Виола Мурд: расходы на развитие невоенного потенциала могли бы составлять 0,1% от ВВП

Виола Мурд.
Виола Мурд. Автор: Siseministeerium

Правительство одобрило программу развития государственной обороны, которая ставит цели на следующее десятилетие. Среди задач гособороны – развитие как военного, так и невоенного потенциала. Осталось договориться о принципах финансирования, пишет Виола Мурд.

Наряду с развитием военного потенциала в гособороне в новой программе акцентируется роль невоенных направлений: готовность учреждений, обеспечивающих внутреннюю безопасность, безопасность государственного киберпространства, стабильность связи и энергетических решений и готовность к кризисам жителей и населения в целом. Этого требуют изменчивая сфера безопасности и понимание, что кризис в государственной обороне в наши дни может начаться с какой-нибудь чрезвычайной ситуации.

Мы 11 лет руководствовались принципом, что планирование военной обороны само по себе не гарантирует способности государства противостоять потенциальной угрозе. Правильность такого подхода подтверждают примеры последних лет, когда вместо непосредственного военного вмешательства используются миграционное давление, кибернападки, дестабилизация общества при помощи информационных операций или же при помощи нескольких таких средств сразу.

Исходя из этого, отрадно видеть, что в одобренной в четверг правительством программе развития гособороны с 2022 по 2031 год еще больше подчеркивается роль невоенных действий в национальной обороне. Программа ставит целью на следующее десятилетие развитие военных и невоенных возможностей, обеспечивающих готовность к сдерживанию и коллективной защите, формирующих сферу безопасности в подходящем для Эстонии направлении и гарантирующих способность государства реагировать на потенциальные угрозы. При этом в программе есть четкое различие в планировании развития военного и невоенного потенциала. Что касается развития военного потенциала, то в целом все ясно и есть договоренность о неизбежной необходимости стабильного финансирования.

Также договорились, что расходы на оборону должны быть не менее 2% от ВВП. Стабильное финансирование также является индикатором в программе развития гособороны. На практике это значит, что деятельность можно планировать с расчетом на десять лет. Это дает уверенность в развитии потенциала, и так от слов можно перейти к делу.

В то же время в программе прописана цель уделять больше внимания развитию невоенного потенциала. Стоит отметить, что в этом документе перечислены только те аспекты развития невоенного потенциала, которые необходимы для противодействия сценариям угроз в сфере гособороны, но в нем не обозначены какие-либо обычные действия, связанные с потребностями мирного времени. А по части финансирования мы почему-то руководствуемся принципом, что развитие невоенного потенциала финансируется только "в зависимости от возможностей госбюджета".

Что все это означает на практике? Развитие невоенных возможностей – это, например, укрепление киберзащиты, обеспечение в кризисной ситуации безопасной связи между ответственными учреждениями, защита населения и готовность людей к масштабной эвакуации, быстрая и эффективная организация кризисной коммуникации и укрепление погранохраны.

Речь идет о возможностях, без которых общество уязвимо. Цель ведь заключается в максимально раннем обнаружении угрозы и быстром и решительном реагировании на нее, чтобы предотвратить эскалацию. Для этого и нужно развивать невоенную часть, чтобы не допустить ущерб и не потерять ни одной человеческой жизни.

В прошлую программу развития гособороны невоенная часть была вписана, но в действительности ожидаемого развития не было. Почему? В отличие от военной части, в которой мы договорились, что расходы на оборону должны быть не менее 2% от ВВП (точнее, 2,31% от ВВП, или около 700 млн евро в год), на невоенную часть отводилось около 7 млн евро в год.

В новом периоде сейчас не предусмотрено финансирование ни одной деятельности, однако потребность составляет 34 млн евро в год. Это значит, что раз в документе прописаны цели, следует прийти к консенсусу и относительно финансирования. Если бы наряду с расходами на оборону на развитие невоенного потенциала выделялось не менее 0,1% от ВВП, то мы были бы более сильными на национальном уровне при решении различных кризисов.

Почему учреждения уже сейчас не тратят больше на государственную оборону, раз это такая приоритетная сфера? Прежде всего потому, что они обязаны ежедневно обеспечивать свои обычные услуги. Например, Департамент полиции и погранохраны должен гарантировать достаточное число патрулей для поддержания общественного порядка, Спасательный департамент должен направлять на место происшествия спасателей и обеспечивать им соответствующее снаряжение, а в больницах должны быть врачи и медсестры.

Если в случае обычных услуг нам не хватает средств из бюджета, то мы не можем экономить с целью развивать возможности, в отношении которых надеемся, что они нам никогда не пригодятся.

То, что бюджетные возможности сами по себе не возникают, хорошо показывает тот факт, что в 2019 году министерствами были представлены ходатайства о выделении средств на готовность к кризисам на общую сумму 100 млн евро, но, к сожалению, ни одно из них не было удовлетворено.

Раз в прошлый период мы не продвинулись с развитием невоенного потенциала, нам нужно действовать иначе в новый период. Наивно полагать, что наступят лучшие времена и появятся дополнительные деньги на развитие гособороны.

Здорово, что в цели программы добавлены формулировки "вкладывая больше прежнего в устранение ключевых пробелов во внутренней обороне" и "повысить стойкость государства и улучшить функционирование общества в различных кризисах, в том числе улучшив финансирование всесторонней гособороны", но мы знаем – что посеешь, то и пожнешь.

Помимо финансирования развития военного потенциала, нам нужно начать думать о средствах на невоенную часть. Только тогда мы сможем сказать, что у нас действительно всесторонняя государственная оборона. В кризис мы зависим друг от друга, и мы сильны настолько, насколько сильно наше самое слабое звено. Будем надеяться, что от слов перейдут к делу, а в новый период программы развития гособороны мы будем умнее и, следовательно, сильнее.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: