Евгения Волохонская: всегда проще приезжать в страну, где ты не окажешься потерянным

Фото: ERR

В течение последних двух недель в эстонских СМИ не утихают споры на тему возможностей обучения детей военных беженцев. Своими мыслями на эту тему поделилась и журналист ERR Евгения Волохонская.

Война на территории Украины идет уже месяц, поток беженцев устремился в Европу. Некоторые выбирают себе в качестве пристанища Эстонию. Военные беженцы - в основном женщины и дети, поэтому вопрос образования стоит достаточно остро. Тем более, что никто не знает насколько затянется война и как долго им предстоит жить на чужбине.

Первичная рекомендация наших властей - направлять детей беженцев в школы с эстонским языком обучения, кажется, столкнулась с целым рядом препятствий. Невзирая на то, что у нас сегодня уже есть опыт обучения украинских детей в школах, где преподавание ведется на эстонском, возникает вопрос: а стоит ли овчинка выделки?

Нет, естественно, если цель интегрировать детей в наше общество - лучшего варианта и не придумаешь. Но ведь большинство беженцев, по крайней мере те, с которыми мне удалось пообщаться, очень хотят вернуться домой. То есть останутся у нас только на тот период, пока на их родине идут военные действия. А это означает, что в долгосрочной перспективе - давайте будем честными - эстонский язык им не нужен.

Более того, можно предположить, что многие прибывающие в Эстонию беженцы - русскоязычные украинцы или те, кто владеет русским языком. И Эстонию они выбирают именно потому, что здесь есть возможность говорить на русском, а это всегда проще - приезжать в страну, где ты не окажешься потерянным хотя бы в языковом смысле. Так почему бы не школа с русским языком обучения? Многие, как я понимаю, хотят учиться на русском. И это тоже своего рода интеграция в эстонское общество. Ведь местная русскоязычная община, особенно, если говорить про Таллинн, вполне себе интегрирована.

Однако тут возникает одно большое "но". Я противник демонизации русской школы в Эстонии, но когда читаешь комментарии в разных интернет-сообществах, в которых пишут "наши дорогие русскоязычные соотечественники", берет оторопь - здесь и нетерпимость, и ксенофобия и вот это вечное "все не так однозначно". И дети этих комментаторов тоже ходят в школы. Дети, как известно, копируют родителей и, понятно, что риск конфликтов, даже не на национальной, а на мировоззренческой почве, в русскоязычной школе выше, чем в эстоноязычной.

Поэтому разговоры о создании украинской школы в Эстонии не кажутся мне чем-то из ряда вон выходящим. Естественно, такая школа нужна именно тем, кто хочет впоследствии вернуться домой. Но с другой стороны, не будет ли создание такой школы своего рода сегрегацией, когда дети беженцев окажутся просто отрезанными от нашего общества, они не смогут заводить так необходимые им сейчас социальные контакты, находить друзей и приятелей среди местного населения?

В общем, пока, как мне кажется, единственно верного решения не существует, да и должно ли оно быть универсальным? Ведь и мы тоже все очень разные. Главное, оставаться людьми и понимать - эти люди бегут к нам не от хорошей жизни, они спасают жизни своих детей от войны. Давайте помнить об этом.

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: