Маргит Мутсо: в Эстонии нет новых примеров удачной застройки береговых территорий

Porto Franco.
Porto Franco. Автор: Siim Lõvi /ERR

Мне как архитектору хотелось бы, чтобы потенциал города у моря или на реке использовали лучше, чем сейчас, или по крайней мере больше связывали береговую зону центра с городской застройкой, пишет Маргит Мутсо.

Недавно сообщили о завершении работы над законопроектом, призванным изменить правила застройки территорий вокруг водоемов.

Согласно действующему законодательству, строить ближе чем в 50-200 метрах от воды – это зависит от местоположения и водоема – можно лишь при получении согласия на сокращение зоны запрета на строительство во время составления общей или детальной планировки. Сначала разрешение необходимо получить в местном самоуправлении, затем у министра окружающей среды.

Законопроект предлагает приравнять нынешнее понятие зоны запрета на строительство к водоохранной зоне. Это значит, что вместо 50-200 метров речь будет идти о 10-20 метрах. Также предлагается передать исключительное право при решении вопросов относительно строительства на берегу или в прибрежной зоне местным самоуправлениям, то есть после вступления закона в силу к министру окружающей среды за разрешением обращаться не потребуется. Цель, как говорится в законопроекте, заключается в реорганизации охраны природных ценностей у водоемов и смягчении существующих ограничений права собственности.

Большая часть берегов и прибрежных территорий входит в европейскую сеть охраняемых зон Natura 2000, и государство ставило перед собой задачу сохранить число прибрежных природных территорий.

Как и ожидалось, законопроект сразу вызвал протест. Противники законопроекта опасаются, что со смягчением ограничений права собственности на берегах и в прибрежных зонах начнется строительный бум, в результате которого исчезнут места обитания птиц, животных и насекомых, окажутся перекрыты дороги и доступ людей к воде. Такой страх вовсе не беспочвенный.

В 2007 году Государственный контроль составил для Рийгикогу отчет о строительной деятельности на берегах и в прибрежных зонах. В нем отмечается, что природные ценности пляжей и побережья, а также другие общественные интересы недостаточно защищены от частных интересов и незаконного строительства. Кроме того, общественность недостаточно привлекают к планированию строений, а возведение зданий в таких зонах разрешается слишком легкомысленно. В отчете подчеркивается, что критерии сокращения зоны запрета на строительство применяются противоречиво и непрозрачно, надзор за детальными планировками со стороны уездных управ неэффективен, а во многих самоуправлениях нет компетентных чиновников.

Говоря простым языком: самоуправления не справляются с управлением прибрежными территориями. Коррупция при рассмотрении планировок цветет с момента восстановления независимости и, по всей видимости, это касается и береговых зон. Государство же возложенные на него обязательства не выполняет.

Разумно ли с учетом такой информации перекладывать всю ответственность на местные самоуправления и позволять им сокращать запретную зону? И да, и нет. Некоторые самоуправления к такому готовы, но в отношении большинства это пока неразумно.

В большинстве самоуправлений нет специалистов по планировкам. Архитекторы есть лишь в крупных городах, а в волостях сферой строительства, как правило, занимается чиновник низшего звена, у которого нет времени и ресурсов для углубления в тему. Чиновникам к тому же легко раздавать приказы или предлагать блага. Да, местные чиновники лучше осведомлены о происходящем в регионе, чем государственные, но в целом это не всегда означает правильность выбора.

Другими словами, в городе, в котором есть компетентная команда, городской архитектор и специалисты по окружающей среде, где определены охранные зоны, утверждены детальные планировки, можно надеяться, что процесс планирования достаточно открытый. В таких городах уменьшить бюрократию можно. И сокращение охранной зоны в городе кажется разумным.

Мне как архитектору хотелось бы, чтобы потенциал города у моря или на реке использовали лучше, чем сейчас, или по крайней мере больше связывали береговую зону центра с городской застройкой. Пустой променад не привлекает, приятно, когда вокруг что-то происходит, работают кафе, учреждения культуры и предоставляются услуги. Сколько сейчас в Таллинне кафе с видом на море? Наверно, ненамного больше, чем в советское время?

К сожалению, у нас нет новых свежих примеров удачной застройки прибрежных территорий. Лучше всего это удается в районах, в которых реновировали старые здания, придав им новый вид, например, квартал Ноблесснера в Таллинне. Весьма симпатичен также район новостроек в Копли, где плотно окаймленные домами улицы ведут прям к морю. При этом, гигантская застройка Porto Franco у Адмиралтейского бассейна, через которую проходит всего пара улиц, явно отражает интересы застройщика.

Непонятно также здание ИТ-агентства Европейского союза на побережье в Таллинне. Зачем планировать государственное учреждение с таким уровнем защиты и окруженное изгородью в подобном месте? Разве нет других территорий? Новая застройка на берегу Эмайыги в Тарту также не вызывает радости – модернистская открытая планировка с огромными парковками вокруг больших домов не создают ощущения уютного городского пространства. Больше связанности и меньше высоты, больше коммерческих площадей на первом уровне – вот чего хочется в прибрежной зоне. Многие города построены у водоемов, и на их примере стоит поучиться.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: