Кейт Каземетс: кризис в Украине показывает, что политика Европы в отношении беженцев работает

Кейт Каземетс.
Кейт Каземетс. Автор: Priit Mürk/ERR

Начатая Россией война и геноцид в Украине привели к крупнейшему за последние 30 лет миграционному кризису. Оказание помощи огромному количеству людей в короткие сроки является очень сложной задачей, но Европа с этим хорошо справляется, считает Кейт Каземетс.

В течение шести недель от войны бежали 4,6 млн человек, четыре миллиона из которых нашли убежище в странах Европейского союза. Это в 2,5 раза больше, чем во время войны в Ираке в 1990 году. В 2013 году, во время пика войны в Сирии, страну покинуло около двух миллионов человек. В период конституционного кризиса в Венесуэле в 2018 году из страны уехало тоже около двух миллионов человек.

Из-за кровавых деяний диктатора Башара Хафеза аль-Асада из Сирии бежали 8,7 млн человек, но это общее количество за семь лет. Большая часть военных беженцев из Сирии, Венесуэлы и Афганистана поселилась в близлежащих странах, то есть не в Европе.

Учитывая количество украинских беженцев и короткий период времени, можно сказать, что Европа сейчас столкнулась с самым крупным миграционным кризисом.

Особенно большая нагрузка пришлась на соседние страны. Численность населения Варшавы увеличилась аж на 20%, в Румынию прибыло более 700 000, в Венгрию - более 400 000 и в Словакию - более 300 000 человек. Численность населения соседствующих с Украиной стран выросла на 3-5%. В Эстонию также прибыло большое количество беженцев - относительное число от общей численности населения сравнимо с показателями соседей Украины (2%)

Оказание помощи военным беженцам в течение такого короткого периода времени - задача крайне сложная. Люди нуждаются в жилье, еде, медицинской помощи, образовании.

Эстоноземельцы помогают украинцам мебелью, одеждой, игрушками, оказывают финансовую помощь и помогают с жильем. Важную роль также играет вклад государства и то, насколько быстро удается обеспечить доступ к необходимым услугам.

Как правило, прием военных беженцев занимает по меньшей мере полгода. Беженцам нужно подать ходатайство об убежище, которое рассматривается четыре месяца. В течение этого времени они не могут ходить на работу и пользоваться государственными услугами.

При большом количестве людей времени на рассмотрение ходатайств уходит больше, и в течение этого времени люди живут в центрах приема беженцев.

Многие прибывшие сюда украинцы уже устроились на работу и нашли себе жилье. Их дети ходят в школы и детские сады, а государство выплачивает социальное пособие.

Быстрой реакции способствовало принятие странами ЕС по предложению Европейской комиссии Директивы о временной защите. Механизмы временной защиты позволяют Евросоюзу оперативно регулировать поток военных беженцев, предоставляя им вид на жительство, жилье, доступ к медицинским услугам, образованию, социальным и банковским услугам.

Временная защита отличается от процесса ходатайства об убежище еще и тем, что в этом случае не действует так называемое "Дублинское правило" (в соответствии с этим правилом ходатайство нужно подавать в первой стране, в которую человек въезжает). Беженцы сами могут выбирать страну, в которой ходатайствовать о виде на жительство и находится в другой стране ЕС в течение срока до 90 дней в течение 180-дневного периода.

По этой причине многие беженцы приезжают в Эстонию, минуя подачу ходатайства об убежище в Польше или Словакии, и начинают здесь новую жизнь. Директива обеспечивает защиту сроком от одного до трех лет.

Принятая в 2001 году после войны в Югославии директива ранее никогда, даже во время масштабного миграционного кризиса 2015 года, не использовалась. Поэтому многие считали, что использовать ее невозможно. Предложения Италии и Мальты во время предыдущих миграционных кризисов были отклонены, поскольку необходимые требования не были выполнены.

Для принятия директивы необходимо квалифицированное большинство голосов, достичь которого в условиях, когда крупное миграционное давление затрагивает единичные страны, казалось невозможным.

Предлагая в 2020 году новый пакет миграционного соглашения, комиссия заключила, что директива о временной защите не работает и от нее нужно отказаться. Однако, война России против Украины показала, что в сложных ситуациях принятая несколько десятилетий назад директива работает очень даже хорошо.

Нерешенным остается еще ряд общеевропейских вопросов.
Во-первых, финансирование. Комиссия сказала, что принимающим беженцев странам будет выделена помощь из бюджета ЕС. Когда и на что конкретно, еще обсуждается.

Во-вторых, улучшение сотрудничества между странами. Некоторые страны из-за большого наплыва беженцев столкнулись с проблемами с их приемом и размещением. Сейчас пытаются создать межгосударственную платформу, на которой размещалась бы информация о транспорте и возможностях размещения в других странах. Такой платформой могли бы воспользоваться люди, которые еще ни в одной стране не ходатайствовали о временной защите.

И самый важный вопрос затрагивает долгосрочную перспективу. Что станет с прибывшими в Европейский союз украинцами после окончания срока действия временной защиты? Конечно, это во многом зависит от ситуации в Украине. Кто-то вернется домой, а для кого-то новым домом станет одна из стран ЕС, в том числе Эстония.

Опыт последних месяцев показывает, что большая реформа миграционной политики может и вовсе не нужна. Работает и нынешняя миграционная политика, когда Европа справляется с массовым потоком беженцев быстро и эффективно.

Кейт Каземетс является политологом, который в период с 2016 по 2022 годы был руководителем представительства Еврокомиссии в Эстонии.

Редактор: Ирина Догатко

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: