Репортер ERR Астрид Каннель: если бы я жила в Курдистане, то никуда не пыталась бы сбежать

Астрид Каннель.
Астрид Каннель. Автор: Kalle Veesaar

Репортер ERR Астрид Каннель провела в иракском Курдистане три дня. Ей удалось поговорить как с простыми людьми, так и с профессором университета, и с представителями власти. Астрид считает, что получила довольно полную картину того, что там сейчас происходит и что беспокоит местных жителей.

Своими впечатлениями от увиденного Астрид поделилась в утренней программе "Великолепная четверка" на Радио 4.

"Я бывала в иракском Курдистане и раньше, поэтому прекрасно знала, куда еду.

Большим сюрпризом стало для меня то, что в иракском Курдистане не совсем понимают, что за страна Россия, что за страна Беларусь и в каких отношениях эти страны находятся с Европейским союзом. В каком-то смысле они живут в своём информационном пузыре, черпая информацию из фейсбука или из слухов. Это ведь очень сплоченный народ. По "сарафанному радио" начала распространяться информация, что через Беларусь можно попасть в Европу, причем "очень дешево".

Нам здесь кажется, что это очень дорого - в среднем им пришлось заплатить по 3000 евро на человека. На самом же деле - это супер дешево, потому что на черном рынке такая поездка стоит намного дороже. Именно на черном рынке, потому что официально визу гражданин Ирака получить практически не может.

Например, мы разговаривали с человеком, который заплатил за немецкую визу 17 000 долларов - и это даже не самая большая сумма!

Поэтому попасть в Европу за 3000 евро - это была очень привлекательная возможность и они, действительно, не понимали, в какое положение попадут. Для меня это было просто удивительно - как возможно, что в современном мире ты не знаешь, где находится какая-либо страна? Но я задам вопрос слушателям: а вы знаете, что из себя представляют курды в Ираке? Какие еще национальные группы есть в Ираке? Что означает быть шиитом или суннитом? И так далее... Для нас этот регион тоже непростой, но мы бы перед тем, как туда отправиться, изучили бы информацию. 

Здесь необходимо понимать, что мы живем в очень демократических условиях работы СМИ, ругаем мы прессу или нет, она даёт нам основную картину происходящего в мире. В какой-то мере мы доверяем тому, что увидели по телевизору, услышали по радио или прочитали в газете. В Ираке дела со свободой слова обстоят иначе, я не могу сказать, что её совсем нет, но государственным СМИ не верит никто. Информация, которой люди доверяют, в основном идет из соцсетей или от общины, и если там звучит дезинформация, то она и передается из уст в уста.

Я думаю, что они туда больше не поедут. Надеюсь, что белорусский путь закрыт. Изначально ведь туда поехали люди, которым удалось пройти границу, потому что и Литва, и Польша не были готовы защищать свои границы. Преодолеть эти границы и добраться до Германии удалось очень многим. Они отправили домой сообщения, что всё получилось довольно легко - надо просто пройти через лес и всё. Потом страны восточной Европы "проснулись", подняли панику и начали строить забор на границе. И для тех, кто последовал за "первопроходцами", было большим сюрпризом, что там построили какой-то забор, еще и ужасно холодно, есть не дают, а они заплатили деньги, но ничего не получили...

Представьте, что вы живете в закрытой стране, откуда невозможно вырваться. Я выросла в Советском союзе с осознанием того, что я никогда не смогу выехать за границу, тогда я с этим смирилась. По крайней мере, Союз был такой большой, что и не покидая его пределов можно было увидеть одну шестую планеты. Но представим себе маленькую страну, из которой никогда и никуда нельзя выехать. Граждане Ирака могут получить визы в очень ограниченное количество государств — примерно в 20 исламских стран, попасть в Европу у них нет возможности. Они могут сделать запрос в консульство, но им, скорее всего, откажут. Удовлетворяется не более 10% запросов на визу в Германию. Поэтому, если возникает возможность уехать, а этой мечтой живут многие молодые люди, то и деньги найдутся.

Представим, что Эстония полностью закрыта, три тысячи можно найти - это не проблема. 20, 30 тысяч за визу на черном рынке - это намного больше. Часто в семье выбирают человека, которого отправляют "понюхать" этой европейской лучшей жизни, в надежде, что он сможет бросить там якорь, обосноваться и потом перевезёт всю семью.

Многие из тех, кто отправился на белорусскую границу, продали свое имущество на родине, их семьи продали машины, дома, они навсегда попрощались с родными местами... а потом на границе выяснилось, что всё совсем не так, как они себе представляли. Тем, кто возвращается обратно в иракский Курдистан, приходится начинать всё сначала. 

Проблема в том, что законно выехать из страны практически невозможно, поэтому и прибегают к таким абсолютно сумасшедшим трюкам. Знакомый нашего сопровождающего женился на украинке, получил паспорт Украины, открытую дорогу в Европу и тогда развелся. Так что вариантов того, как уехать, много. То, что мы видим на границе Беларуси - это большая "театральная катастрофа". Новые схемы придумывают постоянно - и будут придумывать, ничего не изменится. 

Но если вы спросите, действительно ли там так плохо - нет, у них очень хороший климат, нефтяные деньги, богатство... Город Сулеймания, в котором я была, выглядит намного богаче, чем Таллинн. Проблема не в том, что они бедные - это не люди, которым нечего есть. Там сложная политическая ситуация, им не удалось получить независимость, несмотря на итоги проведенного в 2017 году референдума. Почти 100% проголосовали в пользу независимости Курдистана, но ни одно государство мира не признало их независимость, и, в первую очередь, западные страны. И это тоже повлияло на людей, они поняли, что на них махнули рукой.

Многие из людей никогда не путешествовали, они не знали, куда едут. Многие потом разочаровываются... Им кажется, что у кого-то жизнь лучше, но точно не у них, потому что надо начинать всё с нуля. Это несчастные люди и тяжелый путь. Я пыталась им объяснить, что, если бы жила в Курдистане, то никуда не пыталась бы сбежать, как они не могут понять, что бегут из красивого и богатого места. Как сказала Ангела Меркель, стройте свою автономию и общество там, где вы живете, а не в Германии.

В Курдистане такие торговые центры, что Т1 покажется маленьким магазинчиком. Там продают всё и даже больше, чем у нас. Чувствуется, что денег там больше.

Почему эти люди так стремятся в Европу? Ответ очень простой и прагматичный. Люди хотят жить еще лучше, и они хотят быть социально защищенными, они хотят жить в демократии, хотят жить в стране, где меньше коррупции, где о людях заботятся. Но у меня возник вопрос: разве забота о людях не могла бы начинаться с них самих без вмешательства государства?

Если вы пойдете вечером в ресторан, несмотря на то, что это исламская страна, распитие алкоголя там является абсолютно нормальным, женщины ходят в бары, скажем так, в довольно откровенной одежде, всё это скорее напоминает Грецию. Вокруг бегают дети, а ресторан абсолютно прокуренный, хоть топор вешай. Люди как будто не понимают, что нельзя курить в лицо своим детям и что если ты едешь на машине, людей на пешеходном переходе надо пропустить, а не добавить газу. Мы всё это проходили в Эстонии. Эту красивую жизнь можно организовать и без государственных решений, менять надо свои взгляды и привычки, от них никуда не денешься и в той же Германии. Они хотят лучшего общества", - рассказала репортер ERR Астрид Каннель.

Интервью Каннель с преподавателем Сулейманийского университета и с вернувшимся из Беларуси жителем Курдистана читайте на нашем портале.

Редактор: Сергей Муйжниекс

Источник: Радио 4

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: