Мадис Мюллер: время отрицательных процентных ставок в еврозоне закончилось

Мадис Мюллер.
Мадис Мюллер. Автор: Siim Lõvi/ERR

Чрезмерно быстрый рост цен подобен особенно коварному налогу, препятствующему нормальному функционированию экономики, за который не голосовал ни один избиратель или политик. Это следует осознавать и всем тем, кто формулирует политику в Эстонии, пишет президент Банка Эстонии Мадис Мюллер.

Поскольку краткосрочные перспективы роста цен явно хуже, чем в начале июня, мы на заседании Совета Европейского центрального банка (ЕЦБ) приняли в четверг решение повысить процентные ставки ЕЦБ на 0,5 процентного пункта. Цель этого шага - вернуть темпы роста цен в еврозоне в двухлетней перспективе к уровню около 2% в год.

Направление политики центрального банка начало меняться еще раньше, когда мы перестали покупать дополнительные облигации, или, говоря простым языком, печатать деньги. На этом фоне процентные ставки на кредитном рынке растут с начала года. Важная процентная ставка для эстонских заемщиков, - [европейская межбанковская ставка предложения] Euribor за 6 месяцев, - уже достигла 0,6%. Напомним, что Euribor годами имела отрицательные значения и еще в конце прошлого года составляла -0,5%. Теперь же в прошлое ушли и отрицательные процентные ставки центрального банка, что является важным шагом в так называемой нормализации денежной политики еврозоны.

Другим важным решением Совета Европейского центрального банка стало утверждение нового инструмента денежной политики (англ. Transmission Protection Instrument или TPI), который помогает обеспечить ситуацию, при которой решения центрального банка, касающиеся условий кредитования, будут единообразно переноситься на экономику всех страны еврозоны.

Это дает центральному банку возможность дополнительно вмешиваться в рынки облигаций в ситуации, когда, вне зависимости от экономической ситуации в той или иной стране, среди инвесторов возникает необоснованная паника и резко растут процентные ставки.

Наличие этой дополнительной меры является полезным дополнением к "инструментарию" центрального банка. Это улучшает предпосылки того, что денежная политика будет действительно работать одинаково во всех 19 странах еврозоны, а центральный банк достигнет своей цели, т.е. достаточно низкой, близкой к двум процентам, инфляции в еврозоне в течение двух-трех лет.

Средний рост цен в зоне евро, достигший в июне 8,6%, снова оказался более быстрым, чем прогнозировалось. Как и в Эстонии, почти половину общего роста цен в еврозоне дает рост цен на энергоресурсы. Хотя цена на нефть в последнее время упала, очень волатильные цены на газ в Европе снова резко пошли вверх с середины июня. Однако, помимо цен на энергоресурсы и продукты питания, все больший вклад в инфляцию вносят цены на различные другие товары и услуги.

При интерпретации решений центробанка важно понимать две вещи. Во-первых, центральному банку очень трудно сдерживать быстрый рост цен, вызванный значительными сбоями в предложении определенных услуг или продуктов. В эту категорию входят и подорожание газа по геополитическим причинам, и рост цен из-за проблем в цепочках поставок.

Во-вторых, центральный банк не может очень быстро замедлить рост цен с помощью более высоких процентных ставок, по крайней мере, не вызвав при этом глубокого спада в экономике. Однако важно, чтобы центральный банк достаточно быстро реагировал на изменившуюся экономическую ситуацию и вовремя корректировал свою политику в случае постоянного ценового давления. Это то, что мы уже сделали в Совете Европейского центрального банка за последние шесть месяцев, сначала прекратив покупку облигаций, а теперь резко повысив процентные ставки.

Дальнейшие шаги центробанка будут зависеть от новых данных и прогнозов. Мы понимаем, что эти решения предположительно приведут к замедлению экономического роста из-за подорожавших кредитов и, к сожалению, к не созданным, а иногда и потерянным рабочим местам, но последствия слишком быстрого постоянного роста цен были бы еще хуже.

В то же время важно понимать, что даже после последних решений центрального банка процентные ставки продолжают оставаться благоприятными для заемщиков в исторической перспективе, особенно если посмотреть на т.н. реальные процентные ставки с поправкой на инфляцию.

Чрезмерно быстрый рост цен подобен особенно коварному налогу, препятствующему нормальному функционированию экономики, за который не голосовал ни один избиратель или политик. В то же время это в основном регрессивный налог, который в относительно большей степени платят люди с более низкими доходами, потому что именно они больше всего страдают от роста цен.

Это следует осознавать и всем эстонским политикам, тем более что вступившее недавно в должность новое правительство заявило, что нынешняя коалиция не будет повышать налоги.

Центральный банк вносит свой вклад в замедление роста цен, но для того, чтобы взять под контроль самый быстрый в еврозоне рост цен (инфляция в Эстонии в июне составила 21,9% - ред.), важно, чтобы бюджетная политика следовала в том же русле. Конечно, сейчас необходимо поддерживать наиболее экономически незащищенные слои населения, чтобы они могли справиться с высокими ценами на энергоресурсы, но также стоит проследить за тем, чтобы правительство слишком масштабными государственными расходами не давало дополнительный импульс росту цен, вводя тем самым как бы случайно дополнительный "инфляционный налог".

Комментарий Мадис Мюллера был первоначально опубликован в блоге Банка Эстонии.

Редактор: Андрей Крашевский

Hea lugeja, näeme et kasutate vanemat brauseri versiooni või vähelevinud brauserit.

Parema ja terviklikuma kasutajakogemuse tagamiseks soovitame alla laadida uusim versioon mõnest meie toetatud brauserist: