В объективе "Очевидца": путь Али Афзали из Афганистана в Эстонию

Али Афзали.
Али Афзали. Автор: ERR

Мир был шокирован, когда правительство Афганистана развалилось за считанные дни и в Кабуле обосновался Талибан. Работавший в эстонской волонтерской организации Али Афзали – один из сотен тысяч тех, кто ранее помогал жителям запада. Для него новый режим означал реальную опасность погибнуть.

Он и другие помощники эстонской организации добрались до Эстонии. Афзали рассказал о своем драматическом побеге в выходящей на канале ETV передаче журналистских расследований "Очевидец".

Афзали (43) до сих пор не может поверить, что находится в Эстонии. Он был одним из четырех партнеров эстонской организации, кто после прихода к власти талибов попросил в Эстонии убежище, чудом добравшись сюда вместе с семьей.

Ровно месяц назад он стоял в толпе перед аэропортом Кабула с десятками тысяч отчаявшихся людей и пытался сбежать из страны. В то же время в Эстонии развернули небывалую спасательную операцию.

"У нас никогда не было военной ситуации или кризиса, чтобы нам пришлось привозить в Эстонию граждан третьих стран и предоставлять им международную защиту", – говорит гендиректор консульского отдела Министерства иностранных дел Тийна Нирк.

В общей сложности 14 афганцев, в том числе Али Афзали с супругой и шестилетним сыном ждут официального решения о предоставлении убежища в Ваоском центре для беженцев. "Очевидцу" предоставилась возможность познакомить Афзали с Таллинном. Он был заворожен самокатами Bolt, Длинным Германом и зеленью парка Шнелли. Среда, в которой вырос он, отличается коренным образом, не говоря уже о том, что большую часть жизни он не мог смело и открыто выражать свое мнение.

"Когда мне было лет 5-6, я упал. Сказали, что рука сломана. В том месте не было больницы или центра здоровья. Люди просто перевязали мне руку, они не знали, как лечить. Рука развилась неправильно", – вспоминает герой передачи.

Большая часть его сознательной жизни связана с войной. Его детство прошло на фоне сражений, начавшихся после вмешательства Советского Союза. Затем последовало вторжение США и союзников в 2001, которые собирались искоренить исламских террористов, напавших на Пентагон и Всемирный торговый центр.

С 1996 года Афганистаном правили талибы. Это означало, по сути, запрет на развлечения, публичные казни на стадионах, а также преследование этнических меньшинств. Относящийся к хазарейцам Афзали был вынужден бежать от талибов в Иран в возрасте 16 лет. Там он сначала устроился работать поваром, а потом выучил английский язык и обучился инфотехнологиям.

"Мы были счастливы, когда услышали, что после событий 11 сентября Талибан прогонят и будет новое правительство. Для меньшинств появилось окно возможностей. Это было время надежд, мы были настроены оптимистично. Не было правительства, полиции и армии, которые не разрешали нам ходить в школы, на улицу. Мы были свободны. Мы были счастливы", – продолжает Афзали.

В 2016 году его путь пересекся с эстонской организацией Mondo, которая предлагала помощь в области развития в виде курсов для акушерок и на тему сексуального здоровья женщин, а также содержала школу для девочек.

"Али возглавил нашу партнерскую организацию после того, как прежний руководитель был вынужден бежать из Афганистана. После смены власти он в течение пяти лет был нашим координатором в провинциях Северного Афганистана", – рассказывает член правления Mondo Рийна Куузик-Раясаар.

Благодаря своей работе Афзали даже встретился в Кабуле с президентом Эстонии. По словам Куузик-Раясаар, в течение пяти лет подготовку прошли 150 акушерок, были созданы многочисленные опорные услуги для женщин и девочек, но ситуация была нестабильной, особенно после того как прошлый президент США начал сокращать войска в Афганистане.

"Весной уже было тревожно. В июне и июле, конечно, надеялись, что ситуация не будет развиваться так быстро, но затем все покатилось, как снежный ком. По сути, в течение месяца произошли необратимые процессы", – констатирует Куузик-Раясаар.

"Талибы захватили трех человек, с которыми я работал в НКО. К сожалению, талибы их убили. Гражданские лица не должны приноситься в жертву войне. Я считаю, что это война террористов. А жертвы войны террористов – гражданские лица. Я, моя жена, мой сосед", – размышляет Афзали.

Развал в течение нескольких дней афганского правительства, которое 20 лет поддерживали ценой огромных финансовых и человеческих ресурсов, отдельная тема. Вечером 15 августа бойцы Талибана заняли президентский дворец в Кабуле и восстановили исламский халифат. Поскольку американцы днем окончательного вывода войск назначили 31 августа, то появилось окно для эвакуации работников посольств, специалистов, граждан запада и помогавших им афганцев.

Бегство через аэропорт

Шесть сотрудников Mondo с семьями попросили помочь бежать из страны. Единственной возможностью, по сути, был аэропорт Кабула, который еще контролировали США и их союзники. Чтобы попасть в аэропорт, нужно было предъявить подтверждение Эстонии о том, что она приняла ходатайство о предоставлении убежища.

Mondo и НКО Pagulasabi обратились 16 августа с соответствующей просьбой к министру иностранных дел. Последовали напряженные дни с шокирующими кадрами из Кабульского аэропорта, изображениями висящих на самолетах людей. Правительство Эстонии 19 августа заявило о готовности принять 30 афганцев.

"Когда появилось политическое решение, начался реальный поиск возможностей для эвакуации из охваченного хаосом аэропорта Кабула", – вспоминает представитель Mondo.

"В один день я прикрыл лицо шарфом, отправился в офис и забрал необходимые документы. Остальные вещи оставил. Каждый получил одежду, небольшую сумку, и мы направились в аэропорт", – говорит Афзали.

"Прежде всего нужно было, чтобы они попали к нужным воротам, у разных стран они были разные. Выяснили, где ворота французов, чтобы люди подошли к ним, где их могли бы узнать", – продолжает Нирк.

Улицы и дороги вокруг Кабульского аэропорта были не только переполнены людьми, их постепенно захватывали талибы. Они хоть и утверждали, что не чинят уезжающим препятствий, но в действительности старались запугать их любым способом. Фотографирование и видеосъемка могли закончиться побоями, отправкой обратно или более страшным наказанием, однако Афзали в течение последующих дней сделал несколько кадров мобильным телефоном.

"Талибы обращались с людьми насильственно, били дубинками. Меня били прикладом, дубинкой, до синяков. Даже когда нас били, мы двигались вперед, потому что Рийна и другие присылали сообщения, просили нас сохранять спокойствие", – говорит Афзали.

Куузик-Раясаар и Нирк поддерживали связь с афганцами через Whatsapp. В первую очередь им нужно было посреди царившего хаоса определить местоположение беженцев, чтобы передать координаты союзникам.

"Последний контрольный пункт был самым тяжелым, там было намного больше людей, а талибы вели себя жестоко. У меня на одном плече была сумка, на втором ребенок, мы пытались идти. Меня били по ногам, спине, когда талибы отворачивались, мы начинали двигаться. Жена и ребенок плакали, я просил их успокоиться и идти, ведь вернуться мы не могли", – описывает путь до самолета Афзали.

В итоге они прошли через три контрольных пункта. На это ушло три дня и две ночи. "Когда оказались в аэропорту, увидели иностранцев, поняли, что свободны от Талибана", – добавляет афганец. Рано утром 24 августа он с женой, сыном и одним чемоданом сел на самолет французов.

Всего были эвакуированы три связанных с эстонцами афганских семьи плюс один мужчина.

Это была одна из крупнейших авиаэвакуаций. С 14 августа страну покинули около 120 000 человек, через аэропорт Кабула – 82 000. Еще 300 000 афганцев, жизнь которых в опасности, не успели эвакуироваться. В их числе два сотрудника Mondo, которые не смогли прорваться через хаос в аэропорту. "Сейчас они в безопасности, но все равно опасаются за свою жизнь", – сообщила Нирк.

Через два дня, 26 августа, у тех ворот, через которые сбежал Афзали с семьей, террористы устроили атаку, в ней погибли 182 человека. В это время через Абу-Даби и Париж до Таллинна добрались 13 афганцев. Последний прибыл в Эстонию через Польшу.

Афзали хочет как можно быстрее выучить эстонский язык и найти работу. До этого ему придется дождаться решения о предоставлении убежища. На это может уйти до шести месяцев, но НКО Pagulasabi уже обратилось с призывом в социальных сетях помочь людям с арендой квартир и работой.

"Печально. Надеялись, что люди попадут в Эстонию и их ходатайство быстро рассмотрят, после чего они смогут начать искать себе жилье и работу. Теперь же оказывается, им еще нужно дождаться решения", – констатирует отвечающая за опорные услуги Ану Вилтроп из НКО Pagulasabi.

"Мой сын намного счастливее, чем в Афганистане, но жена несчастлива. Она впервые покинула Афганистан, грустит по родственникам", – признается Афзали.

"Желаю им безопасного будущего, где бы они ни находились. У них большой потенциал дальше работать в своих областях", – считает Нирк.

"Если в моей стране будет править Талибан, я туда не поеду, я останусь в Эстонии, выучу язык и получу гражданство. Если ситуация улучшится, я вернусь, но я бы хотел, чтобы мой сын остался здесь. Ему будет лучше остаться здесь, быть полезным обществу, быть настоящим эстонцем", – убежден Афзали.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: