Харри Тийдо: суждено ли России быть авторитарной?

Харри Тийдо.
Харри Тийдо. Автор: Ken Mürk / ERR

На фоне войны против Украины снова встал вопрос о так сказать историческом предназначении России. Суждено ли ей быть вечным агрессором и совершенно ли чужда демократия народу России, в эфире Vikerraadio проанализировал журналист Харри Тийдо.

Я десятилетиями читаю статьи о России, поэтому настроен пессимистично. Кажется, что русскому человеку очень подходит строгий, но при этом гарантирующий некоторые спокойствие и стабильность режим.

На это указывают исследования общественного мнения, согласно которым люди больше всего хотели бы вернуться в брежневскую эпоху. Стагнация, бедность, но стабильность. Причем готовность или даже стремление к авторитарному режиму проявлялось в периоды, которые мы привыкли считать началом демократизации.

Профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге и университета Хельсинки Владимир Гельман в вышедшей в начале года книге вспоминает свои рабочие интервью с Анатолием Собчаком. Когда Гельман сказал Собчаку, что его представление об управлении городом является копией советской системы управления, Собчак ответил: "теперь мы у власти, и это и есть демократия".

Книга называется "Авторитарная Россия. Бегство от свободы, или Почему у нас не приживается демократия" (2022). Еще один интересный момент: секретарем Собчака в то время был некий Дмитрий Медведев, который, по словам Гельмана, так и остался секретарем в приемной. Хотя Медведев даже не образец авторитарного режима, он скорее никто.

Деля мир авторитарных режимов, Гельман считает, что Россия принадлежит к осколку персонифицированных автократий в Восточной Европе и на постсоветском пространстве. Это значит, что власть находится в руках одного лидера и его окружения. Для таких режимов риски исходят не столько от подконтрольных масс, сколько от элиты, которая может воспользоваться дворцовыми переворотами и чем-то подобным для устранения такого лидера.

Согласно исследованиям, после Второй мировой войны в 70% случаев причиной крушения авторитарных режимов были конфликты внутри элиты. Конечно, это дает известную надежду, что терпящая экономические убытки российская элита попытается что-то организовать.

В последнее время автократия в целом находится на подъеме, тогда как развитие демократии было со знаком минус. Споры о демократии ведутся десятилетиями. Критики демократии справедливо замечают, что свободные выборы не всегда дают хороший результат.

Это можно увидеть и в Эстонии. Некоторые государства распространили мнение, что мудрый и справедливый автократ лучше избранных демократическим путем правителей. Защитники демократии в ответ заявляют, что оптимальная организация общества не всегда означает приход к власти лучших политиков. А лишь то, что власть не дают худшим.

Демократия не гарантирует, что люди будут жить лучше. Демократия лишь снижает риски, что люди начнут страдать от самоуправства в условиях коррумпированной автократии.

В случае России мнения делятся на три категории:

  • Пессимисты склонны искать причины в российской истории и культуре. Политическая система России рассматривается как хронический хаос.
  • Оптимисты изучают рост и развитие экономики и расценивают автократию как временное явление в постсоветской среде.
  • Реалисты же сосредоточены на политических процессах, интересах стратегических деятелей и планах в борьбе за власть. В их представлении российская политика – это борьба жадных до прибыли циничных сил, а авторитаризм на самом деле является результатом осознанной деятельности.

В широко распространенном представлении среднестатистический россиянин является сторонником "сильной руки", он равнодушен к политическим и гражданским правам, враждебно настроен к частной собственности и всегда готов променять свободу на дешевую колбасу и сохранить рутину. Все попытки навязать России демократию были обречены на провал.

С учетом войны против Украины можно предположить, что продолжавшийся с конца прошлого столетия по сей день упадок демократических сил и подъем автократических сил могут получить новое направление развития. То есть демократии могут снова начать расцветать, поскольку автократии продемонстрировали свою милитаристскую сущность.

Также не стоит забывать, что привлекательность демократий основывалась на высоком уровне развития. В этом плане, например, России нечего предложить, поскольку в рейтинге бедных развивающихся стран она занимает средние позиции.

По мнению Гельмана, беда России заключается в том, что массовое политическое участие в политике никакой существенной роли не сыграло. Общественные протесты локализуются на местном уровне.

Во-вторых, в России не появилось каких-либо общественных договоренностей, как например, "Круглый стол" в Польше в свое время. Новые политические лидеры не заинтересованы в компромиссах. Борьба с нулевой суммой. И, в-третьих, международное влияние на политические процессы в России было незначительным. К сожалению, таким оно и остается.

Возможно, в конечном счете нынешний российский авторитаризм был основан в 1990-х годах и сформировался и консолидировался в течение двух последующих десятилетий. Стал очевидным печальный факт, что российские правящие группировки управляют страной с целью основательно и долго ее грабить.

И так продолжается по сей день. Осталось лишь спросить, готовы нагребшие миллиарды деятели ради спасения хотя бы части своих средств финансировать дворцовый переворот? И что случилось бы после этого?
В случае России я почему-то не рассчитывал бы на демократию. Но я готов ошибиться.

Редактор: Евгения Зыбина

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: