Андрус Валма: государство не понимает, какова общая стоимость покупаемых им автомобилей

Андрус Валма.
Андрус Валма. Автор: личный архив

Лизинг автомобилей – наиболее распространенный способ покупки как в частном, так и в государственном секторе, но он не всегда целесообразен с финансовой точки зрения. Государство могло бы более мудро вести дела, например, заменив лизинг арендой по требованию. Это позволило бы снизить расходы на автопарк и уменьшить риск коррупции, пишет Андрус Валма.

Машины государственных служащих и их (не)целевое использование – вечная тема, ведь речь идет о деньгах налогоплательщика. Все же дискуссия всячески приветствуется, потому что на управление государственным автопарком, то есть приобретение автомобилей, техобслуживание и учет поездок тратится много времени чиновников и денег государства.

Нынешнюю систему можно было бы оптимизировать, сэкономив не менее 20% от общих расходов.

Сейчас тендеры на закупку автомобилей для государственных учреждений частично централизованы Государственным центром опорных услуг, но с точки зрения экономической эффективности, ничего особо не поменялось по сравнению с тем временем, когда каждое ведомство само покупало машины. Скорее, добавился еще один слой бюрократии, что делает процесс закупок и последующее управление автопарком еще более сложным и затратным.

Связанные с тендерами расходы можно оптимизировать, создав единую систему госзакупок и поставив одинаковые для всех госучреждений технические условия. Организаторы тендера могли бы отказаться от устаревшего понимания, что лизинг – самый разумный способ финансирования. Что можно поменять?

Во-первых, следует обозначить классификацию поставляемых транспортных средств, то есть единый стандарт, определяющий цену и технические характеристики при выборе. Другими словами, в тендере следует ясно обозначить, автомобиль какого класса приобретается. Участнику тендера было бы проще составлять предложения, а заказчику – его оценивать.

Это создало бы более простые условия и для рассмотрения общих тендеров, что позволило бы получать от продавцов автомобилей более крупные скидки. Создание единой классификации также позволяет предотвратить ситуации, когда пожелания государственного ведомства оказываются настолько специфическими, что ему подходит только Volkswagen Touareg с 15-дюймовым сенсорным экраном и аудиосистемой из 12 колонок.

В тендерах не отражены расходы на содержание

Платежи по лизингу составляют лишь около 60% от общей стоимости использования автомобиля (без учета топлива), потому что к лизингу добавляются плановые работы, дорожная страховка и каско, расходы на резину и ее замену, расходные материалы и т. д.

Однако государственные тендеры в значительной степени основаны на наилучшей процентной ставке или ежемесячном платеже. В них нет расчета последующих затрат, поэтому нет и понимания того, сколько в действительности государство тратит на транспортные средства и является ли победившее в тендере предложение самым выгодным с учетом общих расходов.

Наибольшую прозрачность и оптимальное использование средств обеспечивает аренда автомобиля с полным спектром услуг, при которой все расходы можно рассчитать заранее и вести учет на основе стоимости километра, а не ежемесячной оплаты. Конечно, в некоторых случаях спрогнозировать километраж сложнее, но большинство учреждений могут определить свой пятилетний километраж с точностью до 5000 км. Это также гарантирует, что служебные поездки не будут так повсеместно смешиваться с частными.

На содержание одного автомобиля (смена резины, регулярное обслуживание, мойка, рассмотрение ущербов, гарантийные работы и пр.), находящегося в распоряжении государственного учреждения, предположительно требуется до 20 рабочих часов в год. У государства при этом тысячи транспортных средств. В случае аренды с полным спектром услуг государству не пришлось бы самому тратить время, работа по управлению была бы возложена на работников фирмы по сдаче автомобилей в аренду. Это значит, что услуга была бы лучше за те же деньги.

Снизится риск коррупции

В истории было несколько примеров злоупотребления деньгами налогоплательщика: одни арендуют автомобиль у собственной фирмы, другие используют государственные средства для покупки машины жене и сыну. Кроме того, сохраняется риск того, что по окончании лизингового периода машину попытаются выкупить по остаточной стоимости, то есть автомобиль, ставший выгодным благодаря деньгам народа, будет куплен по значительно более приятной цене, чем рыночная.

В случае полной аренды такого риска коррупции нет, поскольку по окончании договор автомобиль возвращают, он не выкупается. Кроме того, не будет мошеннических схем со счетами за обслуживание и прочими непредвиденными расходами. Я никого не намерен обидеть обобщениями, но для выявления проблемных мест и необходимости в переменах достаточно одного исключения.

Государство могло бы приступить к изменениям с анализа, на каких должностях у человека непременно должно быть свое транспортное средство и в каких случаях можно прибегнуть к более эффективным в плане экономии решениям, например, к основанной на потребностях услуге аренды (CityBee, Bolt и др.).

Помимо прочего, простаивающие на улице автомобили можно было бы использовать перекрестно, например, в рамках одной правительственной единицы. Для еще большей оптимизации расходов простаивающие транспортные средства можно было бы сдавать в аренду, например, при помощи платформы аutolevi.ee.

Государство могло бы подать пример и с точки зрения климатических целей: по меньшей мере 25% служебных автомобилей могли бы быть с электродвигателями. В крупных городах достаточно развития зарядная инфраструктура, чтобы все рабочие поездки совершались на электромобилях.

Это заодно способствовало бы повышению качества воздуха в городе и снижению уровня шума. Не говоря о том, что это стимулировало бы более широкое использование электромобилей, поскольку у многих появился бы опыт езды на нем и люди были бы больше готовы пересмотреть свои потребительские привычки.

Хорошим примером тут является наша соседка Латвия. В государственных тендерах Латвии уже прописывается требование о доле гибридных автомобилей, в 2026 году они сменятся на электромобили. Теперь все сводится к тому, готова ли Эстонии проанализировать свой автопарк и действительно продумать, как повысить эффективность системы? Поживем – увидим.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: