Мать, оставившую ребенка без лечения, приговорили к восьми годам тюрьмы

Здание Государственного суда.
Здание Государственного суда. Автор: Riigikohus

В четверг Государственный суд оставил в силе решение Харьюского уездного суда, приговорившего к восьми годам лишения свободы мать, которая, несмотря на многократные предупреждения врача, оставила дочь без своевременного лечения, в результате чего ребенок скончался.

В семье подсудимой воспитывалась приемная дочь 2004 года рождения, имевшая врожденную ВИЧ-инфекцию. В июне 2014 года лечащий врач сообщил матери, что иммунитет ребенка ослаб до опасного для жизни состояния и необходимо начать противовирусное лечение. Несмотря на неоднократные напоминания врача, в течение следующих трех лет обвиняемая не оказывала ребенку медицинской помощи и не давала согласия на начало лечения.

Противовирусное лечение было начато только после значительного ухудшения состояния здоровья ребенка в начале 2018 года, но было уже поздно, и ребенок умер в марте того же года в результате тяжелого заболевания, которое усугубилось выраженным иммунодефицитом.

Харьюский уездный суд признал мать виновной в умышленном причинении своим бездействием серьезного вреда здоровью своего ребенка, повлекшему за собой его смерть, и приговорил ее к восьми годам тюремного заключения. Таллиннский окружной суд отменил приговор, признав нерадивую мать виновной в причинении смерти по неосторожности, и приговорил ее к условному тюремному заключению.

Условный срок превратился в реальный

В четверг Криминальная коллегия Государственного суда отменила решение окружного суда, оставив в силе решение уездного суда. Главный вопрос при определении судом степени тяжести преступления заключался в том, причинила ли обвиняемая тяжкий вред здоровью ребенка умышленно или по неосторожности, точнее, по легкомысленности, констатировал Верховный суд.

По оценке окружного суда, мать исходила из того, что она не менее компетентна в лечении ребенка, чем лечащий врач, специализирующийся на ВИЧ. По мнению суда, женщина взяла лечение ребенка полностью на себя и принимала решения только исходя из собственных представлений. Госсуд констатировал, что такое поведение схоже с оказанием медицинских услуг, которое, однако, предполагает наличие специальных навыков, знаний и определенного качества. Если такие действия приводят к причинению вреда здоровью, есть основания подозревать косвенный умысел.

Уездный и окружной суды установили, что мать узнала о критическом ухудшении состояния дочери не позднее ранней весны 2017 года, когда после почти трехлетнего уклонения от оказания девочке медицинской помощи она наконец показала ребенка врачу-специалисту. После этого, в течение той же весны, врач неоднократно и настоятельно предлагал женщине немедленно начать противовирусное лечение девочки. Обвиняемая также была осведомлена, что без лечения ВИЧ-инфекция может вызвать развитие синдрома иммунодефицита (СПИДа), который, в свою очередь, может привести к летальному исходу. На основании этого суды пришли к выводу, что обвиняемая осознавала опасность своего бездействия для здоровья и жизни ребенка.

По мнению Госсуда, несмотря на осознание опасности, человек может в некоторых случаях легкомысленно надеяться на то, что тяжких последствий удастся избежать. Однако такая надежда должна быть серьезной и основываться на конкретных разумных фактах. Но в данном случае, по оценке суда, ни о чем подобном не могло быть и речи.

Судебная коллегия не согласилась с выводом окружного суда о том, что состояние здоровья ребенка внешне могло казаться удовлетворительным, поскольку это противоречит исследованным доказательствам по делу. Физическое истощение ребенка было очевидным уже в начале 2017 года, когда на это обратили внимание даже посторонние, отметившие усиливающуюся бледность, усталость и слабость девочки. Она больше не могла ходить в школу. На это было указано матери, но она игнорировала тревожные сигналы и лгала, что ребенок получает необходимое лечение.

Верховный суд установил, что такие упомянутые окружным судом обстоятельства, как игнорирование проблем ребенка со здоровьем, и установка на то, что "надежда умирает последней", определенно не являются обстоятельствами, на которых может основываться разумная, серьезная и юридически приемлемая надежда на возможность избежать тяжких последствий.

Коллегия констатировала, что не позднее 21 марта 2017 года, когда обвиняемая после трех лет уклонения от оказания ребенку медпомощи, наконец, обратилась с ним к врачу-специалисту, ей стало ясно, что альтернативные методы лечения, которые она якобы применяла, не были эффективны. Анализы крови показали, что иммунная система ребенка практически полностью разрушена.

"На что бы ни ссылалась обвиняемая - будь то религиозные практики, правильное питание, вера в целительное воздействие положительной среды и т.п. - к началу весны 2017 года ей должно было быть однозначно ясно, что все эти меры бесполезны для спасения жизни и здоровья ребенка", - заключил Госсуд.

Редактор: Сергей Муйжниекс

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: