Симсон: по европейским правилам временные пособия для наиболее уязвимых потребителей разрешены

Высокие цены на газ и электричество продолжают волновать общественность. Эксперты анализируют причины происходящего, политики ищут возможности, как смягчить удар высоких счетов по карману потребителей.

Еврокомиссар Кадри Симсон в программе "Подробности" на Радио 4 ответила на вопросы о том, что происходит на энергорынке, можно ли назвать это кризисом.

- Цены на электричество за последний год выросли в два раза. Если попытаться объяснить просто – что происходит?

- Цена на электричество складывается из нескольких факторов. В первую очередь, стоимость электричества на нашем рынке зависит от того, каким образом электричество было произведено. Если цена очень низкая, то скорее всего дул хороший ветер (ветряки производят дешевую электроэнергию), либо уровень воды в Норвегии и Швеции весной и летом был высоким – оттуда мы тоже импортируем дешевую энергию. Сейчас мы потребляем больше энергии, чем производят возобновляемые источники, поэтому на рынок вышли те электростанции, которые используют фоссильное топливо. Цена на такое электричество выше, так как в нее входит и плата за загрязнение природы. За каждую тонну углекислого газа, которая выбрасывается в атмосферу в результате выработки электричества, нужно платить деньги.

- В Эстонии активно обсуждается вопрос, что делать с рынком электричества: покрывать плату за возобновляемые источники из госбюджета, изменить систему торговли квотами на C02. Какой путь выбрать Эстонии?

- Эстония уже много хороших возможностей использовала. Акциз на электричество у нас на минимальном уровне. Нигде в Европе нет такого низкого акциза. Плату за возобновляемые источники тоже удавалось оставлять оптимальной, так как мы продавали квоты на возобновляемые источники государствам, у которых нет хороших условий и которые не смогли построить на своей территории, например, ветряки. Таким образом, инвестиции в возобновляемую энергию оплачены за счет налогоплательщиков других стран. Что касается квот на CO2, то в ближайшие месяцы соберутся министры окружающей среды, чтобы обсудить предложение комиссии расширить систему торговли квотами. Сейчас она действует в сфере энергетики и промышленности, а мы считаем, что она могла бы быть применима и к транспорту, ведь в этой сфере выбросы, несмотря на все усилия, лишь увеличиваются.

- В то же время поговаривают и о том, чтобы выплачивать пособия тем семьям, для которых высокие цены на электричество просто неподъемный. Что думают об этом в Еврокомиссии?

- По европейским правилам временные пособия для наиболее уязвимых потребителей разрешены. Некоторые страны посчитали, во сколько обойдется одной семье повышение цен на электроэнергию, и приняли решение покрыть им ту сумму, на которую у них увеличился счет за электричество. Это вопрос выбора. Каждая страна должна сама принять решение, определить, кто те люди, которые нуждаются в помощи и в какой именно: это какая-то универсальная помощь, чтобы люди смогли отопить свою комнату, оплатить счет за электричество, а также купить еды и лекарства, или это должно касаться лишь электричества.

- Если посмотреть на текущую ситуацию, то как на нее повлияет выход из энергокольца БРЭЛЛ (куда входят Республика Беларусь, Россия, Эстония, Латвия и Литва)?

- Мы видим, что лучшие соединения на электрорынке дают возможность каждому потребителю купить продукт у самого дешевого производителя. Речь идет о более широком рынке. Мы будем соединены с рынком Центральной Европы, и у потребителя будет возможность покупать самое дешевое электричество. Сейчас мы торгуем внутри БРЭЛЛ, то есть с Белоруссией и Россией, а их производители не связаны с теми же экологическими условиями, что и наши производители. В будущем мы будем предъявлять и им требования. Такая ситуация не может продолжаться вечно.

- Если нас беспокоят цены на электричество, то Европу – цены на газ. Ваш коллега еврокомиссар Тьери Бретон сказал, что энергокризис продлится до конца зимы. Согласны ли вы? И что все-таки является главной причиной: кто-то называет также климатические изменения, кто-то – геополитические игры.

- Мы, к счастью, живем в таком регионе, где нет большой зависимости от природного газа. В Европе есть страны, где газ играет огромную роль. В глобальном смысле цена на газ выросла в три раза по сравнению с предыдущим годом. В первую очередь, из-за того, что в Азии очень быстро растет экономика и потребление. А газ – это такой источник энергии, которым можно торговать по всей планете. У нас же источником центрального отопления в большинстве становится переработанная здесь же биомасса, к которой не добавляют квоту на CO2, так как это возобновляемая энергия. В Европе есть страны, которые отапливаются преимущественно природным газом. А значит, к троекратной цене прибавляется еще и квота на C02. Потребитель ощущает на себе то, какие решения было решено использовать на государственном уровне. В Эстонии дан отпор скачкам цен на газ. Наши цены не скачут, так как мы используем тот материал, который производится у нас же – это лесной материал. Станции с комбинированным типом производства, которые отапливают дома и поставляют электричество – это одно из самых оптимальных решений, благодаря чему в холодную зиму счета будут предсказуемыми, а главное, по карману потребителю.

- Летом Еврокомиссия представила климатический пакет, который называют энергетической революцией. Первая цель поставлена на 2030 год. Как будет выглядеть энергорынок Европы в это время?

- У всех 27 стран приняты свои энергетические программы на 2030 год. Сейчас мы просим от правительств, чтобы они повысили свои амбиции. Что нужно предпринять, чтобы использовать меньше энергии? Ответ прост. Во-первых, реконструкция зданий, так как 40% конечного потребления энергии используется на отопление помещений или, наоборот, охлаждение, если речь идет о юге. Во-вторых, более экономичный транспорт. Когда мы экономим, то и счета приходят меньше. Второе, что мы просим у правительств, чтобы они заменили часть использования фоссильного топлива на возобновляемые источники энергии. Опять же, у всех стран индивидуальные условия. У кого больше полноводых рек, будут использовать гидроэнергию. Солнечные страны выберут солнечные парки. У кого нет рек, выберут ветряки. У кого много леса, смогут использовать остатки от лесной промышленности. Конечно, повысить амбиции стран непросто. Но со своей стороны, комиссия поддержит государства на редкость большим финансированием: кроме долгосрочного бюджета, они смогут использовать деньги из Фонда восстановления. Утверждение эстонской программы восстановления вышло на финишную прямую. Она принесет нам свыше 800 миллионов евро, из которых как минимум 37% должны пойти на инвестиции, связанные с выполнением климатических целей.

Редактор: Ирина Киреева

Источник: Радио 4

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: