Психолог: ограничения побуждают нерешительных к вакцинации

Андеро Уусберг.
Андеро Уусберг. Автор: Priit Mürk/ERR

По словам члена Научного совета, консультирующего правительство, Андеро Уусберга, требование ковид-сертификата облегчило сомневающимся принять решение в пользу вакцинации. Об этом он сказал в интервью ERR, добавив, что с приближением осени ограничения должны быть ужесточены, потому что распространение вируса усилится.

С 9 августа для непривитых были введены различные ограничения. Какова доля людей, которые прошли вакцинацию только для того, чтобы избежать этих ограничений? Они просто хотят пойти в ресторан, спортзал или на концерт, не так ли?

- Как психолог, могу сказать, что очень редко у нашего поведения есть только один мотив. Надеюсь, что сравнительно немного людей делают прививки только для того, чтобы получить свидетельство о вакцинации. У людей, наверное, есть много соображений по этому поводу.

Противники вакцинации не говорят, что потенциально от вакцины нет никакой пользы. Зачастую у них в голове идет борьба между сведениями, говорящими о пользе вакцины, и данными о побочных эффектах и ​​опасностях вакцины. Согласно исследованиям, большинство не делающих вакцину людей являются сомневающимися, а не противниками вакцины. У сомневающегося человека в голове много таких плюсов и минусов.

Для многих людей вакцинация обеспечивает дополнительное удобство с помощью доказательств, и это именно то, что действительно сдвигает чашу весов в пользу вакцинации.

Тогда правительство скоро решит, что мы, так сказать, еще больше закрутим гайки, чтобы вакцинировать и тех, кто все еще сомневается? Например, правительство Литвы для непривитых людей ограничит доступ к крупным торговым центрам. Будет ли осенью правительство продолжать ужесточать ограничения для повышения уровня вакцинации?

- Думаю, что изменений действительно стоит ожидать. Но здесь опять же хорошо иметь в виду, что основанные на этом сертификате здоровья меры сегодня служат двум целям, что делает эти меры очень элегантными. С одной стороны, это побуждает людей проходить вакцинацию, и с другой стороны, это снижает количество людей, которые подвергаются риску заразиться, находясь вместе в одном помещении.

Сегодня существует гораздо более гибкий способ применения частичных ограничений. Во время предыдущей волны приходилось просто закрывать некоторые общественные места, такие как кинотеатры, театры и кафе. Сегодня, благодаря этому медицинскому свидетельству, мы можем быть уверены, что в театре нет или очень мало людей, которые подвергаются риску заразиться.

Изменения, связанные с сертификатом здоровья, во многом связаны с тем, что осенью вирус будет распространяться так сильно, что мы больше не можем позволить себе даже 50 невакцинированных людей. Не потому, что это карательная акция или введение все более жестких мер в отношении еще не вакцинированных людей.

Я говорю это в надежде, что решения о поощрении вакцинации также будут исходить из реальности. Если посмотреть на данные за июнь, то окажется, что примерно каждый пятый член группы риска хотел бы пройти вакцинацию, но еще не сделал этого. И только каждый десятый твердо убежден в том, что не нужно делать прививку.

Мы сможем гораздо больше выиграть, если и дальше будем делать вакцинацию проще, удобнее и понятнее. Поэтому разумнее заниматься нерешительными или неуверенными противниками вакцинации. С определенной точки зрения, мы, как общество, все еще очень хорошо справляемся с тем, что у нас не вакцинированы все до последнего человека.

Мы сейчас достигли ситуации, когда с не вакцинированными нужно заниматься по-другому? Больше нет смысла расклеивать в городах призывающие вакцинироваться плакаты? Пять-семь процентов не пойдут на вакцинацию ни при каких обстоятельствах. Что еще может повлиять на колеблющихся, помимо полу-принудительных мер?

- Мне кажется, что очень важный механизм, влияние которого мы наблюдаем за последние полгода, - это социальная норма. Как люди, мы социальные существа и очень чувствительны к тому, что делают другие люди. Особенно чувствительны к тому, что делают люди "вроде меня" или к тем, чье мнение имеет значение. 

На начальном этапе вакцинации вся информация о вакцине была опосредованной, очень немногие из знакомых имели кого-то, кто действительно получил вакцину. Были только традиционные новости и новости в социальных сетях. На самом деле, интерес к вакцинации растет, и я объясняю это в значительной степени тем фактом, что в кругу получивших вакцину, становится все больше и больше реальных людей. И положительных отзывов от вакцинированных больше, чем отрицательных.

В принципе, это можно было бы немного усилить, в том числе за счет рекламы, где близкие делятся своим опытом. У разных людей может быть довольно много авторитетов, которым они доверяют. Таким образом, с чисто прагматической точки зрения, может случиться так, что в конце концов будет делаться относительно мало для поощрения вакцинации, потому что это не очень рентабельно, а эффективность этого неизбежно ограничена.

И вдобавок еще одна вещь - это информирование и знакомство с природой вакцины. Мы полгода жили в довольно большом и запутанном инфополе. И я говорю не только о дезинформации. Также было много правильной информации, в том числе и той, которая устарела с течением времени, например, уточнена последующими исследованиями. И все это сегодня просто многовато для неспециалиста.

Нам нужно создать место, где можно получить краткую информацию о вакцинах. Как молодой человек, я говорю, что это может в свободной сети, где эксперты будут поддерживать компактный, но актуальный раздел с часто задаваемыми вопросами. Где, если интересно, можно узнать больше о вакцинах.

Многие вакцинированные почувствовали себя обманутыми, когда правительство внезапно решило, что в общественном транспорте снова нужно надевать маску. От правительства поступили и четкие сигналы о том, что осенью, вероятно, увеличится число мест, где необходимо будет носить маску. Также было сказано, что мы носим маски из солидарности, что многим трудно понять. Как быть с этой так называемой новой реальностью?

- Мне может быть сложно ответить, как каждый может преодолеть это лично. На самом деле Научный совет уже рекомендует носить маски в помещениях, где достаточно людей и где невозможно соблюдать дистанцию. Но одна из причин - действительно солидарность и предотвращение чрезмерного раскола. Очень сложно представить, как можно разлить вакцинированных и не вакцинированных в общественном транспорте или в общественных помещениях торгового центра.

Но самая важная причина, помимо солидарности, заключается в том, что вакцинированный человек может переносить и передавать инфекцию. У нас все еще есть десятки тысяч людей из группы риска, которые не были вакцинированы. Для них последствия болезни по-прежнему опасны. 

Не только правительство оказывает давление своими ограничительными мерами. Это также делается на рабочих местах. Мы получили сигналы о том, что, например, в больницах отмечают и вводят дополнительные ограничения для работников, которые отказываются от вакцинации. Основная задача руководителей - склонить этих людей к вакцинации. Это очень большой источник конфликта?

- Я сразу начну спорить с постановкой этого вопроса. Основная задача руководителя больницы, который ограничивает определенные свободы не вакцинированных работников, является провакцинировать этого работника или его основной целью является защита уязвимых людей? Я почти уверен, что более важно последнее.

В этом смысле есть секторы, где такая дискриминация так называемых непривитых людей совершенно неизбежна. Потому что мы защищаем жизнь и здоровье людей. Например, учреждения социального обеспечения. Думаю, сюда можно добавить детские учреждения, потому что детей еще какое-то время нельзя будет вакцинировать.

Но на самом деле вакцинация стала или становится проблемой, которая может разделить сообщества. Один человек, не решающийся сделать прививку, сказал в одном исследовании, что вакцинация - это проблема, которую он с друзьями не хочет поднимать.

Риск конфликта существует. Однако если у нас есть таблица с расчетами по защите здоровья и ограничения как на государственном, так и на организационном уровне, то выбор прост, здоровье нужно беречь. Но это не означает, что к непривитым людям следует относиться с презрением или подливать масло в огонь.

Насколько целесообразно вообще спорить о вакцинах, когда мы все еще говорим о так называемой основной группе, которая совершенно четко выступает против вакцинации? Это вопрос религии, и не пойдем же мы на утреннюю службу с плакатом и скажем там, что то, во что вы верите, - неправильно. Но в Эстонии довольно много такого поведения, когда просто ищется повод для ссоры.  

- Мне нравится эта метафора. Если ваш собеседник абсолютный противник вакцины, то не стоит с ним спорить. Это сравнение с религией поможет понять, что значит уважительно, доброжелательно и тепло общаться с кем-то, чье мировоззрение имеет некоторые аспекты, с которыми вы не согласны. Если один человек атеист, а другой религиозен, это никоим образом не мешает им общаться друг с другом. Возможно, действительно есть люди, для которых вопрос о вакцинах настолько глубоко входит в их мировоззрение, что там можно применить аналогичный подход.

Обобщая, можно было бы попытаться найти точки соприкосновения. Особенно с нерешительными. Например, вместо того, чтобы часами обсуждать побочные эффекты вакцины, вероятность заболевания, я говорю о том, что мы оба хотим, чтобы жизнь в Эстонии была открытой. Это может быть немного упрощенный пример, но, надеюсь, эта идея будет применяться, чтобы вместо спорных мест искать то, где может быть достигнут консенсус.

Требование ковид-сертификата не понравилось не только проттивникам вакцины, но и определенной части общества, когда, чтобы выпить чашку кофе, надо предъявлять документ, удостоверяющий личность. Это фундаментальный вопрос прав и свобод. Что вы посоветуете правительству, чтобы споры по этому поводу оставались в Интернете, и чтобы люди не бросались друг в друга бутылками на улице, как это на днях происходило в Вильнюсе?

- Несомненно, спорить лучше в Интернете. Я не специалист по мерам безопасности, но температуру социального настроения можно также поддерживать с помощью общения, уважающего способность людей принимать решения. Но все же хочу настаивать на том, что меры, ограничивающие свободу выбора человека, такие как справка о состоянии здоровья, сегодня необходимы.

С точки зрения статистики, отказ от этих мер из страха перед насилием со стороны очень небольшого меньшинства будет означать сдачу захватчику заложников. Эти меры нужны, эти методы, по сути, законны в том смысле, что большинство людей их поддерживает.

И эти действия должны сопровождаться общением. Конечно, я понимаю, что невозможно говорить о необходимости справки о состоянии здоровья таким образом, чтобы оппонент чувствовал, что он был неправ. Но об этом можно говорить так, чтобы не очень сильный противник мер почувствовал, что это, ну, неудобно, но, кажется, что это хорошо продумано и необходимо. Для такого общения характерны рассуждения и поиск эмпатии.

Конечно, в обществе по-прежнему существует потребность следить за теми группами, которые могут искать повод для совершения неприятностей. А политикам предыдущей коалиции необходимо обладать государственной мудростью, чтобы не подливать масла в огонь для того, чтобы получить временные очки.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: