Маргит Рюйтельманн: твоя пустая упаковка из-под молока касается нас всех

Маргит Рюйтельманн.
Маргит Рюйтельманн. Автор: Частный архив

Не следует думать, что все, что мы выдумываем, проектируем, производим и покупаем, может быть вторично использовано, но чем проще изготовлен упаковочный материал и чем легче его направить на переработку, тем большая часть упаковки будет использоваться вторично, пишет Маргит Рюйтельманн.

Сотрудничество. Это слово значит очень много, но при его постоянном использовании его значение девальвируется, а само понятие становится лишенным смысла пустым звуком. Говоря об экономике замкнутого цикла, из слова "замкнутость" нам следует осознать, что части цикла не могут функционировать без соединений. Тогда это будет не сплошная замкнутая линия, а пунктир.

У экономики замкнутого цикла есть немало сильных пропагандистов. Представленная в виде круга модель экономики хорошо выглядит на бумаге, а ее содержание звучит как единственно правильное в рамках зеленого перехода. Однако при моделировании нельзя забывать о реальности: нам следует учитывать свою нынешнюю экономику и производство.

В контексте тары или упаковки, которая наконец стала актуальной темой, "переход на экономику замкнутого цикла" сейчас означает, что у нас есть огромное количество упаковок из самых разных материалов и самой разной формы, при проектировании, производстве и продаже которой по очень многим причинам фактически не учитывается переход на экономику замкнутого цикла.

Проблема номер один: состав упаковки

Уже при создании той или иной упаковки важно подумать, из чего она будет сделана, чтобы такую упаковку, - возьмем для примера всевозможную пластиковую тару, с которой больше всего проблем, - можно было направить на переработку, т.е. заново использовать упаковочный материал для производства чего-то еще.

При нынешнем уровне знаний и технологий невозможно вторично использовать все изобретенные учеными и проектировщиками материалы и их смеси.

Первым препятствием здесь, как несложно заметить, становится использование в упаковке неоднородных, композитных материалов. Давайте достанем из холодильника первый попавшийся продукт и попробуем разобраться, из каких материалов состоит его упаковка.

Однородные материалы, такие как однородная пластмасса, стекло, картон, алюминий и т.д., пользуются спросом. Необходимые экономические рычаги здесь можно задействовать с помощью налоговой политики, т.е. предоставив налоговые льготы на вторичное использование собираемых по отдельным видам мономатериалов.

Занимающиеся утилизацией использованной упаковки предприятия не заинтересованы в ее сжигании. Как правило, за вторично используемый материал можно получить деньги, а за сжигание нужно доплачивать. Поэтому использованная упаковка сжигается на Ируской теплоэлектростанции не потому, что это разумно, а прежде всего потому, что такие материалы невозможно использовать вторично.

Хотя из использованного пакета из-под молока нельзя сделать новую молочную упаковку, ее можно переработать в пластик, обозначаемый LDPE (полиэтилен низкой плотности). Такой пластик можно превратить в гранулы при условии, что материал чистый и не содержит жира, который засоряет оборудование.

В частности, из переработанного пластика можно очень успешно изготавливать новую пищевую упаковку; это делается в большом объеме с давних пор. Так, компания Veolia в свое время запатентовала технологию, позволяющую убрать с пластика загрязненный слой и получить тем самым сырье, которое разрешено использовать в пищевой промышленности.

Картонную (тетра-) упаковку из-под молока можно использовать для производства новой картонной упаковки после растворения использованной упаковки на различные материалы. Тетра-упаковку также можно полностью использовать для производства ориентированно-стружечных плит (OSB), применяемых как строительный материал. Поблизости к Эстонии такого завода пока нет, но в других регионах мира они уже существуют.

Однако упаковки часто делают из нескольких разных материалов, при этом на самой упаковке не ставят маркировку о том, из каких материалов она сделана. А если такая маркировка есть, то она нередко ложная. Например, на упаковке может быть указано PP (полипропилен), а на самом деле она содержит и другие материалы. В таком случае мало толку от промышленной сортировки упаковки или расположенном поблизости заводе по ее переработке. Здесь полностью действует старая поговорка: "результат работы зависит от материала заказчика".

Отсутствие в Эстонии завода по переработке использованной упаковки не является проблемой, потому что большая часть упаковки поступает в оборот в крупных странах. Небольшой размер Эстонии ставит для нас определенные ограничения: у нас не хватило бы сырья для таких заводов. А импорт такого сырья имеет очень ненадежные перспективы, потому что с большой вероятностью эти материалы в первую очередь будут отправлять на более мощные заводы на крупных рынках.

Возможности промышленной сортировки упаковочных отходов в Эстонии есть у компаний Eesti Keskkonnateenused и Ragn-Sells, на свалке в Вяэтса, в Пайкре и у ряда других предприятий. При этом разница в эффективности ручной и машинной сортировки при нынешних объемах несущественная; это лишь малая толика общего объема отходов.

Львиная доля отходов скрывается в домохозяйствах: мы не получаем отсортированная упаковку. Бытовые отходы по-прежнему на 32% состоят из упаковки. Если бы из них отсортировывались по видам материалы с возможностью переработки, то мы уже добились бы хорошего роста. Когда количество поступающей на сортировку упаковки достигнет уровня, при котором потребуется увеличить мощности машинной сортировки, то это будет сделано. Объемы сбора упаковки по ее различным видам растут, и в будущем обязательно появятся дополнительные технологии, позволяющие упростить извлечение из нее вторично используемых материалов.

Ситуация плохая, но это значит, что ее можно только улучшить

Имеет смысл собирать по отдельности все виды материалов. Например, стекло можно перерабатывать полностью, как и картон с бумагой (если они не покрыты полиэтиленовой пленкой и не очень загрязнены), а также сталь и алюминий. Из пластика в переработку идут все коробки, бутылки, стаканчики и полиэтиленовые пакеты, изготовленные из однородных материалов.

Мы считаем, что большую ответственность за улучшение этого процесса должны нести местные самоуправления, как единица административного управления, находящаяся ближе всего к людям. Самоуправления организуют сбор и утилизацию отходов домохозяйств с 2005 года. До настоящего времени их прежде всего интересовало, чтобы сбор и утилизация отходов стоили как можно меньше. Однако в последнее время самоуправления также начали обращать больше внимания на сбор отходов по отдельным видам, и в этой сфере виден целый ряд улучшений.

Занимающиеся переработкой отходов организации могут по своему опыту подтвердить, что ставку надо делать на создание сети сбора отходов, удобной для потребителя: публичные контейнеры рядом с жилыми домами и, по возможности, сбор отходов у жилых домов.

Проблема многих европейских государств, в том числе Эстонии, заключается в том, что составляемые местными самоуправлениями условия конкурсов по поиску подрядчика на вывоз мусора не допускают туда частные компании, из-за чего они не делают инвестиций и не занимаются инновациями.

Поэтому решение проблемы кроется в двух изменениях. Во-первых, производители должны радикально изменить технологии изготовления упаковочных материалов (простым примером здесь является алюминий, с вторичным использованием которого нет никаких проблем), т.е. упаковка должна по возможности изготавливаться из однородного материала. Во-вторых, надо повысить качество раздельного сбора отходов, т.е. организовать такой сбор как можно ближе к месту возникновения отходов. Тогда доля перерабатываемых отходов в любом случае увеличится, на что указывает и исследование Всемирного банка.

Понятно, что производителям не нравится, когда государство регулирует упаковочные материалы или их состав, но более хорошей альтернативы этому сейчас нет. Если цель заключается в том, чтобы упаковка шла на вторичное использование, то решающее значение здесь имеет ее состав и технология изготовления, а также то, насколько удобно организован раздельный сбор отходов. В более прогрессивных странах, таких как Швеция и Япония, для раздельного сбора отходов используется до 20(!) контейнеров, каждый из которых предназначен для определенного вида отходов.

Несуразицы в упаковочной технологии также злят и потребителей: в некоторых продуктах масса упаковки больше массы продукта (продукты в нарезке в вакуумной упаковке, маленькие стаканчики с питьевым йогуртом и т.п.). Иногда в упаковке продаются товары, с которыми ничего не случилось бы и без упаковки (носки) или которые заключены, так сказать, в натуральную упаковку (например, бананы). Хотя некоторые производители внесли определенные изменения в свою упаковочную политику, они в основном остаются косметическими. А безупаковочные продукты и магазины пока занимают на рынке лишь очень маленькую нишу.

Ключ к вторичной переработке материалов лежит в сотрудничестве производителей упаковки и продуктов питания, утилизаторов отходов, местного самоуправления и государства (включая потребителей). Мы все должны прилагать усилия, чтобы пунктир превратился в замкнутую линию, обеспечив защиту своей окружающей среды и здоровья. Производителям, инвестируя в новые продукты и производственные линии, следует ориентироваться на материалы, которые можно вторично использовать.

Кроме того, большую роль играет информированность разработчиков продукции и желание повышать информированность потребителей. В частности, это может быть инструкция на картонной упаковке, как ее можно компактно сложить или какие части перед этим оторвать и по какой причине. А для более прогрессивных сортировщиков можно указывать и правильные коды материалов.

Не следует думать, что все, что мы выдумываем, проектируем, производим и покупаем, может быть вторично использовано. При принятии решений надо пользоваться достижениями науки, практическим опытом и здравым смыслом. Чем проще изготовлен упаковочный материал и чем легче его направить на переработку, тем большая часть упаковки будет использоваться вторично.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: