужден совершать неоднократные усилия с целью преодоления трудностей. С 1984 года также говорят о технострессе, термин ввел в оборот Крейг Брод.1

Говоря простым языком, техностресс – это неспособность справиться с технологиями без ущерба для душевного здоровья. Испытывая техностресс, человек лишается безопасной среды, ощущает тревогу и напряжение.2,3

Современные организации наполнены технологиями, так что термин знаком многим. Беспомощность, злость, грусть, стыд, непонимание, путаница – лишь некоторые чувства и состояния, которые человек испытывает, когда ему не удается совладать с техникой.

Какие формы техностресс принимает в рабочих отношениях и какие эмоции вызывает?

Что такое техностресс?

В формировании техностресса наряду с другими, вызывающими стресс факторами участвуют технологии. Тревога связана с технологиями напрямую, в определениях подчеркивается способность справиться с ситуацией. Стресс возникает, когда человеку не хватает сил разобраться с технологиями. Если тревога и неуверенность берут верх, стресс принимает описанные ниже формы.

Изобилие технологий характерно для ситуаций, когда сотрудники должны работать больше или интенсивнее, так как технология заставляет увеличить объем работы или уплотняет график. Из-за этого изобилия к работникам в плане объема и качества предъявляются более высокие требования. Люди чувствуют, что вынуждены работать быстрее.

Техноизобилие больше всего проявляется в начальной фазе основания новых технологий, когда новый метод существенно отличается от предыдущего и изменения в рабочем ритме чувствуются сразу. В поздней фазе люди привыкают к новому ритму, и перемены уже так явно не ощущаются.

Техновторжение означает нашествие используемых на работе технологий в нерабочих ситуациях и обязанность выполнять связанные с работой задачи в свободное время. Например, отвечать на звонки и письма в нерабочее время, чего на самом деле человек делать не должен. Сюда также относятся ситуации, когда работник чувствует, что вынужден осваивать новые технологии в свободное время.4 Это должно происходить в рабочее время. Своеобразным проявлением техновторжения является и чувство долга, обусловленное требованием работодателя оборудовать домашний офис предложенной им техникой, из-за чего работник постоянно пребывает среди связанных с работой вещей.

Техносложности выражаются неспособностью справиться с новыми технологиями, так как они слишком замысловатые. Освоение новых технологических средств настолько трудное, что у человека нет ни времени, не ресурсов. У работников появляется чувство, что они недостаточно способные и несведущие, что освоение длится слишком долго. Из-за этого люди зачастую чувствуют, что новые коллеги более талантливые и справляются с новым оборудованием лучше.5,4

Технонеуверенность означает, что технология заставляет людей беспокоиться за свою безопасность и рабочее место. Неуверенность появляется из-за связанных с технологиями перемен, люди начинают думать о возможной потере работы.3 Страх ее потерять вызван автоматизацией рабочего процеса и низкой заинтересованностью работника или недостаточным умением освоить новую технологию.6

Неуверенность в отношении технологий заставляет все больше задумываться о том, подходит ли работник на свою должность и может ли в полной мере выполнять свои рабочие обязанности. Эта неуверенность может выражаться нежеланием человека общаться на работе, так как люди могут чувствовать осуждение со стороны коллег, если у них нет необходимых навыков для решения технологических проблем.3

Этому явлению может способствовать растущая неприязнь относительно технологического прогресса, поскольку человек воспринимает технологию как врага, постепенно перенимающего его рабочие обязанности и вынуждающего его искать новую работу.

Технонеопределенность возникает в ситуациях, когда технологии постоянно обновляются и дополняются, а работники должны за этими переменами поспевать.4 Работники чувствуют, что изменения заставляют их бесконечно учиться и повышать квалификацию.5

Несмотря на то, что технологический прогресс помогает решать возникшие ранее проблемы, появившиеся возможности означают необходимость привыкнуть к новой рутине. Хорошо, когда работник сам ощущает потребность в обучении и самосовершенствовании, но чрезмерное давление со стороны начальства может оказать обратный эффект, снизив способность работника к приобретению новых знаний.

Технонедоверчивость появляется при возникновении независящих от людей перебоев в системе, когда работники начинают сомневаться в корректности технологий. К сожалению, использование всех технологий время от времени приводит к не имеющим отношение к человеку сбоям, что оборачивается простоями в работе.

Поскольку такие ситауции далеко не редкие и заставляют людей беспокоиться, работникам следует давать подробные разъяснения. В таких случаях работники часто ощущают, что не могут надеяться на технологии, поэтому могут предпочесть требующие больших временных затрат и ресурсов методы.

Техностресс хоть и характерен для многих областей, авторы проведенного в этом году исследования сосредоточились на стрессе среди работников финансового сектора Эстонии, поскольку работа финансистов в последние годы была дигитализирована, что привело к зависимости от технологических систем.

В рамках исследования девять финансовых работников месяц вели дневник, записывая все вызвавшие техностресс ситуации, свои мысли и чувства. Среди них были женщины и мужчины разного возраста, работающие в разных условиях и с неодинаковым семейным положением.

Как проявляется техностресс и чем оборачивается?

Опираясь на недавнее исследование, можно сказать, что финансовые работники чаще всего сталкивались с техносложностями и технонедоверчивостью. В меньшей степени участники исследования испытали техновторжение, техноизобилие и технонеопределенность. Реже всего упоминались случаи технонеуверенности.

Технонедоверчивость вызвала наибольшее напряжение. Комментарии всех финансовых работников были примерно одинаковыми:

"Учу как раз новую часть. Для выполнения рабочих обязанностей нужно использовать четыре новых программы. Полдня все работало, затем компьютер пришлось перезагрузить, и программы перестали открываться. Реально десять раз пытался открыть, но без толку".
"Не работает поиск в электронной почте. Нужно искать среди отправленных писем, а система постоянно виснет и не ищет. Бесит, что на пустяк уходит слишком много времени. Можно было бы использовать время более продуктивно".

Записи в дневниках показывают, как случаи техностресса связаны с чувствами и эмоциями. Бросается в глаза, что большая часть чувств и мыслей была с негативным оттенком, но было и несколько отдельных примеров, как техностресс в итоге привел к положительным переменам.

Участники исследования дважды ощутили положительное влияние техностресса. Например, один работник обнаружил, что напряженный сначала процесс автоматизации повысил его интерес к содержанию отчета и увеличил вклад в его составление.

Причиной отрицательных эмоций называли недостаток навыков, проблемы с использованием рабочего времени, беспокойство по поводу производительности и качества, а также способность справиться с ситуацией.

Отрицательные чувства воспринимались как отсутствие навыков, проблемы с использованием рабочего времени, беспокойство по поводу производительности и качества, а также способность справляться с трудностями.

Большая часть чувств и мыслей связана с несколькими видами техностресса. Это значит, что немного разные напряженные ситуации могут вызвать у работников похожие чувства. Например, технонеопределенность и техносложности вызывают дискомфорт, связанный с вопросами коллег. Реже встречаются чувства, связанные с ситуациями только одного определенного типа техностресса. Например, это боязнь ошибиться, связанные с собственными навыками неуверенность и нервозность. Ситуации техностресса становятся причиной большого числа отрицательных эмоций, таких как грусть, тревога, разочарование, недовольство и возмущение.

Среди более сильных негативных эмоций были также фрустрация, страх, изможденность, паника и угрызения совести. Все они доказывают, что на душевном уровне техностресс является тяжелым испытанием.

Самые разнообразные чувства у финансовых работников связаны с профессиональными компетенцией и навыками. Во многих случаях работники ощущают давление, что уметь решать проблемы они должны сами, поэтому просить о помощи других неудобно.

Негативные мысли и чувства относительно своей компетенции прежде всего связаны с техносложностями и технонеуверенностью и в меньшей степени с технонедоверчивостью.

Недостаточные навыки в напряженной ситуации приводят к неизвестности, непониманию, недоумению и беспомощности. Постоянные сомнения в своих умениях и неспособность оправдать внешние ожидания в долгосрочной перспективе ставят под сомнение соответствие должности и заставляют задуматься об уходе.

Участники исследования также описали много чувств и мыслей, указывающих на тревогу за свою производительность и качество. Для финансового работника важны своевременность и точность фактов, когда результат работы зависит от конкретных сроков и требований. Испытывая техностресс, работники думают о том, как это повлияет на результат и точность их работы.

Появляется страх, что важное задание не будет выполнено вовремя, работа не будет достаточно качественной или же обнаружатся ошибки. Во многих ситуациях люди ощущают, что использованию технологий сопутствует неэффективность и другие способы позволили бы сделать работу лучше и за такой же срок. Тревожные мысли о производительности и качестве в основном обусловлены технонеопределенностью и технонедоверчивостью. Участники исследования, например, описали такие ситуации:

"Когда вернулся в офис после работы дома, то почтовый ящик не работал должным образом. Рестарт и рефреш не помогли. А мне в этот день важно было пользоваться почтой. Мысль, что я ничего не могу сделать и слишком многое откладываю на завтра, раздражала".

"Программа, с которой я работаю каждый день, постоянно удивляет обновлениями или недочетами. С одним процессом проблем никогда не было, а тут обнаружила, что в системе кое-что пропало. Чтобы выяснить, как все вернуть, нужно понять, где и когда возникла проблема".

Если говорить о связанных с рабочим временем чувствах, то у финансовых работников чаще всего возникает ощущение, что они тратят время впустую. Такие чувства появляются в ситуациях с технонедоверчивостью, техноизобилием, техносложностями и технонеуверенностью. Ощущение траты времени возникает, когда из-за технологий выполнение рабочих обязанностей затягивается или же вовсе останавливается.

Были ситуации, когда работники не могли выполнить все важные задания в рабочее время и чувствовали, что обязаны их доделать во внерабочее. Например, все же ответить на письма, хотя рабочий день уже закончился.

Технонедоверчивость у финансовых работников появлялась после сбоев в рабочих программах. Несмотря на то, что эти ситуации не были обусловлены поведением работников, им сопутствовало известное чувство вины и неудобства перед коллегами.

Можно было бы предположить, что чувство дискомфорта появляется в первую очередь в случае техносложностей, когда работник ощущает свою некомпетентность и боится негативной реакции более опытных коллег. Собранная в рамках исследования информация этого не подтвердила. Выяснилось, что неудобство перед коллегами возникает в случае технонедоверчивости.

Большая часть записей в дневниках касалась лишь конкретных людей, реакция других не описывалась. Большинство вызывающих техностресс проблем были связаны с тем, как с работой справляется конкретный человек, или с рабочими обязанностями, которые не касались деятельности коллег.

Скудная реакция других могла быть связана с удаленной работой. Общение онлайн могло помешать воспринять реакцию коллег, поскольку люди не видели сами, как другая, вовлеченная в проблему сторона выражает свои эмоции. Поэтому нельзя утверждать, что реакция окружающих повлияла бы на напряженность воспрития ситуации для сотрудника.

Пожалуй, описанные ситуации и чувства знакомы многим. Все же есть основания полагать, что разговоры о технострессе и связанных с ним чувствах помогают справляться с напряженной обстановкой.

Один результат исследования вселяет надежду. Респондентов попросили оценить рассматриваемый период в целом, и большинство отметили, что им известны источники техностресса, а ведение дневника создало возможности для самоанализа. На это указали все респонденты независимо от уровня испытанного стресса. Возможно, этот нехитрый прием поможет и другим, чья работа тесно связана с технологиями.

Craig Brod, The Human Cost of the Computer Revolution. Addison-Wesley Publishing Company, Reading, USA 1984.

2 Kanliang Wang, Qin Shu, Qiang Tu, Technostress under different organizational environments: An empirical investigation. – Computers in Human Behavior 2008, 24, 3002–3013. DOI: 10.1016/j.chb.2008.05.007

3 Nor Farah Hanis Zainun, Johanim Johari, Zurina Adnan (2020). Technostress and Commitment to Change: The Moderating Role of Internal Communication. – International Journal of Public Administration 2020, 43(15), 1327–39. DOI: 10.1080/01900692.2019.1672180.

4 Nico Dragano, Thorsten Lunau, Technostress at Work and Mental Health: Concepts and Research Results. – Current Opinion in Psychiatry 2020, 33(4):407–413. DOI: 10.1097/YCO.0000000000000613

5 Monideepa Tarafdar, Qiang Tu, Bhanu S. Ragu-Nathan, T. S. Ragu-Nathan (2007). The Impact of Technostress on Role Stress and Productivity. – Journal of Management Information Systems 2007, 24(1), 301–328. DOI: 10.2753/MIS0742-1222240109

6 Magdalena Stadin, Maria Nordin, Anders Broström, Linda L. Magnusson Hanson, Hugo Westerlund, Eleonor I. Fransson, Information and Communication Technology Demands at Work: The Association with Job Strain, Effort-Reward Imbalance and Self-Rated Health in Different Socio-Economic Strata. – International Archives of Occupational and Environmental Health 2016, 89(7):1049–58. DOI: 10.1007/s00420-016-1140-8 

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: