"Очевидец": на выселение бывшей светской львицы из квартиры в Старом городе ушло более двух лет

Закон не позволяет выселять человека из его дома без судебного решения.
Закон не позволяет выселять человека из его дома без судебного решения. Автор: Karin Koppel

В сентябре бывшую светскую львицу, журналиста Кади Вильяк выселили с чужой жилплощади. Процесс избавления от клеща-арендатора обернулся для собственника квартиры двухлетней судебной волокитой, финансовыми потерями и массой потраченных нервов. Что не так с системой, задаются вопросом герои передачи "Очевидец"?

"Очевидец" неоднократно снимал сюжеты о так называемых клещах-арендаторах. Выясняется, что они не перевелись до сих пор.

Осенью 2018 года работающий врачом в Финляндии Анти Рейник решил сдать свою расположенную в Старом городе Таллинна квартиру площадью 30 кв. метров.

На объявление маклера быстро откликнулась Кади Вильяк. Рейник был в курсе прежней яркой жизни женщины и сначала сомневался. Тем не менее ему показалось, что у Вильяк есть постоянный доход. Кроме того, он понадеялся, что справки о ней наведет и маклер.

По словам экспертов, проверка является ключевым моментом. Во многих странах считается нормальным попросить арендатора доказать платежеспособность и предоставить рекомендации. В Эстонии такое, скорее, не принято.

Рейник и Вильяк заключили 3 ноября 2018 года бессрочный договор об аренде. Плата составила 515 евро в месяц плюс коммунальные. После подписали акт, на основании которого передали Вильяк меблированную квартиру.

В течение месяца Кади Вильяк требовала от редакции "Очевидца" возможности прокомментировать эту историю, но ни в один из оговоренных дней этого не сделала. Ответы на вопросы так и не последовали, поэтому редакция в своем сюжете опирается на материалы и документы суда.

Проблемы с квартиросъемщиком начались через пару месяцев

Разногласия с Вильяк начались, когда она захотела вывезти из квартиры часть мебели Рейника. Мужчина не был против, но захотел узнать, куда вывезут мебель и при каких условиях будут хранить?

В начале 2019 года последовали задержки с платежами. Однажды Вильяк прислала ему копию, из которой якобы следовало, что перевод уже сделан из какого-то иностранного банка, но деньги на счет хозяина квартиры так и не поступили.

"Вначале я ей звонил. Она утверждала, что заплатит, мол, у работодателя проблемы с бухгалтерией, – рассказал Рейник. – Переломным моментом стало ее письмо в марте или апреле 2019 года, в котором она сообщала, что вывезла мебель. Она очень основательно описала, что она вывезла, но не уточнила куда".

В это время игнорировавшая большинство писем Рейника и не платившая аренду Вильяк привлекла внимание СМИ тем, что буянила на улице и была, как утверждается, доставлена в вытрезвитель. Чаша терпения владельца квартиры переполнилась, и 30 апреля он сообщил о расторжении договора. Опасаясь за мебель, он попросил освободить помещения к 11 мая.

"Затем я с двумя свидетелями пришел в квартиру. Конечно, она не была согласна съезжать. В присутствии свидетелей мы заключили с ней новый договор, что если она к пяти часам того же дня не заплатит долг и не вернет мебель, то договор об аренде будет считаться недействительным. Она его подписала", – описывает ход событий Рейник.

К вечеру денег не было, но съезжать Вильяк отказалась. Хозяин квартиры вызвал полицию, которая посоветовала ему обратиться в суд. По словам члена правления Эстонского центрального союза собственников Индрека Весо, подобные обращения в полицию обычно так и заканчиваются.

Чтобы квартиру освободили, приходится несколько лет судиться

Рейник понимает, что исходя из Конституции человека нельзя выселить из его дома без судебного решения. Но его возмущают те кафкианские испытания, которые начались после. 16 мая он обратился в Таллиннскую комиссию по вопросам аренды. Несмотря на то, что комиссия обязана рассмотреть жалобу в течение месяца, ответ Рейник получил лишь в конце августа.

Представитель Союза собственников отметил, что когда спор обещает затянуться, разумнее не тратить время на обращение в комиссию. "Лучше сразу пойти в суд".

Решение комиссии было в пользу Рейника, но Вильяк обжаловала его в суде.

"Вильяк, очень умная женщина, вероятно, знала эстонский процессуальный кодекс, полностью использовала 30-дневний период ожидания и практически в последнюю минуту, 17 сентября 2019 года обратилась в уездный суд. В уездном суде дело двигалось очень медленно", – продолжил свой рассказ Рейник.

Первую победу в комиссии он одержал в августе 2019 года, в июле 2020 года выиграл дело в уездном суде и в ноябре того же года – в окружном суде, но решение вступило в силу лишь после рассмотрения дела в Госсуде в июне 2021 года, то есть спустя два года.

"Она воспользовалась всеми формальными приемами которые обеспечили ей бесплатное проживание. Весь этот процесс превратил меня в социального работника, заставил предоставить человеку бесплатную социальную квартиру. Вот мораль этой истории. При этом в каждой инстанции, в комиссии, в уездном, окружном и государственном суде я просил ответить, кто защитит в такой ситуации меня? Ответа не было", –констатировал Рейник.

Представитель собственника квартиры, присяжный адвокат Лейно Бийн отметил, что закон защищает арендатора, а арендодателю отстоять свои права нелегко: "Если человек обнаруживает, что арендатор ломает его мебель, он должен уведомить его за 30 дней о расторжении договора. Если арендатор не платит в течение трех месяцев, то приходится до трех месяцев ждать возможности оповестить его о намерении расторгнуть договор по этой причине. И затем начинается спор, в нашем случае он занял два года".

В год около десяти случаев о выселении

Решение суда Рейник получил в июне, но арендатор тем временем сменил замки. После вступления решения в силу он обратился к судебному исполнителю Элин Вилиппус. По ее словам, проблема клещей-арендаторов остро стояла при переходе от одного общественного строя к другому, но и сейчас ее бюро занимается примерно десятью подобными случаями в год.

Она не может комментировать конкретный процесс, но рассказала о практике в целом: "Когда нам поступает заявление об исполнении решения вместе с документами, мы видим, кто должник и кого следует выселить. Затем мы встречаемся с этим должником, передаем ему извещение об исполнении решения. По закону после этого у него есть от 14 дней до трех месяцев, чтобы добровольно съехать". Обычно съезжают в течение двух месяцев.

Несмотря на решение суда и предупреждение судебного исполнителя, Вильяк добровольно не съехала, поэтому назначили дату выселения – 6 сентября, 11 часов. Рейник, памятуя о прошлом опыте, позвал с собой редакцию "Очевидца".

Удивительно, но Вильяк открыла дверь. Оператора внутрь не пустили. Женщина заявила, что не может съехать из-за проблем со здоровьем, и попросила вызвать врачей через судебного исполнителя.

По словам Вилиппус, вызовы врача во время выселения – не редкие: "В компетенции врачей сказать нам, действительно ли мы можем продолжить процесс выселения. Если человек правда серьезно болен, мы можем остановить процесс исполнения решения".

По подсчетам Рейника, Вильяк задолжала ему за 27 месяцев и свыше 15 000 евро за другие расходы, но суд постановил выплатить менее 8000 евро.

Скорая помощь приехала через 15 минут и признала арендатора дееспособной. Однако замки оказались поменяны, и пришлось вызвать полицию. Поскольку полиция не была в курсе ситуации, пришлось рассказывать все в самого начала.

"Мы привыкли убеждать людей. Полиция ведь обычно физически людей не выселяет. Авторитет и форма – вот что помогает мирно решать такие вопросы", – сообщила судебный исполнитель.

Через какое-то время полиции удалось зайти в квартиру. Решение полицейских было таким же – квартиру следует освободить. За это время круг лиц, ведущих переговоры с одним человеком, расширился до десяти. Прошел еще час, и драма завершилась – Вильяк покинула квартиру с полицией.

Полиция потратила на это больше часа, судебные исполнители – три часа, Рейник – более двух лет.

Опыт общения "Очевидца" с Кади Вильяк был похожим: ей предоставили несколько возможностей сказать свое слово, но она ими не воспользовалась: то она не в городе, то у нее проблемы со здоровьем, то не считает "Очевидца" авторитетной передачей. В числе прочего она заявила, что не может говорить до муниципальных выборов, поскольку дело имеет политическую подоплеку.

Этот случай может стать уроком для некоторых: следует навести справки о будущем арендаторе и потребовать залог, если нет угрозы жизни и здоровью, то полицию звать бессмысленно, все заявления нужно оформлять очень конкретно и корректно, а в случае конфликта стоит сразу обратиться в суд.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: