Сага с Луисом Фри завершилась: о чем эстонский минфин полгода спорил с американским юристом

Луис Фри в Рийгикогу.
Луис Фри в Рийгикогу.

Продолжавшаяся более полугода переписка раскрывает, как американская юридическая фирма Луиса Фри и Министерство финансов Эстонии обменивались комплиментами, скрытыми угрозами и нудными юридическими кляузами из-за суммы около 200 000 евро и набора документов.

"Решение о том, что счета, представленные по положению на середину февраля, надо оплатить, принято кабинетом министров, и я надеюсь, что в этой не самой приятной истории можно будет поставить точку", - сказала министр финансов Кейт Пентус-Розиманнус спустя 216 дней после расторжения договора между минфином и вашингтонской адвокатской конторой Freeh Sporkin & Sullivan.

"До января этого года уже была уплачена 581 000 евро", - сообщила Пентус-Розиманнус, добавив, что за январь и часть февраля были дополнительно выставлены счета примерно на 190 000 евро.

Именно из-за этой последней суммы через океан пересылалось множество писем, часть которых была составлена в более дружеском, а другие - в более резком тоне. В основном спор шел о том, должна ли юридическая фирма передать Эстонии все материалы, собранные ею в ходе работы в рамках договора.

С другой стороны, не стоит полагать, что сухой юридический язык делал эту переписку скучной. Из ознакомления с ней вырисовываются угрозы, страх за свою жизнь, о котором люди сообщали на условиях анонимности, и странный для 21 века способ вести дела в министерстве.

Возможно, интриги всему делу добавило то обстоятельство, что в него оказалась замешана крупнейшая в истории Эстонии афера с отмыванием денег. Бывший министр финансов Мартин Хельме нанял Луиса Фри для того, чтобы его юридическая фирма помогла раскрыть расследуемые в США нарушения, допущенные скандинавскими банками, и способствовать получению Эстонией части будущих штрафов. Но возможно, что адвокатская контора и эстонское государство уже в начале года настолько сильно рассорились, что простой коммерческий спор и не удалось бы разрешить быстрее.

Первые обвинения

Претендовавшая на пост премьер-министра Кая Каллас сообщила о желании расторгнуть договор с фирмой Луиса Фри 15 января, на второй день переговоров о создании коалиции с Центристской партий.

"Если это будет сопровождаться дополнительными расходами, то надо будет оценить, насколько велики эти расходы в сравнении с результатом, который от этого будет получен", - сказала Каллас.

Это заявление не стало неожиданным, потому что находившаяся тогда в оппозиции Партия реформ с июня прошлого года косо смотрела на заключенный минфином договор. "У следственных органов были вопросы о размере дополнительной ценности, которую Эстония реально получит за эти деньги", - пояснила следующий министр финансов Кейт Пентус-Розиманнус причину, по который расторгается договор.

Зампред реформистов Юрген Лиги 18 января высказался еще более резко. "Несмотря на юридические маневры, Фри даже во время нашего расследования, по сути, представлял другую сторону; тех, кто отмывал деньги", - заявил Лиги на своей странице в Facebook.

Важные письма из Вашингтона

Новое правительство приступило к работе, и 10 февраля Пентус-Розиманнус получила электронное письмо, составитель которого не поскупился на красивые слова. Сначала в нем были дежурные любезности и воспоминания о 1990-х годах, когда Фри встретился с "мастерским художником" Леннартом Мери. А затем, словно из ниоткуда, адвокат написал, что новая администрация Белого дома торопится с этим делом не меньше, чем новое правительство Эстонии.

"Наш президент, друг и сосед последние 30 лет теперь все же нашел в прошлое воскресенье время, чтобы посетить мессу в нашем маленьком городке", - сообщил Фри, имея в виду нового американского президента Джо Байдена.

Адвокат пояснил, что ему удалось добиться "замечательного" прогресса и наладить контакты на высоком уровне между Министерством финансов Эстонии и официальными органами США. "С учетом нашего прошлого сотрудничества с этими ведомствами (особенно с Министерством юстиции), нашей хорошей репутации и надежности, эти ведомства приветствовали нашу роль и дали нам задание продолжать сотрудничество с Финансовой инспекцией и прокуратурой Эстонии, чтобы представить доказательства, крайне необходимые для успешного расследования в США", - написал Фри.

Затем тон письма изменился. Фри подтвердил, что он не является агентом Кремля и предупредил Эстонию о возможной компенсации ущерба. "Я верю, что внезапное расторжение договора пошлет путаные и вредные сигналы американским властям", - отметил юрист, выразив надежду, что "начинание, которое до этого момента было очень продуктивным", продолжится.

В конце письма Фри пообещал приехать в Эстонию и рассказать о своих планах поподробнее. В качестве небольшого "пряника" он добавил, что может познакомить эстонского министра финансов с ее коллегой в Вашингтоне.

Ответа на это письмо не последовало.

Спустя пять дней Фри отправил новое письмо, на этот раз адресованное премьер-министру Кае Каллас. Он снова напомнил о своей поездке в постсоветскую Эстонию и тридцатилетней дружбе с Джо Байденом. На этот раз адвокат перешел ближе к делу быстрее, посоветовав Каллас не расторгать договор.

"Одновременно вы, как высоко ценимый адвокат, несомненно, согласитесь с тем фактом, что я стал мишенью очень клеветнических заявлений и лживых утверждений, особенно со стороны одного из заместителей председателей вашей партии, у которого, кажется, в голове некоторая неразбериха", - прозвучали в письме более жесткие нотки.

Фри не уточнил, кого именно он имел в виду, но пригрозил судебными исками.

"Мы тщательно собрали все эти лживые утверждения и необдуманные комментарии, за которые могут быть предъявлены иски в судах как США, так и Европейского союза, особенно в контексте произвольного расторжения договора", - написал он.

В письме не разъяснялась связь между некрасивыми заявлениями одного реформиста и прекращением договора на три миллиона евро.

Сама Пентус-Розиманнус не назвала такое заявление угрозой. "Я бы скорее рассматривала это как обычную, хотя и не самую приятную тактику, когда фирма, которая чувствует, что с ней хотят расторгнуть очень выгодный для нее финансовый договор, просто прибегает к методам, которые для нас, конечно, немного удивительные и не соответствующие наилучшей практике", - сказала министр финансов.

"Возможно, в мире есть рынки, на которых такая тактика раньше приносила успех. Но в Эстонии это точно не так", - добавила она.

Фри также упомянул по имени репортера Kanal 2, который в опубликованном за пару дней до этого интервью назвал его адвокатом Кремля и даже дьявола. "Вы ничего не сделали, чтобы исправить эту ложь", - упрекнул юрист Каю Каллас, выразив надежду, что премьер-министр сделает это при первой возможности.

Третье письмо адвокат разослал уже на следующий день всем членам эстонского правительства, когда слухи о возможном расторжении договора попали в новости агентства Bloomberg. "Мы просим вас публично подтвердить, что наше сотрудничество сохранится в полном объеме, чтобы у официальных органов США не возникло путаницы, которая помешает Эстонии получить правомерный доход", - написал Фри.

Премьер-министр это пожелание адвоката не выполнила, и его визит в Эстонию не состоялся. В последнем письме он выражал готовность приехать в любой день, который подойдет эстонской стороне.

Кто расторгнет договор первым?

Вместо ответа на письма Фри министры собрались 18 февраля на совещание, решив, что договор с его фирмой надо расторгнуть. В тот же день адвокатской конторе было направлено соответствующее предложение, причем Пентус-Розиманнус пообещала уплатить неустойку в размере 60 000 евро.

"Мы надеемся, что вы согласитесь с нашим предложением расторгнуть договор по обоюдному согласию", - написала министр финансов, выразив желание получить ответ в течение ближайших десяти дней.

Фри не стал так долго ждать, тем самым избавив Эстонию от уплаты неустойки. Спустя считанные часы в Министерство финансов пришло ответное письмо, в котором адвокат сообщил, что это письмо начали составлять заранее.

В нем Фри повторял все свои прежние упреки в адрес Эстонии: отсутствие сотрудничества, негативные заявления о партнере по договору со стороны премьер-министра, оставленные без ответа письма.

"По этим и другим нижеуказанным причинам Вас уведомляют о том, что Freeh Sporkin & Sullivan отказывается от договора и освобождает Министерство финансов от статуса клиента с пятницы, 19 февраля 2021 года", - написал бывший генеральный директор Федерального бюро расследований.

Фри указал, что премьер-министр Кая Каллас "не понимает сути своей работы и американских законов в том ключе, как жителям Эстонии можно было бы компенсировать неправомерные действия скандинавских банков".

К этому он присовокупил неутешительный для Эстонии прогноз, заявив, что с прекращением сотрудничества с его фирмой у Эстонии останется мало шансов получить выгоду от расследования отмывания денег в США. "Идея использовать для выполнения этой важной работы атташе по юридическим вопросам - слабая и неэффективная", - заявил адвокат.

Он повторил утверждение о том, что его работа была продуктивной: были найдены ранее не известные свидетели и документы, между Эстонией и США были открыты новые каналы общения, и все это за относительно небольшую плату.

"Складывается впечатление, что политики защищают скандинавские банки от последствий их действий и суровых штрафов, - отметил Фри. - Иронично, что партия премьер-министра возглавляла правительство как раз в период того самого массового отмывания денег, которое расследуют американские власти".

"Ироничного в этом процессе было много", - прокомментировала утверждения американца Пентус-Розиманнус, по словам которой лучше, чтобы эстонские и американские органы общались напрямую, без посредника.

Далее Фри потребовал оплаты оставшихся счетов и возмещения ущерба.

"Freeh Sporkin & Sullivan не может продолжать сотрудничество с такой группой, которая не способна и не желает сотрудничать. Поэтому мы отказываемся [от договора] и представим требование оплатить нашу работу и существенный ущерб, вызванный клеветническими и безответственными заявлениями вашего правительства и членов вашей партии", - написал адвокат.

Фирма Фри: мы нашли 70 бывших банковских работников

Тем не менее, никаких требований возместить ущерб адвокатская контора не представила, однако пожелала получить деньги за выполненную работу. К моменту прекращения договора за прошлый год ей была выплачена 581 000 евро по счетам за 1050 рабочих часов с добавлением нескольких авиабилетов и гостиничных счетов.

Теперь фирма Фри захотела получить также деньги за январь и февраль, в общей сложности около 200 000 евро. Однако Эстония не спешила оплачивать счета, захотев сначала разобраться в деталях выполненной работы. Соответствующий обзор на семи страницах с разъяснениями пользы, которую получила Эстония, был представлен адвокатской конторой уже в середине февраля.

Например, фирма Фри якобы разъяснила американским властям, что Финансовая инспекция Эстонии осуществляла надзор за банками и может поделиться его результатами с США.

Кроме того, бюро подготовило анализ того, что будут учитывать США, когда они начнут делить взысканные с банков штрафы. Выяснилось, что на деньги смогут претендовать те, кто представил в ходе производства "существенные" и "насущно необходимые" доказательства и предпринял "новаторские шаги" для продвижения расследования.

Для всего этого адвокатская контора начала искать свидетелей в Эстонии. В феврале Фри сообщил, что его бюро уже поговорило с целым рядом людей, с которыми эстонские следственные органы не вступали до этого в контакт.

"Мы установили личности примерно 70 бывших работников скандинавских банков, которые занимали ответственные или связанные с внутренним контролем должности", - говорилось в составленном фирмой Фри обзоре с уточнением, что юристы переговорили примерно с десятью людьми из списка.

Свидетели якобы боятся мести

Несмотря на разъяснения адвокатской конторы, Эстония не стала спешить с оплатой счетов. 11 марта Министерство финансов сообщило, что хочет получить все материалы, собранные фирмой в ходе ее работы. К письму прилагался и длинный перечень документов, которые хотело получить министерство.

К концу апреля адвокатская контора передала большую часть этих материалов, но счета ей так и не оплатили. Дело в том, что в базе данных, доступ к которой эстонцам предоставили с однократным паролем, не было протокола ни одного интервью со свидетелями.

5 мая Эстония получила письмо от партнера Freeh Sporkin & Sullivan Бенито Романо, который сообщил, что многие люди, с которыми разговаривали представители фирмы, опасались мести со стороны эстонского правительства и других институтов. "Свидетели часто ссылались на такие вопросы, как таинственная смерть бывшего главы банка, в которые для них до сих пор не внесли достаточной ясности", - заявил Романо, имея в виду умершего два года назад бывшего главу Danske Bank Eesti Айвара Рехе.

По его словам, многие свидетели просили оставить их личности в тайне.

Романо также отметил, что раньше минфин был согласен с сохранением в тайне личности свидетелей. "По мнению министерства, это было правильное решение, чтобы исключить даже намек на какое-либо нежелательное влияние", - написал юрист.

В связи с этим бюро сообщило, что оно и не планирует сообщать Эстонии имена этих свидетелей, поскольку им самим тоже было дано такое обещание.

"В общем и целом, Freeh Sporkin & Sullivan ждет от Министерства финансов в течение недели денежного перевода, поскольку срок оплаты уже прошел, и мы выполнили все ваши запросы", - заключил Романо.

Бывший министр финансов Мартин Хельме в апреле также подтвердил, что министерство не должно было получать доступ ко всей без исключения информации.

"Наша задача заключалась в создании рамок, которые позволят идти расследованию и борьбе с отмыванием денег. А мы должны были быть посредниками, которые сводят вместе различные учреждения", - разъяснил Хельме роль министерства.

Занявшая его место Кейт Пентус-Розиманнус этим не удовлетворилась. "Было бы очень странно, когда тому, кому выставляют счета, говорят, что работа сделана, но не говорят, какая", - сказала нынешний министр. В конце июня она отправила американской конторе письмо, снова потребовав раскрыть имена свидетелей, с которыми состоялись интервью.

"Ваша ссылка на якобы заключенное соглашение с бывшим министром финансов не меняют обязанностей, следующих из договора и эстонского Закона об обязательственном праве", - сказала Пентус-Розиманнус.

Так или иначе, но через десять дней контора Фри поменяла свою позицию, пообещав Эстонии отправить как имена источников, так и заметки, сделанные в ходе интервью с ними.

После этого переписка продолжалась еще около двух месяцев, когда стороны пытались договориться, что должно произойти раньше: оплата эстонцами счетов или передача собранных американцами документов. В конце августа Эстония получила все документы, которые она запросила.

"Как имена тех, с кем провели беседы, так и лаконичное резюме того, о чем говорили в ходе интервью. Это нам выдали, но никакой новой информации у нас от этого не добавилось", - сказала министр финансов.

Формулировки договора настолько общие, что результат работы невозможно оценить

В отделе аудита минфина отметили, что от отправленных весной материалов Эстония особой пользы тоже не получила.

"В переданных материалах был, в частности, обзор американской практики согласительного производства, анализа мер по предотвращению отмывания денег в Danske и Swedbank, выдержки из средств массовой информации, один отчет Конгресса о российском влиянии на американскую политику, а также внутренние доклады и процедурные правила эстонского филиала Danske Bank и Swedbank", - отметил глава отдела Герт Шульц в подготовленном в мае меморандуме. Он добавил, что в основном речь шла о материалах в публичном доступе.

"Внутренние документов банков не публичные, но они, несомненно, доступны эстонским следственным органам", - сказал Шульц.

Вице-канцлер министерства Мяртен Росс сообщил Шульцу, что от налаженных контактов эстонские следственные органы тоже не получили особой пользы. "Эти контакты уже были и раньше, а новых добавилось всего один-два", - говорилось в меморандуме.

Анализируя отправленные в министерство в течение полугода счета, Шульц отметил, что значительная часть денег запрашивалась за совещания между юристами. "Хотя совещания между собой и брифинги друг для друга - вполне естественный рабочий процесс, все же создается впечатление, что много рабочего времени уходило просто на содержание команды", - сказал он.

Тем не менее, отдел аудита не пришел к выводу, что бюро Фри несправедливо обогащалось. "Хотя сделанная работа не создала особой дополнительной ценности для внутриэстонского расследования и к настоящему времени не дала существенной новой информации и контактов, все же довольно трудно утверждать, что эта работа не соответствовала ожиданиям и договору, поскольку формулировки в них тоже довольно расплывчатые и неконкретные", - добавил Шульц.

Вся информация была сосредоточена в руках трех людей

Оценка работы задним числом осложняется и тем, что люди, которые контактировали с конторой Фри, больше не работают в Министерстве финансов.

"Надзор за исполнением договора по существу осуществляли советники министра финансов Кристель Меннинг и Керсти Крахт; вся информация о ходе исполнения договора была сосредоточена у них и министра финансов", - отметил Шульц, добавив, что чиновников минфина к обмену информацией не привлекали.

Меннинг и Крахт также утверждали большую часть выставленных адвокатской конторой счетов. Из меморандума выясняется, что на некоторых счетах не было расписано рабочее время Луиса Фри. Это означает, что на счете было указано число рабочих часов, но не то, на что они были потрачены.

Проблемы были и с компенсацией расходов. Например, в октябре Фри запросил более 5000 долларов на прочие расходы. Очевидно, он хотел получить деньги за авиабилеты, но сами билеты к счету не прилагались.

В декабре был выставлен счет на 250 евро за расходы на перевод, но опять-таки было не ясно, что и кто переводил. "Нет информации о том, было ли предварительное согласование прочих расходов с советниками согласно требованиям в договоре", - отметил Шульц.

Странная история произошла и в июле прошлого года во время посещения Фри Таллинна. По договору, Эстония оплачивала авиабилеты только в туристический класс, однако вашингтонский адвокат летел более высоким классов и приложил к счету билеты бизнес-класса стоимостью около 17 000 евро.

"Хотя на выставленном счете сумма была действительно скорректирована до 6185 евро, остается не ясным, на основании чего была сделана такая коррекция. Не были представлены документальные свидетельства, например, сравнимые предложения на билеты эконом-класса", - обратил внимание Шульц.

Тем не менее, уже выплаченные деньги с адвокатского бюро обратно требовать не будут.

По словам Кейт Пентус-Розиманнус, надо учитывать, что государство уже один раз утвердило эти счета, хотя и при предыдущем правительстве.

"Хотелось бы надеяться, что у обеих сторон есть желание завершить эту неприятно затянувшуюся эпопею и поставить точку", - сказала министр финансов.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: