Марью Химма: сравнение Эстонии и Швеции – в коммуникации по коронавирусу не нужен лишний шум

Марью Химма.
Марью Химма. Автор: Kairit Leibold /ERR

По сравнению со Швецией, в Эстонии в связи с коронакризисом гораздо больше сбивающего с толку информационного шума. В этом случае помогло бы, если бы политики и эксперты во время кризисного управления говорили бы меньше, но при этом более четко, сказала Марью Химма в комментарии на Vikerraadio.

На прошлой неделе у меня была возможность снова долгое время находиться в Эстонии. Было много тщательно спланированных встреч, некоторые из которых за ночь из-за коронавируса превращались в виртуальные.

Независимо от того, встречалась ли я с друзьями или коллегами, одним из вопросов всегда был: как ты там в Швеции?

После получения ответа, что все в порядке, обычно задавали вопрос, что Швеция сделала иначе, что распространение болезни замедлилось и вакцинация прошла успешно? Но, действительно, что Швеция сделала по-другому? Конечно, я могу оценить это только в рамках личного опыта и специальности, то есть с точки зрения журналистики и публичных коммуникаций.

Сообщения: короткие и четкие

Никто не отрицает, что во время коронакризиса в Швеции было очень сложно и тяжело. Но все это время мне, как человеку, живущему в Швеции, было совершенно ясно, что я могу или не должна делать, почему это должно работать и где я могу получить информацию, если возникнут какие-либо вопросы.

Все решения об ограничениях или обзор ситуации с коронавирусом доводятся до сведения общественности либо главным эпидемиологом страны Андерсом Тегнеллом, либо, что реже, членами правительства на пресс-конференции. Возможно, это ограниченный круг людей, которые руководят разрешением кризиса. И они посылают одни и те же сообщения.

Но что происходит в Эстонии? Приведу пример с прошлой недели. Утром 2 ноября в 8:00 председатель научного совета Ирья Лутсар заявила, что, по мнению совета, близкие родственники должны оставаться в самоизоляции. Однако к 13:00 министр социальных дел Танель Кийк объявил, что правительство не планирует налагать обязательство по изоляции на близких родственников. Ни одно из заявлений не было решением.

Но у меня, как у читателя, возникли вопросы. Это вступит в силу? Когда? Как это повлияет на меня? И если научный совет должен давать правительству рекомендации, то почему правительство не прислушивается к ним?

Такой обмен противоречивыми сообщениями и необоснованными общественными мнениями вызывает больше вопросов и информационного шума, чем необходимо в нынешней кризисной коммуникации. К сожалению, это было не исключение, а, скорее, ставшее правилом общения с общественностью.

Из-за особенностей кризиса, конечно, и в Швеции также с течением времени менялись точки зрения, но все без исключения решения, принятые в кризисном управлении, обстоятельно объяснялись, то есть, почему решение было принято таким образом и что это значит для обычного человека.

Сообщения о касающихся людей ограничениях или любых других решениях были краткими и четкими, а это означало, что все люди понимают сообщения одинаково и они, таким образом, одинаково исполнялись.

Чрезмерная быстрота, с которой передаются сообщения

Я хотела бы выделить следующий важный фактор из шведского опыта: время. О любых небольших или крупномасштабных ограничениях, таких как дистанционное обучение в университете или ограничение количества людей, находящихся вместе в общественных местах, объявлялось по крайней мере за две недели. Это всегда оставляло время, чтобы спокойно отреагировать. Никто не спешил срочно попасть на последний концерт, учителя спокойно перестраивали свою работу, и никто не боялся, что завтра дети будут учиться дома.

В Эстонии на протяжении всего кризиса нельзя было быть уверенным, будет ли завтра применяться эта, вторая или третья версия ограничений, и что это будет значить для меня. Подобное сверхбыстрое и разнонаправленное реагирование создает информационную путаницу, и, у меня, как у обычного человека, вызывает бессилие, усталость и недоверие к тем, кто принимает непонятные решения. Если решение было передано невнятно, то, возможно, оно само было невнятным?

Если решения появляются за сутки, обычный человек больше не может за ними поспевать, и такой объем слишком быстро появляющейся информации становится шумом.

Избегать конфронтации

Швеция известна как очень разнообразное общество, в котором легко возникают конфликты. Поэтому при публичном общении стремятся избежать конфронтации.

Связанная с коронавирусом коммуникация была направлена на то, чтобы избежать конфронтации. Ни на кого не вешали ярлык, что ты заслуживаешь презрения, если не вакцинирован, что ты глупый, если не соблюдаешь то или иное ограничение. Скорее, сообщения были и остаются такими: соблюдайте дистанцию, чтобы сохранить здоровье себе и другим, и, если возможно, не откладывайте вакцинацию (последнее - это сообщение из рекламы, которая сейчас демонстрируется в местном продуктовом магазине).

Эстония похожа на Швецию в том смысле, что конфронтация делает общество взрывоопасным. Наблюдая за эстоноязычными социальными сетями и прессой, я вижу, что сообщения политиков, чиновников и экспертов делят людей на две группы: хороших, которые следуют (иногда противоречивым) решениям и правилам, и плохих, которые, например, не хотят носить маски или делать прививки.

Признаюсь, что на прошлой неделе в Эстонии я была полностью сбита с толку, куда я могу сейчас пойти, какие справки и для чего мне нужны, и где их взять. Хотя я делала все правильно в плане вакцинации и чтобы предотвратить заражение коронавирусом, у меня все время было ощущение, что, если я совершу ошибку, меня могут наказать или пристыдить. В Швеции за полтора года я этого ни разу не почувствовала.

Что касается вопроса конфронтационных сообщений, то в качестве положительного примера стоит выделить публичное заявление, сделанное президентом Аларом Карисом в октябре, в котором он подчеркнул, что каждый должен прилагать усилия в соответствии со своим умом и способностями. Это сообщение дало каждому возможность действовать целенаправленно, и не навешивало ярлыки или обвиняло.

СМИ: меньше и конструктивно

Я признаю, что в Швеции я больше пользуюсь информацией шведскоязычной журналистики, чем социальных сетей, поэтому я могу не иметь полного представления о темпе и тональности высказываний политиков и экспертов по вопросам коронавируса, например, в Facebook или Twitter.

Однако, если сравнивать эстонскую и шведскую прессу, основная разница во время кризиса - в тональности и объеме. Шведские публикации освещали и по-прежнему освещают вопросы коронавируса, но в гораздо меньшей степени, чем эстонская пресса.

Кроме того, в статьях о коронавирусе основное внимание уделяется тому, что эти новости означают для читателя или зрителя. Основное внимание уделяется обоснованию, объяснению и практическим рекомендациям. Я почти не видела историй, в которых репортер брал из соцсетей сообщение политика или представителя общественного мнения и публиковал бы это как новости.  

Подобное распространение информации создает еще больший информационный шум, от которого никакой пользы жителям Эстонии нет.

Однако нельзя критиковать прессу за то, что она передает взгляды влиятельных общественных деятелей - контроль за властью является обязанностью прессы. Напротив, политики и эксперты, публикующие сообщения в социальных сетях, могли бы подумать о самоконтроле и молчании.

Немного тише, но содержательнее

На протяжении всего кризиса Швеция посылала своему населению меньше сообщений, но они были яснее, спокойнее и обоснованнее. В Эстонии тех, кто делает сообщения для общества больше, чем необходимо, поэтому сообщения становятся все более и более противоречивыми, и населению становится все труднее понять, что хотят сказать.

Из всего этого для Эстонии можно сделать практический вывод: прежде всего политики и эксперты по кризисному управлению должны предоставлять меньше информации о коронавирусе и больше уделять внимания ясности и однозначному пониманию сообщения. Возможно, в условиях коронакризиса пойдет на пользу более спокойная, но более содержательная коммуникация.

Редактор: Надежда Берсенёва

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: